Они бросаются обвинениями в ядерных амбициях, подозрительно приглядываются друг к другу на самой укрепленной в мире границе и формально до сих пор остаются в состоянии войны, спустя 52 года после перемирия 1953 г. Но все это не помешало двум Кореям, южной демократической и северной сталинской, сыграть в Голубом доме (резиденции президента Южной Кореи) настоящий медовый месяц.

Визит делегации из 182 иерархов северокорейской Рабочей партии, все с портретами диктатора в петлице, - это действительно редкий случай, как не преминул отметить один из южнокорейских чиновников. Если вдруг пхеньянские коммунисты в душе хотели познакомиться в Сеуле с благодатным опытом многопартийности, то им для этого предоставили все условия. Их принимал президент Но Му Хен и его предшественник Ким Дэ Чжун, который сейчас находится в больнице с тяжелым воспалением легких, они также посетили Национальное собрание.

Под предлогом празднования победы над японскими захватчиками в августе 1945 г., режим Ким Чен Ира, прежде всего, хотел приложить все усилия, чтобы произвести благоприятное впечатление на международное сообщество. Ведь приближается решающее, по словам многих дипломатов, событие - через две недели в Пекине должны возобновиться 'переговоры шестерки' по северокорейскому ядерному оружию. Северная Корея не собирается соглашаться на полное разоружение, но пытается сбить с толку своих партнеров.

По мере приближения пекинских переговоров растет количество посланий из Пхеньяна, адресованных пяти остальным участникам переговоров (1). Константин Пуликовский, российский дипломат, работавший на Корейском полуострове, уверял вчера, что Ким Чен Ир готов отказаться от военных ядерных амбиций, 'если американская администрация прекратит угрожать его стране'. Эмиссар Путина должен был убедиться, что пока ничего не изменилось: ведь США, разгоряченные обманчивыми обещаниями 90-х годов, ожидают от Северной Кореи полного отказа от своей ядерной программы, как военной, так и гражданской.

Месяц назад в Пекине президент Но призвал стороны стремиться к достижению значительного прогресса на переговорах, но сейчас, на встрече в Голубом доме главы северокорейской делегации Ким Ки Нам (Kim Ki-nam) и Рим Тон Ок (Rim Tong-ok) воздержались от ответа на этот призыв. Министр иностранных дел Южной Кореи Бан Ки Мун (Ban Ki-moon) тоже попросил их активно действовать в поисках как можно более скорого решения, но и эту просьбу обошли молчанием. Сеул пытается воздействовать на ядерные амбиции Ким Чен Ира пряником, в отличие от Вашингтона, который предпочитает кнут. Но ни один метод еще не убедил маленького пхеньянского Сталина повернуть назад.

Ядерные переговоры в Пекине могут получиться на бумаге, но остается еще одно большое и чреватое разными последствиями препятствие - проверки. Как убедить самую скрытную в мире диктатуру открыть все двери и рассказать о самых деликатных военных секретах? Прецеденты были - Ирак 1991 года и сегодняшняя Ливия. Но нужно учесть иракские ошибки 2003 г. и иранские этого года, так что инспекторам ООН и МАГАТЭ придется хорошенько взвесить свои действия. Пусть сегодняшний тупик не приносит никому удовлетворения, но это еще не самый плохой выход. Пока Ким Чен Ир воздерживается от откровенных провокаций - ядерных испытаний или учебных запусков баллистических ракет, он может надеяться на дивиденды от своего умеренного поведения от Китая, Южной Кореи, даже от России. Что же касается американской администрации, увязшей в Ираке, то все мы знаем, что у Буша есть сейчас на Ближнем Востоке более срочные задачи, чем корейский остаток 'оси Зла'.

(1) Китай, Южная Корея, США, Япония и Россия

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.