В Финляндии в полной мере осуществлено североевропейское видение того, что успешное, конкурентоспособное общество должно оказывать всем своим гражданам базовые социальные услуги по приемлемой цене или бесплатно. В Финляндии это не вызывает сомнений; это принимается как должное. Для меня, как патриотически настроенного американца, финны - это непростой вызов. Если мы, американцы - такие богатые и такие умные, то почему мы не можем относиться к своим гражданам так же хорошо, как это делают финны?

Финская государственная система образования, здравоохранения и социального обеспечения - одна из самых щедрых в мире. В Финляндии образование любого уровня, в том числе, в медицинских и юридических учебных заведениях, бесплатно. Система здравоохранения, благодаря которой уровень детской смертности вдвое ниже, чем у нас, а продолжительность жизни больше, обходится финнам сравнительно дешево. (Они тратят на здравоохранение 7 процентов ВВП, мы - 15 процентов). Пожилые люди в Финляндии находятся под хорошей опекой. Пособия по безработице высокие и выплачиваются, в той или иной форме, без ограничений.

С другой стороны, финны живут в меньших домах, чем американцы и гораздо меньше потребляют. Они расходуют сравнительно мало на оборону, хотя у них до сих пор всеобщая воинская повинность, при этом армия популярна. Доход на душу населения у них примерно на 30% ниже, чем у нас. В Финляндии на личное потребление товаров и услуг приходится примерно 52 процента экономики, а в США - 71 процент. Финны плятят значительно более высокие налоги - около половины своего дохода - в то время, как американцы платят в федеральный и местный бюджет и бюджет штата в среднем 30 процентов.

Следует ли нам учиться у Финляндии?

Этот вопрос много раз приходил мне в голову, когда этим летом я путешествовал по Финляндии. Американцам легко привыкнуть к чувству благосостояния, которое финнам дает их государство, эффективно устранившее источники многих проблем, тревожащих наше общество.

Но Соединенные Штаты не могут просто превратиться в еще одну Финляндию. Финская реальность слишком во многом зависит от уникальных финских условий. По размеру Финляндия в два раза больше, чем штат Миссури, но ее население составляет всего 5,2 миллиона. Это этнически и религиозно однородная страна. В обществе господствует сильная лютеранская этика в сочетании с кристальной честностью. Однородность ведет к консенсусу: в Финляндии каждая значимая партия поддерживает государство благосостояния, что, по большому счету, означает высокие налоги, на которые оно опирается. Финны, в свою очередь, необычайно уверены в своем политическом классе и чиновниках. Коррупция - исключительно редкое явление.

Одна из фундаментальных финских ценностей похожа на американский принцип: 'обеспечивать равные жизненные возможности каждому'. Так говорит Пекка Химанен (Pekka Himanen), интеллектуал-вундеркинд из Хельсинки. Химанен, продукт финского образования, получивший степень кандидата философских наук (Ph.D. in philosophy) в 21 год, утверждает, что современной Финляндии это удается гораздо лучше, чем Соединенным Штатам, где он жил несколько лет, сотрудничая с Калифорнийским Университетом в Беркли (University of California, Berkeley).

Финны невероятно гордятся своей эгалитарной традицией. Финляндия - единственная страна в Европе, где никогда не было ни короля, ни своей аристократии. В Финляндии нет частных школ и университетов, нет снобских клубов, нет закрытых обществ, где богачи отрываются от повседневной жизни. Я не раз видел признаки классовой структуры, основанной на экономических различиях и образовательных достижениях, но был также впечатлен рассказами о жизни тех финнов, которые занимают высокие посты или заработали много денег.

Одним из богатейших людей Финляндии является Ристо Сийласмаа (Risto Siilasmaa), 39 лет, основатель и руководитель фирмы F-Secure, занимающейся интернет-безопасностью и успешно конкурирующей с американскими гигантами Symantec и McAfee. Бывший школьный 'ботаник', Сийласмаа своими руками заработал несколько сот миллионов долларов. У его жены Кайсу (Kaisu), матери их троих детей, характер совсем не миллионерский: она преподает в начальных классах обычной школы. Как каждый финн, с которым я говорил о деньгах, Сийласмаа не видит интереса в личном обогащении: 'Я люблю бороться и побеждать, - говорит он. - Но денег у меня всегда было достаточно с пятнадцати лет'.

Это тоже своего рода часть финского эгалитаризма; большинству финнов не присуще хвастовство или показное расточительство (за исключением разве тех случаев, когда они покупают дорогие автомобили). Финским властям известно, сколько зарабатывает каждый гражданин, и размер штрафов за нарушение правил дорожного движения зависит от доходов нарушителя. В прошлом году 27-летняя наследница местного колбасного магната была оштрафована на 170 000 евро (что на тот момент соответствовало 204 000 долларов), за езду со скоростью 50 миль в час в центре Хельсинки, где разрешенная скорость составляет 25 миль в час.

Образовательная система Финляндии также является воплощением эгалитаризма. Довольно удивительно, что это новая система, созданная усилием воли последнего поколения. Наибольший личный вклад в ее создание внес Эркки Ахо (Erkki Aho), генеральный директор Национального совета образования с 1972 по 1992 г. Как, улыбаясь, сказал мне сам Ахо (ему сейчас 68 лет), он был 'немного радикалом' - финским социал-демократом, верившим в то, что он может сделать свою страну более справедливой.

Для реформаторов образование было важнейшей областью. Традиционная финская система была консервативной и способствующей углублению социальных диспропорций: профиль образования определялся в конце четвертого класса, а те, кто не прошел испытания, не имели шанса получить высшее образование. Университетов было сравнительно мало, и образование, даваемое ими, было весьма посредственным.

Ахо и его коллеги считали, что образование должно быть 'всеобщим': все дети должны учиться девять лет в общих школах без разделения по способностям. Только при поступлении в 'высшие средние' или высшие школы (high school) школьники с научным профилем обучения отделялись бы от тех, кто заинтересован профессиональным обучением.

По мнению Ахо и его коллег, ключом к реформам была подготовка учителей. В Финляндии учительство всегда было статусной профессией, но теперь оно должно было стать еще более престижным. (Сегодня конкурс в педагогические институты составляет 10 человек на место). Учителя должны были бы обладать степенью магистра, полученной после шести лет подготовки, сочетающей обучение с реальной работой по специальности. 'Конечно, критики было немало, - вспоминает Ахо. - Учителя старших классов были настроены очень скептически. Критически были настроены родители. Культурная элита говорила, что для финских школ это будет катастрофой. Правые считали, что всеобщее обучение попахивает социализмом'.

К концу 1980-х новая система обрела широкую популярность. Ее эффект усилила реформа высшего образования, давшая Финляндии множество новых высококачественных университетов. По словам Ахо, проверкой на прочность стал серьезный экономический спад начала 1990-х. 'Прекрасно было видеть, насколько силен консенсус', даже при столь тяжелом экономическом положении, говорит он.

К 1990-м гг. Финляндия стала мировым лидером в области высоких технологий, во многом благодаря компании Nokia, на сегодняшний день крупнейшему в мире производителю сотовых телефонов. Финские ученики стали лучшими в мире по результатам международного экзамена для 15-летних учеников.

В результате, я пришел к выводу, что для Соединенных Штатом Финляндия не может быть образцом. Национальные различия имеют значение. Мотор нашего общества - деньги, его благословение - широкомасштабная частная филантропия, проклятье - чудовищная коррупция, а бремя - глубочайшее недоверие к властям и другим публичным институтам. Финнам все это чуждо.

Не по душе им и американский индивидуализм. Большинство финнов вполне устраивает шаблонное мышление, конформизм, стремление избежать риска - сейчас это стало проблемой, поскольку крайне нужны инициативные люди. Меня утомило присущее многим финнам, особенно, молодежи, чувство того, что им нечто причитается.

Сирпа Ялканен (Sirpa Jalkanen) микробиолог из университета в Турку, занимающаяся бизнесом в области биотехнологий, сказала мне, когда я был в этом старинном финском городе на берегу моря, что ее расстраивает 'это молодое поколение, любящее развлечения, легкую жизнь'. Она хотела бы, чтобы правительство требовало от каждого студента оплаты 'значительной, но приемлемой' части расходов на образование, просто, чтобы они 'могли это оценить'.

Но, даже если Финляндия не может быть для нас образцом, она может стать источником вдохновения. Образование показалось мне той областью, где американцы могли бы получить наибольшую пользу, беря пример с Финляндии. Из того, что было достигнуто реформами Ахо, американским школам по силам все - если мы действительно хотим сделать их хорошими.

Финны говорят о 'Финском национальном проекте', в который вовлечена значительная часть страны и почти все ее элиты.

Его цель - сделать страну более образованной, динамичной, адаптивной, зеленой и справедливой, а также более конкурентоспособной в быстро меняющейся глобальной экономике. Мануэль Кастельс (Manuel Castells), знаменитый испанский социолог, преподающий в Университете Южной Калифорнии (University of Southern California) и почти десять лет писавший о Финляндии, утверждает, что способность Финляндии к переделке себя связана с успехами в создании государства благосостояния, в котором финны чувствуют себя уверенно. 'Если вы обеспечите уверенность, и это будет ощущаться, тогда можно проводить реформы', сказал он мне.

В сложном финском языке есть слово talkoot, означающее 'взаимопомощь' (сходно со славянским понятием 'толока' - прим. пер.). Это мощная финская традиция, также отражающая национальное чувство того, что 'все мы в одной лодке', как говорили мне многие финны. Эта идея всегда была привлекательна для американцев, но в этой стране она почти всегда была абстракцией. Похоже, финны претворили ее в жизнь.

Роберт Кайзер - помощник редактора газеты 'Вашингтон Пост'. Недавно он вернулся из трехнедельного путешествия по Финляндии.

____________________________________________________________

Сегодня Финляндию считают номером один по ряду показателей. Например:

- Всемирный Экономический Форум в Давосе называет финскую экономику самой конкурентоспособной в мире.

- Йельский (Yale) и Колумбийский (Columbia) университеты присваивают странам 'индекс устойчивости', которым измеряется способность страны 'к охране окружающей среды на следующие несколько десятилетий'. Финляндия - первая в списке.

- Статистика Организации экономического сотрудничества и развития показывает, что по доле ВНП, расходуемой на инвестиции в научные исследования и разработки, Финляндия уступает только Швеции.

- Пятнадцатилетние финские школьники лидируют в промышленно развитом мире по развитию интеллектуальных способностей.

- По данным глобального исследования для Transparency International, Финляндия считается наименее коррумпированной страной в мире (США только на 17-м месте).

- Финны чаще, чем граждане других стран, читают газеты и берут книги в библиотеках.

- В Финляндии обучается больше музыкантов на душу населения, чем в любой другой стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.