Ядовитая критика российского Министерства иностранных дел в адрес телекомпании 'ABC News' за переданное ею интервью с лидером чеченских боевиков Шамилем Басаевым показывает, насколько важна для внешней политики Москвы война в Чечне.

Даже до терактов 11 сентября 2001 года Москва заявляла, что чеченский мятеж является неотъемлемой частью всемирного революционного движения радикального ислама. Однако в рядах чеченских боевиков представлен довольно широкий идейный спектр - от нерелигиозных националистов, борющихся только за независимость Чечни, до радикальных исламистов, действительно тесно связанных с Аль-Каидой, движением Талибан и им подобными группировками. Причисляя всех чеченских повстанцев к широкому исламскому революционному движению, Москва пытается свести к минимуму симпатии к борьбе чеченцев и критику действий России против них как на Западе, так и в мусульманском мире.

После событий 11 сентября и выражения президентом Владимиром Путиным твердой поддержки администрации Буша в ее 'войне с терроризмом' власти США приглушили тон своей критики по поводу российских действий в Чечне и объявили различных чеченских лидеров и их группировки террористами. В отличие от США, правительство Франции по-прежнему более критично относилось к политике России в Чечне (особенно к нарушениям там прав человека) даже в период сотрудничества Москвы с Парижем и Берлином, направленного на предотвращение военной интервенции США против Ирака.

Несмотря на различие во взглядах западных государств на Чечню, в них также присутствует и значительная доля сходства. Ни одна западная страна не дала Москве того, что ей нужно больше всего - одобрения российской интервенции в Чечне. С другой стороны, ни одна западная страна не делает того, чего Москва боится больше всего - оказания помощи чеченским боевикам.

По мнению Москвы, нельзя сказать то же самое о ряде стран мусульманского мира. Российские власти часто заявляют о том, что в продолжении чеченского сопротивления виноваты финансирующие его мусульманские страны - особенно Саудовская Аравия. До 11 сентября практически никто на Западе не прислушивался к этим жалобам. Но в связи со скандалом, который разразился после терактов в США, когда обнаружилось, что 15 из 19 угонщиков самолетов были гражданами Саудовской Аравии (не говоря уже о бен Ладене и многих его ближайших соратниках), и что саудовские благотворительные организации направляют большие финансовые средства исламским террористам, внезапно появилось гораздо больше сочувствия к заявлениям России по этому поводу, особенно в Вашингтоне.

С 11 сентября по конец 2002 года казалось, что Путин сам пытается ухудшить саудовско-американские отношения своими публичными напоминаниями президенту Бушу о том, откуда была большая часть угонщиков-террористов, а также своими обвинениями в адрес Эр-Рияда в финансировании терроризма. Однако в 2003 году Москва начала обхаживать Эр-Рияд, преследуя, среди прочего, цель добиться поддержки Саудовской Аравии в деле вступления России в Организацию Исламская Конференция. Хотя Путин заявляет о том, что целью такого вступления является необходимость представить в этом блоке интересы 20 миллионов российских мусульман, реальная подоплека данных действий заключается в стремлении приглушить критику мусульманских стран по поводу российской политики в Чечне.

Однако на встрече в верхах в сентябре 2003 года министр иностранных дел Саудовской Аравии дал понять, что Россия может получить в данной организации лишь статус наблюдателя. В российском репортаже о саммите сообщалось, однако, следующее: наследный принц (теперь король) Абдалла сказал Путину, что 'выполнение желания Москвы будет затруднено из-за того ... что ситуация в Чечне, по мнению Эр-Рияда, остается неурегулированной'.

Чечня также оказывает влияние на общую политику Москвы на Ближнем Востоке. Российская интервенция в Чечне не вызвала в мусульманском мире такого масштабного возмущения, как поддержка Соединенными Штатами Израиля или даже советское вторжение в Афганистан в 1979-1989 годах. Москва надеется, что так будет продолжаться и дальше, и в этих целях часто выражает свои симпатии и поддержку Палестине, несмотря на то, что в последние годы Россия установила тесные отношения с Израилем. Москва надеется тем самым дать понять мусульманским странам, что чеченское повстанческое движение совсем не является эквивалентом палестинского сопротивления. В этих целях Москва стремится лишить чеченских боевиков, подобных Басаеву, доступа к эфиру, поскольку опасается, что он обретет популярность в средствах массовой информации, как это случилось с Усамой бен Ладеном и покойным Ясиром Арафатом.

Неважно, увенчаются успехом или нет попытки Москвы ограничить сочувствие и поддержку чеченским боевикам на Западе и в мусульманском мире: совершенно ясно то, что Москве не удалось убедить народ Чечни в своих добрых намерениях к нему. Пока этого не произойдет, война будет продолжаться - независимо от того, появляется Басаев в вечерних новостях или нет.

Марк Кац является профессором государственного права и политологии в Университете Джорджа Мейсона

____________________________________________________________

Избранные сочинения Марка Каца на ИноСМИ.Ru

Что Америке делать с базами в Средней Азии? ("United Press International", США)

Контрпродуктивная политика Путина ("United Press International", США)

Россия и Америка после Беслана ("EurasiaNet", США)

Может ли Россия стать великой державой? ("The Moscow Times", Россия)

Станут ли Россия и Америка союзниками в Ираке? ("EurasiaNet", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.