Из приложения к газете 'Turun Sanomat' - "Treffi"

Тридцать лет назад у руководства 'Юлеисрадио' (финская телерадиовещательная компания - прим. переводчика) родилась идея радиопрограммы, в которой давались ответы на вопросы финнов о повседневной жизни советских граждан. Йоуни Мюкканен пригласил журналистку Леену Пакканен ведущей программы '15 минут у соседа'.

Работавшая в программе 'Сегодня вечером' Пакканен колебалась, стоит ли принимать участие в программе, тематика которой была ей незнакома. Кроме того, мама предостерегала ее 'не впутываться в это дело, а то рюсся заберет'. ("Рюсся" - презрительное название русских у финнов, примерно как "москаль" у украинцев или "чухонец" по отношению к финну в России. Говоря про 'рюссю', мать Леены Пакканен имела в виду, что ее дочь может оказаться втянутой в советскую пропагандистскую систему, а то вообще попасть в милицию или в лагерь - прим. переводчика)

Мюкканен заверил, что незнание языка и недостаток опыта не являются препятствием. Задачей Пааканен и Пентти Кемппайнена было принимать письма слушателей. Информационное агентство АПН писало ответы.

- Очень скоро стало ясно, что из этой затеи ничего не выйдет. Большую часть ответов выбрасывали в мусорную корзину. Вопросы начали повторяться.

Реакция на программу была, однако, положительной.

- На совете 'Юлеисрадио' по программной политике в ходе голосования 11-ю голосами против 10-ти было решено, что '15 минут у соседа' - хорошая программа. Ее закрытие, вероятно, сочли бы большим оскорбление в адрес АПН.

В СССР жили симпатичные люди

О положении в соседней восточной стране начали все же сообщать, используя более достойную концепцию. Новая программа 'У соседа' представляла различные советские республики.

Пакканен и Кемппайнен совершали трехнедельные поездки, во время которых собирали материал для программ в стиле путевых очерков 70-х годов.

Они побывали во многих местах, куда невозможно было попасть туристам.

- Это была совсем другая страна, и не обязательно - в негативном смысле.

Советский Союз был неизвестным гигантским государством за железным занавесом. Там Пакканен встретила симпатичных людей, которые должны были жить в этой стране.

- Я помню, что находилась иногда на грани полного смятения чувств. В конце концов, это было очень тяжело морально.

В программе невозможно было рассказать правду

Вопросам уделялось очень большое внимание. Переводчик из АПН мог отказаться переводить какие-то вопросы.

- Мы с Пентти начали учить русский, чтобы понимать хотя бы что-то.

Если бы информацию и ответы на вопросы можно было бы получать самостоятельно, журналисты сами занимались бы этим.

- Когда мы спрашивали о размерах налогов или зарплаты в СССР, то цифры невозможно было сравнить с финскими реалиями. Нам, журналистам, стоило бы привлекать в помощь советских экспертов, а не сотрудничать с пропагандистским агентством, каким было АПН.

- Если бы я была более опытным журналистом, то отказалась бы от задания. Но я была девчонкой, и тогда и речи не могло быть о том, чтобы апеллировать к журналистским этическим нормам, когда речь шла о Советском Союзе.

Пакканен все еще помнит, как АПН расхваливало демократичность избирательной системы в Советском Союзе.

- Мы следили за предвыборной кампанией с момента выдвижения кандидата. Был только один кандидат от одной единственной партии. Люди были обязаны голосовать, иначе приходила милиция и забирала.

- Никогда я не делала так много подготовительной работы, поскольку правду в программе было рассказать невозможно.

Вся эпоха была эпохой тумана

Более приятные воспоминания связаны с посещением русской школы. Сын моего коллеги-журналиста был с нами в качестве экскурсовода и рассказывал о буднях школы с точки зрения рано повзрослевшего ребенка.

- Критик из 'Хельсингин Саномат' благодарил за эту программу. Это были, наверно, единственные настолько восторженно принятые '15 минут у соседа'.

Об официальном признании программы 'У соседа' говорит тот факт, что весной 1978 года Урхо Кекконен (президент Финляндии 1956-1981, прим. переводчика) дал ей интервью. Той весной Договору о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Финляндией и Советским Союзом, также как и Пакканен, исполнилось 30 лет.

Пакканен вспоминает программы и всю эпоху как одну большую туманную пьесу, в которой принимали участие все финны за малым исключением.

- Я не могу чувствовать угрызений совести. Мы пытались сделать программу как можно лучше теми средствами, которые были нам доступны.

Программы делались с точки зрения 1970-х годов

Сейчас мы живем в другом мире.

- После отставки и смерти просоветски настроенного Кекконена стала возможна свободная дискуссия. Открывшаяся свобода передвижения изменила прежнюю ситуацию: на территории бывшего Советского Союза не нашли ничего хорошего.

Леена Пакконен оценивает изменение старых программ следующим образом:

- Они делались в стиле 70-х годов: с красивыми речами и пейзажами как с почтовых открыток. Тогда не было критической журналистики, во всяком случае, во внешней политике.

- Условия были такими, какими были. Ответственность за программу несет руководство 'Юлейсрадио'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.