В эти дни китайские и российские вооруженные силы проводят совместные маневры, за которыми с подозрением следят из Токио и Вашингтона. Тем не менее, в долгосрочной перспективе отношения между двумя соседями будут отличаться, скорее, традиционным недоверием, чем общностью интересов.

В географическом и стратегическом плане предпосылки для недоверия, даже для возникновения конфликта между Китаем и Россией - почти идеальные. С одной стороны - крупнейшее по территории государство мира, столица которого расположена на удалении нескольких часовых поясов от границы Китая, и чьи дальневосточные территории практически не заселены. С другой стороны - страна с самым большим по численности населением в мире, страдающая по демографическим и военно-политическим причинам от нехватки территории.

Отношения, берущие начало c 17 столетия

Первые документы, определившие отношения между двумя странами, относятся к 17 столетию. Нерчинский договор, подписанный в 1689 году после вторжения китайских войск в пограничные районы России, установил в результате внесения дополнения к договору, подписанному спустя 40 лет, северную границу Китая, сохраняющуюся и по сегодняшний день. При императоре Манчжурии Чэн-Луне (Chien-lung) границы Китая продвинулись во второй половине 18 столетия далеко на Запад. В состав Срединной империи вошли громадные территории (Синьцзян), в результате чего у нее появились четкие границы с Россией и на далеком Западе. Сегодня, после распада Советского Союза, Китай соседствует по этой границе с молодыми среднеазиатскими республиками Казахстан, Киргизстан и Таджикистан. В 1881 году Россия получила районы севернее рек Амур и Уссури, находившиеся прежде под управлением династии Цин (Ching). В 1969 году Москва ввела в район на границе с северной Манчжурией, у реки Уссури, крупные восковые соединения. Дело дошло до позиционных боев, приведших к большим потерям с обеих сторон. В настоящее время пограничные споры между Российской Федерацией и Китаем считаются официально урегулированными, однако опыт показывает, что причины демографического и экономического характера, а также латентный национализм способны быстро приводить к появлению нового конфликтного потенциала.

Переменный климат

То, что отношения между двумя соседями подвержены влиянию переменного климата, подтверждает история неспокойного 20 столетия. В двадцатые и тридцатые годы во внутренние дела Китая, пережившего военных диктаторов, а позднее - гражданскую войну, активно вмешивался молодой Советский Союз. Согласно биографии Мао (Мао), которую недавно опубликовали Цзюн Чан (Jung Chang) и Джон Халлидэй (Jon Halliday), великий кормчий не раз был вынужден благодарить за свою жизнь и свою карьеру наставников из Кремля. Несмотря на это, а, возможно, именно поэтому Мао всегда испытывал по отношению к Москве большое недоверие. В 1962 году дело дошло до разрыва с Советским Союзом. Среди разных причин этого сыграло роль то обстоятельство, что Мао после того, как Хрущев свел счеты со Сталиным, опасался, что то же самое может произойти и с ним. Когда Хрущев во время кубинского кризиса спасовал, вопрос о разрыве был решен окончательно. Мао настаивал на обмене ядерными ударами. В конечном счете, конфликт с Советским Союзом привел, в том числе и по той причине, что к этому стремился Мао, к появлению своего собственного всемирного движения и причисления маоизма к пантеону марксизма и ленинизма. В 1972 году общий интерес к сдерживанию Советского Союза свел вместе Никсона (Nixon) и Мао. Для Пекина бывший советский союзник превратился в противника, а заклятый капиталистический враг Америка - в полезный инструмент в борьбе против гегемонии Москвы. Советско-китайская размолвка продолжалась и после смерти Мао. В бытность правления реформатора экономики Дэн Сяопина (Deng Xiaoping) США стали для Китая образцом в деле модернизации страны. Дэну не нравились советская экономика, переживавшая упадок, и второсортная советская техника.

В очередной раз события в Советском Союзе оказали серьезное влияние на внутрикитайские процессы в 1989 году. Политическая свобода, которую начал вводить Горбачев, оказала стимулирующее воздействие на демократическое движение в Китае, кроваво подавленное в июне 1989 года. Руководство КПК и патриарх-реформатор Дэн Сяопин решили, что для Китая абсолютным приоритетом является экономическая модернизация, а гласность и перестройка неприменимы.

Комплексный характер интересов

Нынешние китайско-российские маневры имеют массу мотивов и являются проявлением целого комплекса интересов. В первую очередь, речь идет о символической стороне дела. В адрес прежде всего Вашингтона и Токио подается сигнал, что у Китая наряду с открытостью перед Западом и помимо выгодных экономических отношений с США и Японией есть и другие серьезные геополитические варианты. Не секрет, что Пекин с некоторых пор с большим подозрением наблюдает за растущим со времени начала войны против терроризма американским присутствием в Южной и Средней Азии. 'Большая игра', участниками которой в 19 столетии были русские и британцы, в последние годы разыгрывается снова, но уже с участием трех сторон: США, России и Китая. Очень проблемные в историческом плане отношения с Японией характеризуются в настоящее время излишними эмоциями, которые проявляют обе стороны, что не идет на пользу стабильности в Северной Азии. На шестисторонних переговорах по вопросу закрытия Северной Кореей ядерной программы интересы Токио и Пекина расходятся, в то время как русские и китайцы ведут общую дипломатическую линию.

Но помимо этого в проведении маневров существует вполне определенный военный интерес. Вооруженные силы Китая нуждаются в масштабной модернизации, о чем свидетельствует стремление Пекина добиться отмены европейского эмбарго на поставки вооружений. Благодаря наличию больших валютных резервов Китай имеет необходимые средства, чтобы выступать на мировом рынке в роли крупного покупателя систем вооружений и технологий. Это для российской оборонной промышленности, которая в последние годы активно ищет покупателей, очень заманчивая перспектива. Маневры также могут стать хорошей рекламой российского вооружения. Впрочем, при этом следует учитывать то, что предложения российской стороны в некотором отношении не совсем отвечают оптимальному варианту, к которому стремятся военные Китая. Есть сомнения и у Москвы, которая задается вопросом, а стоит ли оснащать китайцев, являющихся непосредственными соседями, самыми современными технологиями. Свидетельством того, что Россия отдает абсолютный приоритет своим исконным национальным интересам и в условиях разрядки напряженности в отношениях с Китаем, является игра, затеянная Москвой с Токио и Пекином вокруг источников энергоносителей на Дальнем Востоке России, которых так добиваются эти две столицы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.