Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Шмидке Александр, за что мы ему крайне признательны

____________________________________________________________

Восемь лет назад пиратский перевод нашумевшего эссе Сэмюэля Хантингтона 'Столкновение цивилизаций и передел мирового порядка' появился в Тегеране. Издатель получил заказ на 1000 копий, половину всего тиража. 'Мы гадали, кому они могли понадобиться', - вспоминает Мустафа Танкабони, который занимался распространением книги. Ответ на этот вопрос появился в виде военного грузовика, принадлежащего войскам Исламской Революционной Гвардии, который подъехал забрать книги. Среди получивших копии офицеров был Яхья Сафави, в настоящее время генерал и главнокомандующий Гвардией. Еще одна ушла к Махмуду Ахмадинеджаду, бывшему офицеру-резервисту Гвардии, ставшему недавно президентом Исламской Республики.

Запад самым серьезным образом недопонимает Иран. Видя газетные заголовки в Европе и Америке, можно подумать, что кризис в отношениях связан с ядерным оружием. Но настоящая причина намного значительнее: она в решимости Ирана по-своему перекроить карту Ближнего Востока - это целенаправленное 'столкновение цивилизаций' с Соединенными Штатами. Это тесно связано с еще одним ошибочным представлением об Иране, идеей о разделенности правящей элиты режима на 'консерваторов', сопротивляющихся примирению с Америкой и Западом , и 'умеренных', более склонных вернуть свою страну в международное сообщество. Настоящая власть в Иране, как это стало отчетливо видно после избрания Ахмадинеджада президентом, принадлежит теперь Революционной Гвардии.

В течение последних нескольких лет Гвардия во многих отношениях стала правительством. Ибрагим Асгарзаде, бывший офицер ИРГ, утверждает, что эта новая военно-политическая элита устроила ползучий государственный переворот. Пока бывший президент Мухаммад Хатами путешествовал по миру, пытаясь впечатлить западную публику цитатами из Гоббса и Гегеля, Гвардейцы построили впечатляющую сетевую структуру на территории всего Ирана и создали две политические организации: Усулгара (фундаменталисты) и Итари ('жертвующие собой'), привлекающие молодое поколение офицеров, гражданских служащих, управленцев и интеллектуалов. В 2002 эта структура захватила городской совет Тегерана и назначила Ахмадинеджада мэром. Через два года он стал кандидатом в президенты от Гвардии, обойдя прежнего президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани, бизнес-муллу среднего ранга, представлявшего уходящую со сцены 'старую гвардию'.

Победа Ахмадинеджада - это начало конца засилия клириков во власти. Он стал первым президентом, не являющимся муллой, с 1981 года. Обладатель кандидатской степени, он также является самым образованным из всех шести предыдущих исламских президентов. Его простонародное происхождение и популистские речи завоевали ему сильную поддержку, особенно среди бедняков, которые чувствуют себя обманутыми коррумпированными религиозными лидерами.

Это хорошие новости. А плохие новости состоят в том, что он в любом случае станет куда более грозным врагом Запада - и Америки в особенности. Месяц назад Генерал Сафави заявил перед аудиторией из офицеров ВМФ старших рангов, что задачей Тегерана является 'создание многополюсного мирового порядка, в котором Иран будет играть лидирующую роль в исламском мире'. Недавно Ахмадинеджад сделал одно из самых амбициозных правительственных заявлений за последние десятилетия, объявляя высшей целью внешней политики Ирана ни много ни мало создание 'правительства всего мира', под руководством Махди, Сокрытого Имама шиитов - иными словами, экспорт радикального ислама. Поскольку единственная мировая держава, способная бросить вызов этим устремлениям, Соединенные Штаты, находится 'при последнем издыхании', старой силе 'офули' ('заката') суждено быть смененной новой силой 'толуи' ('восхода') Исламской Республики. Геополитический контроль над Ближним Востоком, как недвусмысленно указывается в памфлете, является 'неоспоримым правом иранской нации'.

У жителей Запада может появиться искушение принять это за риторическое бряцание оружием. Но это не так. Иран всегда играл лидирующую роль в истории исламского мира. Это одна из двух единственных исламских наций, которые никогда не были колониями империй Запада. Он занимает центральную позицию в 'исламской дуге', простирающейся от Атлантики до Индийского океана. У него самая развитая экономика и самая сильная армия из всех государств исламского мира; в недрах страны находятся огромные резервуары быстро растущей в цене нефти. Единственная мусульманская страна, способная противостоять ему - Турция - предпочла покинуть исламский мир и присоединиться к Европейскому Союзу.

Таким образом, арена для противостояния с Соединенными Штатами уже определена. Иран уверен в своей победе, и в истории можно найти немного причин бояться обратного. Радикальные студенты вроде Ахмадинеджада в 1980 году уже могли убедиться, что США не делали ничего, кроме заявлений о протесте в связи с захватом своего посольства. Они видели, как Рональд Рейган следовал печально известному заявлению Хомейни - 'Америка нам ни хрена не сделает!' - когда ливанские террористы-самоубийцы, рекрутированные Тегераном, убили 241 морпеха США около Бейрута в 1982 г. Билл Клинтон говорил о санкциях, но впоследствии извинился за некие 'былые разногласия'.

Даже война Джорджа Буша с террором которая поначалу беспокоила мулл, обернулась в их стратегическое преимущество. Враги по обеим сторонам - баасисты в Багдаде и талибы в Кабуле - более не существуют. После изгнания Сирии из Ливана под давлением США Иран остался единственной влиятельной силой в регионе. Защита Бушем демократии подорвала традиционные связи Вашингтона со своими традиционными союзниками - и соперниками Ирана - такими как Саудовская Аравия и Египет. 'У американцев есть их так называемый 'Ближневосточный план', - недавно сказал в своей речи Верховный Лидер Али Хосейни Хаменеи. 'У нас тоже есть свой план для этого региона'.

Теперь еще и ядерный вопрос. ЕС недавно прервал переговоры после того, как Тегеран продолжил разработку программы по переработке урана, даже после того, как МАГАТЭ опубликовало отчет с заключением о том, что следы урана, найденные два года назад в Иране, происходят от зараженного оборудования, поставленного Пакистаном. Такое заключение будет иметь значительный вес при рассмотрении этого вопроса в Генеральной ассамблее ООН в сентябре. Тем временем, Америке еще предстоит разработать последовательную политику в отношении Ирана, чтобы не стоять в стороне и не критиковать других за попытки справиться с этой быстро растущей угрозой.

Перспективы выхода из ядерного тупика не очень хорошие. Новая иранская элита теперь говорит открыто о своих намерениях, поскольку убеждена, что Америка вскоре покинет регион. Стратегия Ирана скорее всего будет заключаться в том, чтобы дождаться ухода Буша, затягивать переговоры и в то же время обескровливать Америку до предела в Ираке и Афганистане, а также предотвращать мирное урегулирование в Палестине, разрушая надежды США на демократизацию Ближнего Востока. Проиранские элементы могут попытаться захватить власть не только в частях Ирака и Афганистана, но также и в Азербайджане и в нескольких государствах Персидского залива. Что касается Вашингтона, то неоконсерваторы могут мечтать о смене режима изнутри - но шансы на то, что это случится, особенно учитывая контроль Гвардии над армией и спецслужбами, почти равны нулю.

Ситуация не безнадежная. Умелая дипломатия может помочь найти средство сдерживания иранского режима. Оно не будет той 'грандиозной сделкой', на которую надеялся Клинтон, когда Иран остановит свою ядерную программу или поддержку терроризма в обмен на улучшение отношений с Западом и гарантии безопасности от Соединенных Штатов. Наоборот, это будет мини-сделкой, затрагивающей те вопросы, где Вашингтон и Тегеран могут уязвить друг друга. Такой курс был невозможен ранее, в первую очередь из-за борьбы различных фракций в правительстве Ирана, саботировавших политику друг друга. Но когда Гвардейцы получили власть, появляется возможность диалога.

Проблема заключается в том, что Тегеран не чувствует никакого давления. Благодаря растущим ценам на нефть, Иран зарабатывает почти 200 миллионов в день, и может теперь тратить много денег на решение социальных и экономических проблем. Еще более важным обстоятельством является то, что в США скоро стартует президентская кампания 2008 года , отвлекая внимание американских избирателей от проблем за рубежом, которые они, равно как и американские политики, предпочтут игнорировать. Тем временем, Иран уже будет иметь, или вплотную подойдет к обладанию ядерной бомбой.

Следующий американский президент может обнаружить себя в незавидной позиции, предлагая либо более крупную 'сделку', либо сталкиваясь с перспективой куда более масштабной войны с противником куда более крупным, чем Афганистан или Ирак. А профессору Хантингтону, между делом, возможно захочется поразмышлять о законе ненамеренных последствий.

____________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Шмидке Александр

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.