Tuesday, August 23, 2005; A15

Что бы я сделал в первую очередь, если бы мне предложили что-нибудь изменить в американской внешней политике? Ответ очевиден, однако лежит он совершенно не там, где большинство из нас привыкло видеть внешнюю политику. Я бы принял серьезную общенациональную программу по повышению энергоэффективности и усилению энергетической независимости. Ибо единственное, что способно в современном мире многократно умножить мощь Соединенных Штатов - это снижение нашей зависимости от нефти.

Я не буду пытаться говорить о том, какой эффект оказывает дорогая нефть на экономический рост и инфляцию в Америке - на то есть профессиональные экономисты. Но на то, какое убийственное действие эта зависимость оказывает на нашу внешнюю политику, люди почему-то обращают гораздо меньше внимания. Как говорит Майкл Мандельбаум (Michael Mandelbaum), написавший 'Идеи, которые покорили мир' (The Ideas That Conquered the World), 'Все, что мы пытаемся сделать в мире, становится во много раз труднее делать в условиях высоких цен на нефть'.

Рассмотрим же 'то, что мы делаем в мире', по порядку:

Борьба с терроризмом.

В последние три десятилетия исламский экстремизм и насилие, творимое экстремистами, получают финансовую подпитку из двух стран - Саудовской Аравии и Ирана, которые, совсем не по случайному совпадению, занимают в мире первое и второе места по объемам экспорта нефти. Обе страны сегодня купаются в деньгах, а в такой ситуации, как жестко ни контролируй распределение этих денег, какая-то их часть все равно попадает в непотребные руки.

Борьба за демократию.

Высокая температура на нефтяном рынке вполне может загнать на 'постельный режим' краеугольный камень внешней политики президента Буша - распространение демократии на Ближнем Востоке. Реформа государственной власти происходит только тогда, когда для этого есть объективные предпосылки, в то время как власти многих государств Ближнего Востока, годами получая сверхприбыли от торговли нефтью, легко могут появление этих предпосылок предотвращать. В этом году, например, Саудовскую Аравию ждет бюджетный профицит в 26 миллиардов долларов, потому что цены на нефть были намного выше, чем ожидалось. Это значит, что в стране все будет идти по-старому - имамы-ваххабиты будут получать взятки, армия и национальная гвардия будут получать все, что захотят, по-прежнему будет процветать меценатство (на новые дворцы и яхты, кстати, останется тоже немало). Это же самое относится и к другим коррумпированным квазифеодальным нефтяным княжествам.

Иранский вопрос.

Тегеран разрабатывает потрясающе амбициозный политический проект, одновременно решительно продвигаясь по пути развития ядерных технологий и добиваясь все более серьезного влияния в соседнем Ираке, что не может расцениваться иначе как попытка сменить США на месте доминирующей силы в регионе. Причем с Ираном, особенно учитывая нынешнее его материальное состояние, бороться будет весьма трудно - золотовалютные резервы Тегерана уже выросли до 29,87 миллиарда долларов.

Россия.

Если бы Россия была современной страной западного типа, связанной прочными узами с Европой, это означало бы установление в регионе мира и стабильности. Однако на волне нефтедолларов мощь Кремля кратно увеличилась, и президент Владимир Путин смог сосредоточить в своих руках всю полноту власти, лишить своих оппонентов всяких источников существования, разрушить противные ему центры политического влияния и беспрепятственно продолжать дорогую и разрушительную войну в Чечне. При этом 'российская модель', похоже, все больше устраивает и государства Центральной Азии.

Латинская Америка.

После двух десятилетий политического и экономического прогресса в Латинской Америке сегодня там все сильнее закрепляется серьезное антиамериканское движение. Первым в последние годы, кто восстал против влияния США, стал лидер Венесуэлы Уго Чавес (Hugo Chavez), которому тоже придал смелости стабильный спрос на нефть. Теперь же подобные настроения начинают зреть и в других странах - от Эквадора до Боливии.

Это список можно продолжать и дальше - Центральная Азия, Нигерия. . . Практически в каждом регионе высокие цены на нефть на корню подрывают любые усилия по строительству более стабильного, спокойного и открытого мира. При этом на борьбу с симптомами болезни Америка бросает огромные силы, средства, тратит огромное время, но в то же время сама подпитывает ее причину.

Повышение цен на нефть стало результатом действия многих факторов, сошедшихся в одном месте в одно время. С какими-то из них - взять тот же экономической рост Китая - мы действительно ничего не можем поделать. Но Америка, которая как была, так и остается 'восьмисотфунтовой гориллой' мира, ест, помимо всего прочего, еще и огромное количество нефти. В 2004 году в Китае каждый день сжигали 6,5 миллиона баррелей нефти в сутки, а в Америке - все 20,4 миллиона.

Эта цифра увеличивается, причем увеличивается не только по причине быстрого роста экономики, но и из-за того, что американские машины, на которые приходится львиная доля нефтяного импорта, намного хуже по экономичности, чем они были когда-то. И это только одна из многих сфер американской экономики, в которой мы стали гораздо менее тщательно экономить топливо, чем двадцать лет назад. Более того, мы - единственная индустриально развитая страна, которая в этом отношении скатилась вниз. А все потому, что мы слишком любим большие внедорожники, в 1990 году составлявшие всего пять процентов всего автопарка Америки и - почти 54 процента сегодня.

Те, кто говорит, что немедленной панацеи от всех проблем Америки, нет в природе, безусловно, правы. Однако одно лекарство (правда, принимать его надо долго) все же существует - курс на повышение экономичности автомобилей. Если бы средняя американская машина на одном галлоне топлива проезжала хотя бы сорок миль (расход, примерно соответствующий 5,9 литра на 100 км - прим. пер.), мы бы уже скоро смогли бы сократить уровень потребления нефти на 2-3 миллиона баррелей в сутки, что означало бы стабильное снижение цен более чем на 20 долларов за баррель.

Как повысить экономичность наших машин? Очень просто. Самое серьезное исследование на эту тему - 'Как выиграть нефтяной эндшпиль' (Winning the Oil Endgame) - написано экспертом-энергетиком Эмори Б. Лавинсом [Amory B. Lovins], его можно прочесть на http://oilendgame.com/. Я бы начал с того, что повысил бы стандарты экономичности, создал бы особые условия для гибридных автомобилей и еще немного поднял бы цены на бензин (да, да, это дополнительные налоги). Однако законопроект по энергетической проблеме, который недавно принял Конгресс, ничего этого, естественно, не предусматривает.

Чтобы не попасть в современную энергетическую ловушку, нам уже не нужно затевать очередной 'манхэттенский проект'. Все необходимые технологии уже есть. ('Манхэттенский проект': официальное название - 'проект Манхэттенского инженерного округа' [Manhattan Engineering District Project], проект США по созданию атомного оружия во время Второй мировой войны. До 1946 г. в интересах МП работали практически все отрасли промышленности США - прим. пер.) Что нам нужно, так это стратегическое мышление и политическая воля. С этим труднее.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

'Большая нефть' предупреждает о приближении энергетического кризиса ("The Financial Times", Великобритания)