В последнее время внимание американцев было приковано к становлению Китая как соперника-претендента на сокращающиеся запасы нефти, о чем свидетельствовала шумиха вокруг неудачной попытки китайской CNOOC приобрести калифорнийскую нефтяную компанию Unocal. Однако на другой стороне земного шара разворачивается не менее напряженное соперничество за энергоресурсы, которое непременно окажет серьезное влияние на геополитическую обстановку.

Другая поднимающаяся держава Азии, Индия, нуждается в ресурсах не меньше Китая. Две страны борются друг с другом за нефтяные месторождения от Судана до Сибири, пытаясь обеспечить поставки, необходимые их растущим экономикам. Пока верх в соревновании одерживает Китай.

Резкий рост потребления

Последняя стычка произошла 22 августа, когда совет директоров канадской компании PetroKazakhstan, которой принадлежат месторождения в Центральной Азии, принял предложение о поглощении со стороны государственной нефтяной корпорации China National Petroleum Corporation (CNPC). Предложение китайцев (4,2 млрд. долларов) превзошло заявку индийского государственного гиганта, ONGC (3,6 млрд. долларов).

ONGC заявила о возможности подачи контрпредложения, но из-за конкуренции цена уже достигла стратосферы. Заявка CNPC на 21% выше стоимости акций PetroKazakhstan. Китайцы оценили доказанные ресурсы канадской компании в 10,26 долларов за баррель, что на 20% больше рыночной стоимости ресурсов самой CNPC, по данным московского инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа".

Обе растущие азиатские державы отчаянно нуждаются в энергоресурсах. Китай сегодня импортирует примерно половину потребляемой им нефти. В прошлом году ее потребление выросло на 15%, а в этом году, по прогнозам, увеличится еще на 9%. Министерство энергетики США предсказывает, что к 2025 г. Китай будет нуждаться уже в 14,2 млн. баррелей в день. А рост импорта нефти в Индию к 2020 г. должен вырасти до 5 млн. баррелей в день, по сравнению с нынешними 1,4 млн. баррелей.

Одерживая верх

Китайцы закрепляются в России. В декабре прошлого года Дели и Пекин вели переговоры с Москвой, которая пыталась найти 9 млрд. долларов для ренационализации "Юганскнефтегаза", основного добывающего актива злополучного "ЮКОСа". Несмотря на то, что ни одному из азиатских соперников не удалось приобрести акции российской компании, Китай предоставил России кредит на сумму 6 млрд. долларов в обмен на гарантированные поставки нефти по выгодной цене. А в Анголе китайская нефтехимическая корпорация SINOPEC в прошлом году обошла ONGC на аукционе по разведке нефти, проводимом Shell Oil.

В основном это происходит потому, что финансовые мускулы Китая больше. За последние пять лет CNPC инвестировала в новые источники энергоносителей 45 млрд. долларов, а ONGC - всего 3,5 млрд. Еще одной проблемой, по мнению некоторых, является индийская демократическая и, следовательно, медленная, политическая система. Возможно, поэтому ONGC труднее ухватиться за возможности инвестирования за рубежом. "Когда бы мы ни наблюдали схватку между индийцами и китайцами, китайцы всегда добиваются цели быстрее и агрессивнее", - говорит Стивен О'Салливан (Stephen O'Sullivan), глава исследовательского отдела "ОФГ".

Но сбрасывать Индию со счетов пока не стоит. Ее надежды на международную экспансию подогреваются энергичным министром нефти и газа Мани Шанкаром Айяром (Mani Shankar Aiyar). И несмотря на сделку Пекина с Москвой после соперничества за "Юганскнефтегаз", у Индии есть несколько очень крупных козырей в том, что касается России, которая стремительно превращается в ключевой источник удовлетворения энергетических нужд Азии.

Поддержка авторитарных правителей

Дружба Москвы и Дели берет отсчет еще со времен Холодной войны, тогда как к Пекину Кремль долго относился с недоверием. Индия и Россия активно развивают свои обширные военные и научные контакты. Очередным шагом стала закупка 16 августа 250 российских двигателей для использования в новых индийских учебно-боевых самолетах. Индия уже вложила 1,7 млрд. долларов в Сахалин-1, крупное нефтегазовое месторождение у тихоокеанского побережья России, а недавно обязалась инвестировать еще 3 млрд. долларов в другие проекты.

Тем временем Китай выходит на арену в Центральной Азии. Пекин выразил поддержку авторитарным правителям региона, которые на Западе подвергаются критике, а в своих странах сталкиваются с угрозами волнений. У Казахстана есть мощный экономический стимул повернуться к Китаю как к ближайшему и наиболее очевидному рынку сбыта своей нефти. Доказанные запасы PetroKazakhstan составляют 535 млн. баррелей. Компания добывает 150 тыс. баррелей в день. Значительная часть этого объема будет, вероятно, перерабатываться на китайских НПЗ после того, как будет завершено строительство трубопровода между двумя странами.

В ближайшие десятилетия, по мере того, как мировое экономическое равновесие будет смещаться в Азию, Китай и Индия вполне могут начать сотрудничество во многих сферах. Но, очевидно, не в энергетике.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

От 'битвы титанов' пострадают все ("The Financial Times", Великобритания)

Почему мощь Пекина слабее, чем она кажется ("The International Herald Tribune", США)

Важный стратегический и торговый партнер раздражает русских ("Le Monde", Франция)

Китай грозит размежевать Азию, а не объединить ее ("The Financial Times", Великобритания)

Истинные замыслы Китая в отношении России ("Sankei", Япония)

Двойственное отношение Китая к России ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Упущенные возможности подхода "Китай прежде всего" ("The International Herald Tribune", США)

Нефть, Ближний Восток и Поднебесная ("The Financial Times", Великобритания)

Не забывайте о военных амбициях Пекина ("Los Angeles Times", США)

США пытаются сплести крепкую сеть для сдерживания Китая ("The Guardian", Великобритания)

Перспектива восстановления оси 'Пекин-Москва' усиливает американские страхи перед стремительным подъемом Китая ("The Guardian", Великобритания)

Китай вытесняет США из Восточной Азии ("The Wall Street Journal", США)

В Средней Азии Китай опережает Россию ("Die Welt", Германия)