В четверг с государственным визитом в Германию прилетит президент России Путин. Разумеется, речь идет о дружеской предвыборной поддержке канцлера Германии Герхарда Шредера (Gerhard Schrоеder), оказавшегося в трудном положении. Но Путин хочет, прежде всего, привлечь внимание к балтийскому газопроводу, в строительстве которого, более чем вероятно, примут участие также немецкие компании. Проект является разумным с точки зрения энергетической политики, хотя в Польше и в Белоруссии появляется недовольство, так как трубопровод пойдет напрямую в Западную Европу, минуя эти две страны. Данное обстоятельство вызывает вопрос, а как Германия должна относиться к России в принципе. Не перешагнул ли канцлер Шредер во время своей пресловутой ночной встречи за красным вином с Путиным, 'демократом чистейшей воды', роковым образом постыдный порог, отделяющий дружбу, предполагающую соблюдение определенной дистанции. Или же, наоборот, канцлер укрепил базу прочного стратегического партнерства, чего не хотят понимать живущие прошлым критики?

Вопрос о роли Германии в мире встает в захватывающее время. Прежней твердой уверенности нет, новая - не обретена. Десятилетиями страна жила, находясь в прочном защитном корсете. Европа заменила народу, коллективно объявленному после двух мировых войн вне закона, благодарное и замечательное отечество. На мировой арене он был прочно интегрирован в трансатлантический союз. 'Холодная война' разрешила вопрос о немецкой идентичности и немецких интересах, показав ее место. С той поры многое изменилось. История не остановила свой бег, но произошло размывание фронтов, и великим державам пришлось рассчитывать на самих себя. Трансатлантический союз оказался в конфликте из-за разного восприятия угроз. ЕС, переживающий многочисленные кризисы, сталкивается с противоречиями. Вопрос Хантингтона (Huntington) - 'Кто мы?', обращенный к США, приобретает все большее значение, прежде всего, для немцев, которых все больше охватывает чувство неопределенности, от которого, казалось, удалось избавиться.

Совсем терять хладнокровие нельзя. Германия после катастроф 20 столетия превратилась в образец демократической страны. Явно возвращающийся алармизм, будто немцы смогут цивилизованно жить только в жестких рамках непоколебимых альянсов, не отвечает действительности. Отношения страны с Западом являются неоспоримыми. Германо-американская дружба переживет и заблуждения федерального канцлера, который перед войной в Ираке оказался на гребне воинственно-агрессивной волны антивоенного энтузиазма. Вопли в адрес США, воспринятые в разгар противостояния безосновательно как антиамериканизм, не могут быть руководством к действию уже потому, что ни немцы, ни европейцы не столь глупы, чтобы резать пуповину, связывающую их со страной, имеющей самую успешную экономику на планете. Слышатся ворчание и жалобы, но в принципе всем ясно, что они будут оставаться зависимыми друг от друга. Американцы - поскольку они являются производным Европы, европейцы - поскольку не хотят отказываться от американцев как защитников и источника вдохновения в экономических, культурных и политических делах.

Германия - европейская, западная средняя страна, со стороны которой больше не исходит никакой опасности, и которая не вызывает раздражения. Страна устоялась, и в ней, в том числе и в ущерб самой себе, сформировался наивный экологический, пацифистско-феминистский менталитет социального государства, который тут же влечет за собой изменение в поведении. Если не учитывать известную немецкую склонность, донимать мир добрыми предложениями и нравоучениями, то от сознания своей избранности прежних дней ничего не осталось. Германия - обычная, безобидная стран, пытающаяся снова нащупать свои национальные интересы.

С этой точки зрения надо подходить к оценке отношений с Россией спокойно. Путин, конечно, не образец демократа, разумеется, нельзя по нашим меркам одобрять его действия в Чечне и против олигархов, имеющих политические амбиции. Но бесспорно то, что вылезающее из болота громадное государство во главе с бывшим человеком из КГБ и обладателем черного пояса развивается в направлении, которое можно приветствовать. Германия, как демократическая страна Запада несет ответственность как 'honest broker' именно по отношению к таким странам, как Россия, которой она обязана протянуть руку. Толкователям и критикам в Германии, чтобы привыкнуть к такому нормальному положению вещей, еще необходимо время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.