В день юбилея окончания войны премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми воздержался от посещения храма Ясукуни. Если спросить, почему это произошло, то в ответ прозвучит что-то вроде того, что 'в свое время этот вопрос будет решен'.

Однако, пусть даже кто-то одобряет, а кто-то протестует против посещения храма Ясукуни премьер-министром, насколько эти посещения вообще имеют смысл?

Конечно, в житейском понимании премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми является влиятельным человеком, но он не является духовным лицом. Наверное, души героев, погибших на войне, по-настоящему откликаются только на призывы верующих людей, которые молятся за них.

Когда двадцать лет назад премьер-министр Ясухиро Накасонэ официально захотел посетить храм Ясукуни, то столкнулся с проблемой. В то время настоятелем храма был Нагаеси Мацухиро, человек, который своей волей посвятил храм Ясукуни преступлениям, отнесенным к 'классу А'.

Официальная резиденция премьер-министра начала заявлять о том, что намерена конституционно отделить церковь от государства, и стала избегать таинств очищения и других обрядов синтоистского богослужения.

Настоятель храма был разгневан. Он заявил, что 'этим окончательно разрушается благочестивая молитва'. То, что миряне будут подниматься в непорочный храм, это большое богохульство. 'Мы не хотим втягиваться в политику', - до последнего момента сопротивлялся настоятель. (Тадаси Итагаки 'Хроника официальных посещений храма Ясукуни').

Однако Ассоциация семей погибших на войне все же убедила премьер-министра посетить храм не формально, и, таким образом, официальное посещение премьер-министром храма Ясукуни состоялось реально. В тот день настоятель не стал облачаться в надлежащую священнику одежду, а совершил обряд очищения за спиной премьер-министра. Наверное, это был протест с его стороны, которым он хотел подчеркнуть, что, как человек глубоко верующий, он не признает такого 'официального посещения'.

Если говорить о посещении храма премьер-министром, то официальной формой является, прежде всего, благочестивая молитва, однако подлинным содержанием, которое скрывается за этим посещением, является политическое действие, которое, все же, всячески стараются завуалировать. Если бы хотели сделать это обрядом очищения, то, наверное, уже давно было бы возведено сооружение, в котором бы погибших оплакивали на государственном уровне без привлечения религии.

Из-за того, что не было таких людей, которые, погибая, кричали бы 'Да здравствует премьер-министр!', премьер-министру и нет необходимости в том, чтобы считать своим долгом посещение храма Ясукуни. Премьер-министр является представителем правительства, и он совсем не тот властелин, который бы олицетворял собой государство. Кто должен представлять государство - император, который является символом объединения народа, или же более подходит фигура председателя парламента, высшего органа государства?

Изначально синтоистский храм Ясукуни был сооружен для совершения заупокойной службы по вольнонаемным воинам, которые отдавали свои жизни за японского императора.

Армия Японии никогда не являлась государственной армией, это была 'императорская армия' под командованием императора Японии. До войны храм Ясукуни не был на бюджете правительства, а был включен в цивильный лист японской императорской фамилии, и праздники в нем проводил сам император, который считался божеством, называемым Арахитогами (то есть богом в образе человека). И поэтому посещение храма являлось долгом императора.

Оставив в стороне политические соображения, если говорить о заупокойной молитве верующих по погибшим в бою воинам, то разве не является темой для обсуждения то, что император прекратил посещать храм Ясукуни после того, как его посвятили преступлениям класса А?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.