Сторонники теории хаоса любят рассказывать о том, как бабочка, машущая своими крылышками в Пекине, способна вызвать землетрясение в Латинской Америке. Но история может предоставить нам еще больше фактов в подтверждение данной теории - например, как солдат, справивший в 1937 году нужду в Пекине, погрузил Японию в восьмилетнюю войну с Китаем, спас Европу от десятилетия нацистского господства и вызвал сокрушительное поражение Токио в 1945 году. История эта особенно уместна сейчас, когда Китай решил отметить 60-ю годовщину разгрома Японии во Второй Мировой войне большой мемориальной выставкой у моста Марко Поло, находящегося в пригороде Пекина.

Китайцы говорят, что стрельба, которую открыли японские военные возле моста ночью 7 июля 1937 года, и вслед за которой они заявили, что в соседнем городке пропал их солдат, была преднамеренной провокацией Японии, нацеленной на то, чтобы оправдать последующее нападение на Китай.

Однако надежные источники, которые проводили подробные опросы японских участников так называемого инцидента на мосту Марко Поло, рассказывают совершенно иную историю. По их словам, во время проходивших там учений прозвучало несколько выстрелов, произведенных неизвестно кем, и что один японский солдат, отправленный с поручением, вскоре после этого пропал без вести. Воинственно настроенный командир, преданный императору, под предлогом мести за исчезнувшего солдата отдал приказ подготовиться к ответному удару по расквартированным поблизости китайским войскам.

Но пропавший солдат вскоре объявился и рассказал, что он заблудился после того, как свернул в сторону, чтобы сходить по нужде. Но и после этого командир настоял на проведении запланированного наступления, заявив при этом, что первые выстрелы, а также и последовавшие за ними, не были случайностью, и что они были нацелены на его подчиненных.

На следующий день история получила свое продолжение. Японские представители, посланные в близлежащий город для переговоров о прекращении огня, выдвинули неприемлемые требования: принести извинения за будто бы нарочно устроенную стрельбу, наказать виновных и, по непонятной причине, обыскать город, чтобы найти якобы пропавшего солдата (предположительно того самого, который накануне какое-то время отсутствовал).

Под предлогом того, что китайцы отреагировали неискренне (что вполне понятно), японская сторона начала полномасштабные боевые действия. Через три дня Токио дал свое добро на эскалацию войны, пообещав прислать подкрепления.

Не удивительно, что Китай предпочитает смотреть на эту трагедию ошибок как на закономерность, а не как на случайность. Однако в то время мало кто из представителей высших военных и политических кругов Японии стремился к полномасштабной войне с Китаем. Ползучее продвижение японцев в Маньчжурии и на севере Китая привело к тому, что они уже в достаточной мере контролировали эту страну. Следующей целью была Сибирь.

Решающими факторами, подтолкнувшими Токио к направлению своих войск в Китай, стали антикитайская истерия и презрение к этой стране, подогревавшиеся средствами массовой информации и низшими военными чинами до и во время инцидента у моста Марко Поло. Последовавшие за этим нападения на японских граждан и их владения в Китае со стороны антияпонских элементов привели к дальнейшей эскалации.

Даже в этих условиях мощная и наполовину самостоятельная Квантунская армия Японии, дислоцированная в Маньчжурии, планировала наступление вглубь Сибири. Только в 1939 году, когда усилилось противостояние с Китаем, а пробное наступление японской армии на маньчжурской границе в районе Халхин-Гола было сорвано, Токио наконец изменил свою стратегию, отказавшись от 'удара по северу' в пользу 'удара по югу'. Это привело к тому, что японские войска еще больше углубились на китайскую территорию, а затем проникли во французский Индокитай, что, в свою очередь, повлекло за собой введение США торгового эмбарго против Японии, нападению японцев на Перл-Харбор в декабре 1941 года и в итоге - к поражению страны в 1945 году.

Изменение японских планов также привело к тому, что советский суперагент Рихард Зорге, работавший в Токио, убедил Москву в отсутствии у Токио намерений проводить наступление в Сибири. Это позволило советскому руководству снять свои отборные части из Сибири и перебросить их в 1941 году на защиту Москвы, а позже - в Сталинград. Если бы планировавшееся японцами наступление на Сибирь было согласовано по времени с нападением Гитлера на Советский Союз в 1941 году, армии Сталина почти наверняка были бы разбиты. Победоносные Германия и Япония разделили бы между собой остальной мир. Сегодня большинство из нас говорило бы по-немецки или по-японски.

Японские правые политики же рассказывают другую историю. Возглавляющий эту группу историк из Софийского университета Токио Шоичи Ватанабе (Shoichi Watanabe) утверждает, что выстрелы, прозвучавшие в 1937 году на мосту Марко Поло, не были случайными, что это было частью заговора китайских коммунистов, нацеленного на развязывание полномасштабной войны с Японией, которая должна была оказать им помощь в гражданской войне с центральным правительством. Сегодня эти правые кипят от злости из-за того, что коммунисты не только победили в гражданской войне, но и расстроили планы Токио против Москвы, а также втянули Японию в разгромную для нее войну с США и привели ее к ядерному унижению.

Как бы то ни было, ясно одно: если бы не тот отошедший в сторону японский солдат, мир сегодня был бы совсем иным. Кстати, звали его Кикухиро Шимура.

Грегори Кларк является вице-президентом Международного университета Акита, специализирующимся на Китае и Советском Союзе. В прошлом он австралийский дипломат.