Кажется, мало кто сомневался, что по окончании оранжевой революции наступит неприятный период отрезвления от революционной романтики. Неожиданностью стало то, насколько быстро идет процесс этого отрезвления.

После инаугурации нового Президента в общественном мнении были чрезвычайно сильны надежды на изменения взаимоотношений власти и общества, ожидалось появление новых проектов устройства Украины. Увы, пока эти ожидания не оправдываются.

Приходится констатировать, что время, прошедшее после инаугурации, оказалось утраченным. Пришедшие к власти политики не смогли предложить ни более рациональной и прозрачной модели государственного управления, ни эффективных управленческих технологий. Политическое руководство страны предпочитает о своих намерениях сообщать на пресс-конференциях, в устных выступлениях во время поездок по регионам и на встречах с иностранными делегациями. Но политические программные документы отсутствуют. Для иллюстрации достаточно ознакомиться с содержанием подписанных за последнее время президентских указов и распоряжений. В основном, это - кадровые назначения, награждения, решение текущих оперативных вопросов, для которых достаточно было бы приказов отраслевых министров.

В каком-то смысле оправдание этому можно найти в том, что с самого начала избирательной кампании у команды тогдашнего кандидата не существовало каких-либо стратегических проектов. Однако за более чем полгода пребывания у власти можно было хотя бы создать рабочие экспертные группы по наработке проектов реформ в экономической, социальной, гуманитарной сферах. Но и рабочих групп не создано. Вывод - нынешний аппарат не в состоянии готовить Президенту документы стратегического порядка.

Не лучше обстоят дела и в правительстве. По итогам полугодия работы Кабинета Министров премьер объявила о существовании полтора десятка 'прекрасных' отраслевых программ. В 'Урядовом курьере' были напечатаны их названия. Но где следы этих программ? Во всяком случае на сайтах министерств их обнаружить невозможно.

Отсутствие интереса власти к разработке концептуальных проектов социально-экономического развития - только половина проблемы. Даже если предположить, что, условно говоря, завтра появится уникальная программа реформ, - ее все равно некому будет реализовывать. Непрекращающаяся кампания кадровых чисток привела к тому, что государственный аппарат управления систематически подвергается сильным деструктивным 'встряскам'. Для многих новых назначенцев актуальной задачей является освоение элементарных бюрократических навыков и управленческих функций. Тут не до реализации масштабных проектов, - хотя бы обеспечить сбор налогов, подготовиться к зиме и успешно отчитаться по результатам года.

Уже нельзя не видеть, что как снежный ком нарастают негативные процессы в экономике: зафиксированы замедление темпов роста ВВП и рост задолженности по зарплатам, на высоком уровне держится инфляция, падает инвестиционная привлекательность украинской экономики. Приходится констатировать, что на повестке дня уже стоит задача не презентации новых ('амбициозных', как сейчас принято говорить) проектов, а удержание социально-экономической ситуации от эскалации предкризисных процессов. Если раньше были основания говорить о возможностях ускорения развития и поиске нового качества государственного управления, то теперь круг проблем сузился до задачи предотвращения углубления кризисных тенденций.

Будем объективны: в том, что сейчас происходит в обществе, нет ничего случайного. За многообразием индивидуальных особенностей вполне выпукло вырисовывается одно генетическое свойство нынешней властной элиты - она относятся к типу спекулятивной демократии.

Этот термин означает, что властная элита осуществляет государственное управление при помощи манипулятивных приемов, когда деятельность государственных органов в первую очередь нацелена на создание видимости благополучия и продуцирование благоприятных эффектов. Отсюда гипертрофированное внимание к различным рейтингам, телевизионной картинке, благоприятной статистике.

Конструктивная демократия, напротив, стремится согласовывать свои действия не с эмоциональными и наглядными эффектами, а с рациональными установками. Этот тип деятельности стремится к выработке технологически безупречных действий, когда рассчитываются балансы рисков и преимуществ от принятого решения.

Демократия в определенном смысле всегда манипулятивна, но это свойство в условиях стабильных общественных систем ограничено строго локальными сферами. Например, периодами избирательных кампаний. По окончании выборов манипулятивность под действием бюрократической системы, законодательных ограничений и традиций сводится к минимуму. В Украине отсутствуют все названные ограничители. Дееспособная бюрократическая система не сложилась, регламентирующее деятельность институтов власти законодательство противоречиво и неполно, традиции вообще отсутствуют. В результате в нынешней государственной политике господствуют дух и ценности манипулятивной демократии.

Для иллюстрации рассмотрим события, которые сегодня на слуху.

'Сахарный' кризис - красноречивая иллюстрация стиля государственного управления, используемого нынешней властью, когда была задействована 'элегантная', как модно сейчас говорить, схема завоза в Украину сахара-сырца без уплаты таможенных пошлин. Это результат усилий экономического гения либералов-рыночников в правительстве? Полно вам, больше сие напоминает обычную спекулятивную схему - провернуть 'комбинацию', моментально получив прибыль. Об открытом лоббировании интересов импортеров, кажется, говорить не приходится. В результате украинские производители, как говорится, взвыли благим матом. Шутка ли, за несколько недель до начала сезона сахароварения завезти, по данным Национальной ассоциации производителей сахара, 260 тыс. т. импортного сырья!..

Следующий пример. На одной из недавних пресс-конференций премьер-министр, комментируя 'нехорошую' статистику замедления экономического роста, обвинила в этом: Госкомстат. Дескать, при Януковиче он давал 'неправильную' статистику, а теперь - 'правильную'. Так что, по версии Ю.В., нет оснований для беспокойства - результаты в экономике не просто хорошие, а 'амбициозно' хорошие.

Казалось бы, это заявление должно было вызвать настоящий переполох - как же так, орган государственной власти, ответственный за статистику, либо искажает отчетность в угоду политическим интересам, либо пользуется ненадлежащими методиками. После такого заявления ситуацию должна была изучить компетентная комиссия, ибо информацией Госкомстата пользуется исполнительная власть, сотни международных организаций, деловые круги. Опять-таки, когда начал 'неправильно' работать Госкомстат - в 2004 году или раньше? А при премьере Ющенко он работал нормально или тоже что-то искажал?

Но не будет никаких комиссий и расследований. Во-первых, потому что сейчас-то, по версии правительства, Госкомстат работает 'нормально'. А, во-вторых, в прошедшем времени спекулятивную демократию интересует только то, что можно использовать сегодня.

Главное достижение и предмет гордости власти - принятие так называемого 'гиперсоциального' бюджета - на поверку оказывается чрезвычайно рискованным решением. Реализация бюджета подается чуть ли не как проявление высшей добродетели власти - заботы о своем народе. Но многочисленные эксперты бьют тревогу, - 'гиперсоциальность' угрожает обернуться угрозой инфляции и падением экономического роста.

На самом деле аналогичных примеров можно привести множество. Тем не менее общий стиль проводимой властной элитой государственной политики, за редким исключением, прочитывается легко - создать благоприятный информационный повод, поставить дымовую завесу, произвести эффектное впечатление, улучшить рейтинг.

Административно-территориальная реформа оказалась единственным более-менее системным проектом, предложенным властью. Но и этот проект, содержащий немало рациональных идей, похоже, станет жертвой желания заработать на нем добавочные 'очки'. Инициаторы АТР оказались в полном замешательстве, когда возникла необходимость убедить людей в целесообразности траты немалых бюджетных средств на перекройку границ районов. Не получилось и аргументированно объяснить, почему реформа должна быть проведена именно до выборов 2006 года. Это только усиливало опасения, что истинная цель АТР отличается от предъявленной общественному мнению.

Нынешний триумф спекулятивной демократии - логический результат десятилетия, по недоразумению названного 'эпохой' Кучмы. Технология спекулятивной демократии составляет бизнесовый и политический опыт победивших оппозиционеров. Благодаря использованию ее приемов они сумели противостоять проискам 'антинародного режима' и прийти к власти. К абсолютной власти.

Спекулятивная демократия эффективна, когда надо разрушить закостенелые общественные системы. Но она становится чрезвычайно опасной, когда с ее помощью управляют государством, в котором отсутствуют устойчивые традиции контроля гражданского общества, законодательная база и экономическая стабильность. Опасность такого типа управления - утрата чувства реальности. Риторика публичных клятв на верность 'идеалам Майдана' и бахвальство заменяют здравый смысл в государственном управлении. За небольшой период пребывания у власти из публичных выступлений лидеров революции можно составить целую коллекцию цитат типа 'мы лучшие', 'с нас все берут пример' и проч. Сейчас эти реплики воспринимаются с некоторой долей иронии. Ну, а если вожди действительно поражены комплексом собственной исторической полноценности и всерьез думают, что с них надо брать пример? Тогда просто беда.

Спекулятивная демократия - это раздорожье, переходное состояние политической системы. Из этого состояния либо формируется конструктивная созидающая демократии, либо в обществе устанавливаются авторитарные методы управления. И сейчас не просто сказать, какой вектор развития для Украины станет доминирующим.

Во всяком случае, на сегодня безошибочно можно указать признаки авторитаризма. Это когда вместо разработки институциональных реформ и социально-экономических доктрин звучат призывы к патриотизму и заботе о народе, когда кадровая политика основывается на родственных связях и кумовстве, когда морализаторские поучения становятся определяющими в практике государственного управления.

Логично предположить, что существуют какие-то факты, указывающие на укрепление установок конструктивной демократии, здорового технократизма, предсказуемости и стратегичности проводимой государственной политики.

Но где эти факты?

N158, п'ятниця, 2 вересня 2005

Алексей ВАЛЕВСКИЙ - политолог