Когда сталкиваются две культуры, безобидная белая полоса на земле может оказаться разделительной линией - и вызвать большое смятение. Дурное предчувствие меня не подвело, и, видимо, вся затея была с самого начала обречена на провал. Так же, как в случае, когда танцовщицу из ночного клуба заталкиваешь к католическому монаху в купе поезда.

Русский до мозга костей

Нет, ничего ужасного, все было пристойно, к тому же наш главный герой, клянусь Богом, был больше похож на Ивана Реброва, чем на красавицу с обнаженной грудью: Игорь Гаврилов, Микеланджело от фотографии, русский с головы до пят. Русских обычно считают склонными к употреблению водки. Игорь - живой пример обратного. Как истинный сын своего отечества московский фотограф журнала "Focus" испытывает намного большую любовь к скоростным автомобилям, чем к разного рода спиртному.

Так что нетрудно предположить, что я сразу же подумал об Игоре, а не о побочных последствиях, когда из далекого Аугсбурга мой бывший учитель истории написал мне, что ищет покупателя на свой старый ВМW. Монстр по количеству своих лошадиных сил был уже подержанным, но находился в таком ухоженном состоянии, обычном для баварских швабов, что с учетом размеров и кожаной обивки сидений еще вполне мог подойти в качестве служебного лимузина для какого-нибудь африканского диктатора.

Игорь сразу же загорелся и уже первым рейсом вылетел, сияя, как пионер-ленинец перед появлением Деда Мороза, в Мюнхен. Первое потрясение, однако, ожидало уже во время пробной поездки: в глазах Игоря можно было видеть отражение 'автомобильных терзаний', которым немецкий педагог, далекий от всякой мысли о нарушении правил дорожного движения, как Игорь от их соблюдения, подвергал бедную машину: он терзал представительный драндулет, двигаясь по своему кварталу со скоростью 30 километров в час. 'Во всяком случае, из шести цилиндров работал один, и тот - чихая', - возмущался Игорь в связи с такой трусостью перед пешеходами.

Свобода лошадиным силам

Игорь был в ужасе. Правда, недолго. При этом у него были самые лучшие намерения. После переоформления машины на себя, которое по его мнению произошло прямо-таки неприлично быстро и без лишнего бюрократизма - Игорь, снимающий в свободное время для Greenpeace, захотел посодействовать лошадиным силам, обрести, наконец, желанную свободу. Только выехав, он услышал кряхтенье пассажирского сиденья рядом с водителем: законы физики из-за спортивной манеры вождения Игоря немилосердно вдавили моего бывшего учителя в сиденье.

Через несколько сот метров Игорь заметил, что лицо педагога приобрело цвет дорожной маркировки. 'Причем на спидометре у меня не было и 100, - удивлялся Игорь, Как истинный русский он тут же проявил великодушие. - Я сказал себе, будь предельно внимателен, соберись и остановись, если увидишь красный свет, иначе ты сразу же можешь ехать на съемки в больницу. . .'

Обманчивое родство душ

У следующего красного светофора Игорь остановил чудовище с визгом тормозов. И ничего не мог понять, увидев, как волосы на голове моего учителя, стоявшие и до этого дыбом, неожиданно поднялись под действием центробежных сил к обшивке потолка. Немецкий учитель, вспоминает Игорь, схватился с широко раскрытыми глазами за сердце, а его - схватил за руку: 'Больше никогда этого не делайте!' Игорь от умиления, наверное, бросился бы ему на шею, он ведь подумал, что нашел в немце родственную душу, которая только что была ему так чужда: 'Никогда не останавливаться на красный свет? С удовольствием!'

Иностранное слово 'Фленсбург'

Щеки моего учителя теперь, видимо, приобрели такой же цвет, что и судьбоносный сигнал светофора: 'Нет, нет, мне кажется, что передние колеса вышли за белую линию на дороге!' Игорь рассмеялся: 'Только немного. Даже нет, я стою на ней почти задними колесами!' После этого было сказано еще немало слов, которые он понял с трудом, вспоминает Игорь. Это были слова о Фленсбурге, статьях, штрафе и правилах дорожного движения.

Дружеские слова

Бывают моменты, о которых лучше не вспоминать. Так, мы умолчим о том, что Игорь сказал о любви к порядку немцев, а учитель истории - по поводу стиля езды русских. Но противоположности притягиваются: с тех пор, как оба больше не садятся в машину вместе, они тепло вспоминают друг друга.

Хэппи-энда не получилось

И все же конец у этой истории германо-российских отношений был трагическим. Для Игоря. И для машины. Причем этого могло бы и не случиться, если бы он на этот раз, только в этот раз, послушал своего нового друга из Германии. В далекой Москве Игорь не нашел общего языка с противоугонным устройством ВMW. Он был вынужден отключить его. Мой учитель, будучи добросовестным человеком, написал специально для Игоря на целых двух страницах инструкцию по пользованию.

Тише едешь - дальше будешь

Не одну неделю инструкция лежала у меня в бюро, у Игоря никогда не было времени: то ли из-за вечной спешки, то ли из-за глубокого недоверия Игоря вообще ко всей западной технике, которая не служит для передвижения. А потом было уже поздно. Трагическим басом Игорь сообщил мне по телефону, что 'машину украли'. Я с трудом превозмог себя, чтобы не напомнить об одной русской народной мудрости, которая, кстати, могла бы принадлежать моему немецкому учителю: 'Тише едешь - дальше будешь'.

Избранные фотографии Игоря Гаврилова на ИноСМИ.Ru

 
 

---------------------------------------------------

Руководитель Московского бюро журнала 'ФОКУС' Борис Райтшустер отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

_________________________________________________________

Избранные сочинения Бориса Райтшустера на ИноСМИ.Ru

Водка и Коран ("Focus", Германия)

Как русский в Германии ("Focus", Германия)

'Гитлер' впереди Гете ("Focus", Германия)

Осторожно, Москва! ("Focus", Германия)

Украина после революции: любовь вместо сахара ("Focus", Германия)

Женщины в России: борьба полов ("Focus", Германия)

Становится страшно ("Focus", Германия)

Караул! Где они, настоящие мужчины? ("Focus", Германия)

Небывалый грабеж ("Focus", Германия)

Калининград: "Фатальное отсутствие такта" ("Focus", Германия)

Конец лицемерию: страх Москвы перед Меркель ("Focus", Германия)

Праздник Победы без победителей ("Focus", Германия)

'Крокодил в клозете' ("Focus", Германия)

Следующая остановка - ЗАГС ("Focus", Германия)

Икра вместо гречневой каши ("Focus", Германия)

Будни вдали от Москвы ("Focus", Германия)

Гостеприимство с побочным эффектом ("Focus", Германия)

Немецкий кризис в московском такси не козырь ("Focus", Германия)

Магазины с 'эротическим флером' ("Focus", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.