Есть много способов не замечать чего-либо: простая забывчивость, добровольная амнезия или наоборот, очень острая, но избирательная память. Недавняя 'памятная литургия' по Второй мировой войне лишний раз свидетельствует о том, что 'СМИ напоминают нам о чем-либо. . . чтобы мы лучше об этом забыли', - отмечает Игнасио Рамоне в предисловии к новому номеру выходящего раз в два месяца приложения к журналу 'Монд Дипломатик' (1).

Весьма уважаемый телеканал 'История' не был исключением из этого правила: из 345 передач, посвященных Второй мировой войне, всего 5 документальных фильмов говорили о роли СССР в победе над фашизмом, которая, тем не менее, была решающей, 38 восхваляли роль США и 24 повествовали о вкладе Великобритании (статья Доминика Пинсоля). 'Какое-то странное посмертное сведение счетов с Советским Союзом', - отмечает Доминик Видаль. Анни Лакруа-Риз напоминает нам о том, что фашистская Германия собиралась истребить 'кроме всех евреев, еще и 30-50 млн. славян'. И не стоит поспешно винить Красную армию и ее 'дикие методы' во всех ужасах, пережитых СССР, как это делают некоторые. Велась страшная 'война на уничтожение'. И еще одна запретная тема - в этой войне Германия рассчитывала на помощь своих польских, прибалтийских и украинских приспешников. . .

Историк Лакруа-Риз упрекает западные страны в том, что они отказались заключить союз против Гитлера, который предлагала им Москва. Она считает, что именно поэтому предотвратить войну не удалось, поэтому в 1939 г. был заключен пакт о ненападении между СССР и Германией. 'Была ли это реалполитика или оборонная стратегия Сталина?' Дискуссия снова открыта.

И еще об истории фашизма. Следует отметить статью немецкого историка Гетца Али о том, как создавалась народная база для гитлеровского режима: 'диктатура согласия' убедила простых людей (а не только элиту) в полезности разорения евреев, разграбления оккупированных стран, обвала европейских валют, и все это происходило в атмосфере 'опьянения бешеным ускорением Истории'(2). Смелый поступок немецких женщин с улицы Розенштрассе, которые пытались вырвать своих мужей-евреев из рук СС, был скорее из разряда исключений.

К 'забытым фактам' можно также причислить союз освободительных движений из бывших британских колоний в Азии с Японией и упорно замалчиваемые преступления Японской империи в Китае.

До самого процесса над Эйхманом о еврейском геноциде избегали говорить даже в Израиле, пишет Том Сегев. Потом же он стал 'инструментом национальной памяти' и это, как ни странно, послужило толчком к возрождению еврейских традиций, противоположных сионистским представлениям о 'новом человеке'. Однако автор подчеркивает, что было бы 'неправильно и опасно' отождествлять память о геноциде с сионистской пропагандой, как это пытаются делать 'люди, не признающие геноцид, профессиональные антисемиты и палестинские пропагандисты'. Но ведь одним из последствий Второй мировой войны было создание Израиля и изгнание палестинцев со своих земель - еще одна трагическая глава в истории человечества, к которой беспрестанно обращаются т.н. 'новые историки'.

В своей статье 'Геноцид?' Бенуа Фалез пишет о том, как трудно рассказывать в школе о еврейском геноциде или о войне в Алжире. Морис Маскино констатирует полное неведение школьников в этих вопросах (кроме, пожалуй, еврейского геноцида). В учебниках зачастую царит путаница, а иногда к ней добавляется 'общепринятая идеология', особенно когда речь идет о наших бывших колониях. Разве Алексис де Токвиль, певец демократии, не был в то же время проповедником жесткой политики по отношению к колониям (отмечает Оливье Ле Кур Грандмезон)? Чисто европейские провалы в памяти, однако, не сравнить с западным равнодушием к преступному черному рабству в Америке, войнам и геноциду колониальной эпохи. А как иначе, если даже Великая французская революция представляется французскими историками в искаженном и сокращенном виде, что пытается показать нам Даниэль Бенсаид.

Среди послевоенных событий, о которых вспоминают очень редко, в этом номере приложения несколько страниц посвящено рабочему восстанию 1953 г. в ГДР и охоте на 'Черных пантер' (леворадикальная негритянская партия - прим. перев.) в США.

Канули в Лету целые пласты памяти и культуры. К примеру 'культура идиш', о которой пишет Анри Минцелес. Речь идет о языке и традициях немецких евреев, распространившихся по всей Центральной Европе, в Польше и в СССР, а потом уничтоженных фашистами и 'сталинским культурным геноцидом'. А сегодня идиш вытеснил иврит, 'язык Библии', который выбрал для себя Израиль.

Статья Эдварда Саида посвящена истории языка в арабском мире, от 'звуковой поэзии' Корана до стандартного современного языка, который сейчас называют 'классическим'. Автор пишет об его использовании в СМИ, уделяя особое внимание сохранению различных диалектов.

Еще одна культура была незаметно стерта из нашей памяти, а социальная реальность все еще существует. Речь идет о культуре рабочего класса, трансформацию которой анализируют Стефан Бо и Мишель Пьялу. Пролетарии, которых сейчас называют служащими или операторами, были разобщены и бедны, 'рабочий класс' распался, отошел от политики и потерял уважение общества. 'Наемные работники', которые пришли ему на смену, были именно теми, о ком мечтали капиталисты - послушными и зависимыми от них служащими. Вот вам и практическая польза от уничтожения памяти о рабочем движении. . .

Можно ли противостоять 'машине забвения'? Эдуардо Галеано вспоминает африканскую пословицу: 'Пока у львов не появится собственных историков, охотничьи истории будут прославлять охотников'.

В заключении Доминик Видаль приводит в пример вырванные у забвения расправы над алжирцами - в 1945 г. в Сетифе (об этом пишет Мохаммед Харби) и в 1961 г. в Париже, - чтобы еще раз подчеркнуть важность интеллектуальной борьбы за 'критический взгляд на историю'.

__________________________________________________

(1) 'Забытые страницы истории', журнал 'Угол зрения', август-сентябрь 2005 г., ?82

(2) 'Как Гитлер купил немецкий народ', книга выходит в октябре 2005 г. в издательстве Фламмарион

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.