Хор осуждения с обоих берегов Атлантики призывает США и НАТО к разрыву связей с режимом президента Узбекистана Ислама Каримова после сообщений о кровавой расправе с мирными демонстрантами в городе Андижане в мае этого года, когда погибло 500 человек. Кроме того, узбекские власти ограничили полеты американских самолетов с базы Карши-Ханабад, предоставленной США для поддержки операций в Афганистане. Возможно, Каримов заслуживает презрения мирового сообщества. Но никакое презрение не компенсирует того факта, что лучшей альтернативы режиму Каримова, возможно, не существует.

Это не первый кризис в американо-узбекских отношениях. США уже более десяти лет пытаются склонить руководство Узбекистана к либеральным реформам. С необходимостью поддерживать хорошие отношения со сложным режимом США часто сталкивались во время и после холодной войны. Примером тому может служить Пакистан, практически сосед Узбекистана. Пакистан нужен нам как союзник в борьбе с терроризмом. Многолетнее давление США на пакистанские власти, включавшее в себя санкции в ответ на ядерную программу этой страны, немного сделало для развития демократии и стабильности в Пакистане или укрепления безопасности в Южной Азии. Однако, санкции подорвали влияние США в важнейших слоях пакистанского истеблишмента, прежде всего, среди военных, и создали впечатление о Соединенных Штатах как о ненадежном партнере. Теперь США могут повторить этот опыт в Узбекистане, свернув сотрудничество в области безопасности и повернувшись спиной к режиму, который не отвечает на американские призывы к переменам.

Узбекское руководство вообще обладает иммунитетом к западным призывам. Провести реформы Каримова уговаривали высшие чиновники администрации Клинтона и Буша, в том числе сами президенты и государственные секретари, а также Европейский Союз, НАТО и всевозможные неправительственные организации. Американские дипломаты направляли ноты протеста узбекскому руководству с требованием соблюдать права человека, даже когда у США не было посла в Ташкенте.

Но, как, по-видимому, считает Каримов, либеральные реформы не гарантируют стабильности и могут привести к катастрофе. Долгое время соседняя Киргизия была живым примером демократических реформ в Средней Азии. Ее президент Аскар Акаев, которого считали самым толерантным из постсоветских лидеров, был свергнут народным восстанием. Стала ли Киргизия более преуспевающей? Вряд ли, и Каримов не мог этого не заметить. Киргизия находится на грани коллапса, угрожающего остальным государствам Средней Азии.

Есть ли в регионе страны, которые могут стать для Каримова примером для подражания? Определенно, это Азербайджан, где бывший шеф КГБ и компартии Гейдар Алиев передал свои президентские полномочия сыну Ильхаму. Это вызвало протесты азербайджанской оппозиции, иностранных неправительственных организаций и ОБСЕ. Но нового лидера Азербайджана поздравил по телефону даже тогдашний государственный секретарь США. Так что у Каримова есть основания считать, что такие лидеры как он, не пропадут, пока опираются на военную силу.

Угрозы, с которыми Каримов сталкивается у себя в стране - не просто выдумка его пропагандистской машины. Государственный департамент считает, что Исламское движение Узбекистана - террористическая организация, связанная с 'Аль-Каидой'. Террористические акты проводились в Ташкенте и других городах страны. Политика Каримова может делать его оппонентов более радикальными, и сама себе создавать угрозы, но эти угрозы реальны.

Внутренняя политика Узбекистана соткана из борьбы кланов и региональных фракций. В последние пятнадцать лет Каримов умело манипулировал ими и создал систему взаимных противовесов. Возможно, он считает себя человеком, без которого не сможет выжить его народ и государство.

Более того, Каримов, вероятно, считает свое выживание важным для стабильности всей Средней Азии. Киргизия уже взорвалась, Таджикистан оправляется от долгой и кровопролитной гражданской войны. Будущее Казахстана также неопределенно, несмотря на его запасы нефти и относительное спокойствие. Туркменистан, закрытое царство, втиснутое между Узбекистаном и Ираном, может состязаться с Северной Кореей за звание последнего уцелевшего сталинистского режима.

В Средней Азии демократия и стабильность оказались труднодостижимыми. Режимы, бывшие более терпимыми к оппозиции, не были стабильными. Усилия США по развитию демократии и укреплению стабильности в регионе до сих пор продемонстрировали лишь, что возможности нашего влияния ограничены, а санкциями сложно повлиять на решения местных лидеров.

Скорее всего, угрозы США свернуть военное сотрудничество с Узбекистаном Ислама Каримова не принесут должного эффекта. До сих пор проблема была в том, что сотрудничество в области безопасности с Узбекистаном было слишком незначительным для того, чтобы влияние США могло быть ощутимым. Если мы разорвем его сейчас, то навредим лишь собственным интересам, ослабляя наши возможности влияния на ход событий в этой стране в долгосрочном плане.

В Ташкенте американское расследование роли военных и специальных служб Каримова в андижанском побоище будет воспринято как верх лицемерия. Ведь это те самые службы, которые мы призвали на помощь в войне с терроризмом, когда они были нужны нам после 11 сентября.

Режим Каримова доказал свою живучесть и готовность использовать силу для подавления оппозиции. Похоже, что он пользуется поддержкой военных и органов безопасности. Возможно, и большинства населения Узбекистана. При отсутствии результатов опросов общественного мнения, об этом сложно говорить, но можно предположить, что жители Узбекистана предпочитают известного им дьявола, жестокий, но стабильный режим. Гражданская война в Таджикистане и потрясения в Киргизии со всей ясностью показывают многим в Узбекистане, что в этой части мира стабильность - драгоценное достояние.

Андижанская резня сделала Каримова персоной нон грата в Соединенных Штатах и Европе, но не в Москве и Пекине, где ему устраивали царский прием во время последних визитов. В последние недели поступают сообщения о надвигающемся дворцовом перевороте в Ташкенте. Но их достоверность нельзя проверить. Мнение о том, что внутреннее сопротивление Каримову нарастает из-за международного давления наивно, поскольку силовые структуры Узбекистана имеют закрытый характер и не склонны поддаваться давлению Запада. Более того, даже если эти слухи справедливы, все же нет гарантии, что дворцовый переворот против Каримова приведет к созданию более реформистского или стабильного режима в Узбекистане.

США сотрудничают с Узбекистаном в области безопасности не из-за желания оказать ему услугу. Это сотрудничество служит интересам США, обеспечивая им доступ к Афганистану и внося вклад в борьбу с терроризмом и распространением оружия. Мы можем по-прежнему критиковать внутреннюю политику Узбекистана, но должны признать, что наше влияние ограничено, а альтернатива теперешнему режиму может быть еще хуже.

Юджин Румер - сотрудник Института национальных стратегических исследований Университета национальной обороны в Вашингтоне. Выраженные в этой статье мнения являются его собственными и не отражают официальную политику или позицию Национального университета обороны Департамента обороны США.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Юджина Румера на ИноСМИ.Ru

Новости из России и их оценки специалистами выглядят мрачно ("Los Angeles Times", США)

Новая 'холодная война'? ("The Washington Post", США)

Нужно ли 'сдерживать' Россию? ("The Washington Post", США)

Какую демократию может разрушить Путин? ("Christian Science Monitor", США)

Россия - не новый Советский Союз ("The Washington Post", США)

Контртеррористическая стратегия США стала заложицей в Узбекистана ("Christian Science Monitor", США)

Россия не знает, что ей делать со своими богатствами ("Christian Science Monitor", США)

США, Россия и иракская нефть ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.