Батуми, грузинский порт на берегу Черного моря. Облезлый спальный район, в котором живут российские военные. Душно и как-то тоскливо. Стучим в первую попавшуюся дверь. Из нее высовывается человек в форме подполковника: 'Вы хотите знать, как мы относимся к выводу российских войск из Грузии? Нам не о чем говорить, обратитесь с официальным запросом'. За ним сквозь дверной проем мы видим импровизированную спальню, завешенную оранжевой занавеской, из-за которой раздается детский плач. 'Мы солдаты. И подчиняемся приказу. Все, что я могу вам сказать - это то, что по здешнему комфорту мы скучать не будем', - добавляет офицер, утирая пот со лба. Похоже, что его слегка смущает то, что в данной ситуации он не может проявить традиционное русское гостеприимство. Давления не хватает и вода не доходит до верхних этажей, ее приходится набирать во дворе. Электричество зимой считается роскошью. Для обогрева служат старые буржуйки, которые топят дровами. Дым у этих послевоенных агрегатов выходит через жестяную трубу, выведенную в окно.

'И все же уезжать нам как-то странно', - вздыхает подполковник. Вот уже 18 лет он живет в Грузии. На излете коммунистической эпохи он закончил здесь Тбилисское военное училище. 'Президент Путин недавно сказал, что эта база больше не представляет для нас стратегического интереса', - вспоминает он. А потом, Грузия - суверенное государство. 'Посмотрим, будут ли американцы лучше нас', - улыбается офицер. Он убежден, что геополитическую пустоту в Грузии тут же заполнят американцы.

В другой, такой же тесной квартирке живет грузинка. Ее русского мужа на несколько месяцев отправили в командировку в Чечню. Будущее ей представляется весьма туманным. Остаться - это не лучшее решение, поскольку уход русских повлечет за собой безработицу, которая уже давно стала общегрузинским бедствием. 'Будет ли нам лучше в России? Будет ли у нас квартира? Как будут здесь мои родители?' - вот вопросы, которые ее мучают.

У военных еще живы другие тяжелые воспоминания - о том, как они уходили из ГДР после падения Берлинской стены, поэтому подобные вопросы стоят весьма остро. Вернувшиеся на родину части очутились во временных бараках, которые постепенно стали их постоянным жильем.

Эта тревога добавляется к простому нежеланию многих российских офицеров покидать страну, где они чувствовали себя как дома. 'Психологический момент здесь очень важен', - говорит журналист Виталий Чартишвили, который давно ведет батумское досье. Русские прекрасно понимают, что потеряли контроль над широким пространством, где они господствовали со времен Екатерины II. В регионе случилось геополитическое землетрясение. Именно российским императорским войскам грузины обязаны присоединением Аджарии к Грузии в 1877 г., по окончании русско-турецкой войны. Столица Аджарии, город Батуми, был построен московскими архитекторами, мы видим это по плану города и красивым двухэтажным домам XIX в. 'Русские слишком хотели сохранить все, и поэтому все потеряли', - подводит итог молодая грузинская девушка-дипломат. 'Из-за своих имперских замашек Москва оказалась нежеланным гостем в молодой независимой Грузии'.

Когда в 1991 г. распался Советский Союз, советская военная база в Батуми осталась за Россией, там была размещена 12-я дивизия Российской армии. По словам Валерия Чартишвили, в первый, смутный период грузинской независимости, который закончился гражданской войной, российские военные даже играли некую 'сдерживающую, стабилизирующую роль'. Военные банды Мхедриони пытались тогда захватить Аджарию. С началом конфликта в Абхазии (еще одна республика, пытавшаяся отделиться от Грузии), российская армия дала себя увлечь на сторону сепаратистов. Двойная игра вышла наружу, когда в Батуми власть захватил местный царек Аслан Абашидзе, действовавший по указке Москвы.

В порту то и дело мелькали делегации российских генералов и политиков. По слухам, там набирала обороты незаконная торговля оружием и наркотиками. 'Я не могу этого подтвердить, - говорит Чартишвили, - я знаю только то, что российские военные занимались тренировкой личной охраны Абашидзе'.

После революции роз в ноябре 2003 г., в результате которой к власти пришел проамериканский президент Михаил Саакашвили, российский генерал Неткачев собственнолично приехал на внутреннюю границу между Аджарией и Грузией, чтобы взорвать мосты через реку Чолоки! 'Это было большой ошибкой Абашидзе. Саакашвили воспользовался этой провокацией, чтобы войти в республику силой и вынудить Абашидзе уйти в отставку. Местное население поддержало Тбилиси. Российские военные остались на своей базе. Москва бросила своего протеже. Россия не могла впутываться в конфликт, который грозил выйти из-под контроля, ведь рядом находятся Турция и базы НАТО', - уточняет журналист.

Долгие годы бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе безуспешно пытался, с помощью американцев, заставить русских уйти из Батуми и Ахалкалаки (вторая военная база, которая находится в регионе, населенном армянами). После розовой революции геостратегическое положение изменилось, утверждает заместитель министра обороны Давид Сихарулидзе. Новые власти сделали уход российских военных одним из своих приоритетов. И эта стратегия приносит свои плоды. Через полтора года, в мае 2005, министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили и ее российский коллега Сергей Лавров подписывают соглашение о выводе баз. После оранжевой революции на Украине в Кремле поняли, что жесткая позиция по этому вопросу приносит больше проблем, чем практической пользы, тем более что базы не имеют стратегического значения.

В Тбилиси военные и политики задаются вопросом, как же скажется вывод войск на отношениях Грузии со своим большим соседом. Вот уже несколько лет эти отношения только ухудшались, стороны были не в состоянии решить щекотливый вопрос о замороженных конфликтах в Абхазии и Южной Осетии. Россия обвинила Грузию в том, что она предоставляет террористам убежище в Панкисском ущелье, но в то же время сделала все, чтобы убрать с границы между Чечней и Дагестаном миссию ОБСЕ. 'Мы считаем, что в первое время вывод войск приведет к напряженности в отношениях с Россией, которая будет продолжать свои попытки дестабилизировать ситуацию в сепаратистских республиках. Но через 3-4 года ситуация должна измениться в лучшую сторону', - надеется заместитель министра обороны Грузии.

Вопрос в том, чтобы получить конкретные гарантии выполнения Москвой своих обещаний. Русские обещали в знак своей доброй воли вывести до конца сентября 40 бронетранспортеров. Но у грузинских военных создается впечатление, что они тянут время. Москва требует разрешения отправить в Грузию специалистов, чтобы начать вывод. Тбилиси возражает, поскольку считает, что для того, чтобы вывести 3500 человек и военное оборудование, не нужны новые силы. 'Мы не видим никакой доброй воли со стороны грузинского министерства обороны', - жалуется источник в военном ведомстве России. Грузинские военные не пригласили своих русских коллег в Тбилиси на празднование победы над фашистской Германией. Если это правда, то по этой небольшой детали можно многое понять, ощутить эмоциональный накал в отношениях между этими странами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.