Кого-кого, а грузин совсем не удивил недавний рост напряженности на Северном Кавказе, в частности, в Дагестане.

Анализируя ситуацию в регионе, все грузинские политологи подчеркивают опасность новой войны у своих границ, а ведь еще не угас чеченский конфликт. И от России здесь зависит очень многое. Создается впечатление, что Москве выгодно существование очагов потенциальных конфликтов в самой Грузии. Россия ведет игру, цели которой не совсем ясны.

Владимир Путин то смягчается, то обдает холодом. Так, он в конце концов согласился сдержать обещание о выводе с территории Грузии российских военных баз, данное Борисом Ельциным в 1999 г. Вывод войск должен завершиться в 2008 г.

После 'революции роз' новому руководству Грузии удалось урегулировать аджарскую проблему. Президент этой республики добивался независимости, чтобы продолжать безнаказанно вершить свои темные делишки. Аджария - это маленькая республика на берегу Черного моря. Ее столица - город Батуми, где как раз и находится одна из российских военных баз.

'Серая зона'

Но зато Кремль ничего не сделал (и это еще мягко сказано), чтобы помочь с решением двух других проблем, непосредственно отражающихся на положении в стране: речь идет о сепаратистских устремлениях автономной республики Абхазия и автономного региона Южная Осетия (25 000 жителей).

В Абхазии сепаратистское правительство пришло к власти после двухлетней гражданской войны 1992-93 гг. В Южной Осетии самопровозглашенный президент Эдуард Кокойты балансирует между стремлением к независимости и соблазном войти в состав Российской Федерации. Обе республики полностью зависят от России. Если бы русские захотели, могли бы давно договориться с Грузией и навязать Абхазии и Южной Осетии компромиссное решение.

Но, по всей видимости, они этого не хотят. Почему? На этот вопрос нет рационального ответа, - говорят в Тбилиси. Если рассуждать логически, Путину нет никакого смысла сохранять 'серую зону' на южных границах России, целостности которой уже давно угрожает чеченский вопрос. В Абхазии и Южной Осетии сейчас неспокойно, процветают коррупция и незаконная торговля всех видов. Именно из Южной Осетии пришла в сентябре 2004 г. часть террористов, которые захватили заложников в Беслане. 'Каковы долговременные задачи русских?', - вот вопрос, который интересует Ираклия Аласанию, специального представителя президента Саакашвили по Абхазии и главу правительства Абхазии в ссылке. 'Если им задашь этот вопрос, они никогда не скажут, чего они ожидают в сложившейся ситуации'.

Затянувшаяся нестабильность

Приходится довольствоваться приблизительными ответами. Во-первых, поддержка очагов нестабильности остается для Москвы рычагом давления на Грузию. Постоянная нестабильность мешает развитию маленькой кавказской республики, отпугивает иностранных инвесторов, в том числе и русских.

После 'революции роз' давление со стороны России не уменьшилось, а только возросло. Кремль бы очень обрадовался неудаче демократического эксперимента в постсоветском государстве, в то время, как Грузия и Украина пытаются доказать обратное.

Сначала Михаил Саакашвили попробовал решить проблему с помощью военных, что ему категорически отсоветовали его друзья американцы. Потом, в начале этого года он представил в Совете Европы свои предложения по предоставлению широкой автономии Южной Осетии, где грузинское население практически равно осетинскому. 'Мы предлагаем более широкую автономию, чем та, которой пользовался этот регион ранее, при советской Грузии и та, которую имеет Северная Осетия в составе Российской Федерации' Но ни местный царек, ни его российские попечители никак на это не отреагировали.

Потеряв все 'ближнее зарубежье', российские военные могут развернуть свои силы только на Кавказе. Это еще одна причина, которой в Тбилиси объясняют поведение Москвы.

Русские прекрасно понимают, что контролировать ситуацию в этом регионе, куда они пришли еще два века назад ('но так и не поняли его' - уточняет Ираклий Аласания), становится все труднее. 'Абхазия -это последний российский бастион на Северном Кавказе, если они ее потеряют, то потеряют все', - добавляют грузинские политологи, которые прогнозируют ужесточение позиции России после вывода баз.

Напряжение может возрасти еще и потому, что все грузинское руководство считает, неважно, высказывается ли это открыто или сквозит между строк, что перед президентскими выборами 2008 г. российским властям, жаждущим сохранить контроль над обществом, необходима еще одна война на Кавказе.

Ведь привела же вторая чеченская война 1999 г. к власти Владимира Путина. Повторится ли история на этот раз?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.