Обжегшись на иракской авантюре, Великобритания, Франция и Германия, три крупнейшие европейские страны, из которых первая поддержала войну против Саддама Хусейна, а две другие ее осудили, пытаются избежать повторения того же сценария в случае с Ираном. Первое время американцы скептически, чтобы не сказать с подозрением, относились к дипломатическому наступлению европейцев. А потом, поскольку никакой иной политики они взамен предложить не сумели, оказали им сдержанную поддержку, по-прежнему пребывая в убеждении, что их усилия потерпят провал.

Западные страны согласны в одном: необходимо помешать иранцам создать атомную бомбу. Причин две: во-первых, если Иран будет иметь доступ к ядерному оружию, это дестабилизирует взрывоопасный регион, а во-вторых, тем самым будет нанесен новый удар по доктрине нераспространения.

Оба эти аргумента теперь являются своего рода народной мудростью. Но так ли уж они убедительны?

Сначала нужно понять, намерен ли Иран стать ядерной державой. Иранцы говорят, что им хотелось бы иметь возможность обзавестись ядерным оружием 'на случай чрезвычайных обстоятельств'. Но это, скорее, проблема статуса, чем военной мощи. Для страны, которая за свою историю неоднократно сталкивалась с угрозой своему существованию и энергетическая политика которой с 1950 года осуществляется под диктовку из-за рубежа, ядерное оружие является доказательством подлинности ее могущества. Именно так и рассуждал де Голль, когда объяснял, зачем Франция оснащается ударной силой.

Во всяком случае, иранцы пока еще далеки от достижения цели, хотя мнения экспертов по поводу продвижения научных изысканий и претворения их в жизнь расходятся. Некоторые считают, что им понадобится еще лет десять, чтобы быть в состоянии изготовить атомную бомбу. Но это не причина, чтобы их вовремя не остановить.

В 80-х годах, после войны с Ираком, Иран закупил у Пакистана реакторы, при помощи которых можно производить обогащенный уран, необходимый для создания бомбы. По словам Тегерана, этот обогащенный уран предназначен для гражданских нужд. Нужен ли, на самом деле, он иранцам для того, чтобы вырабатывать электроэнергию? Сейчас у них имеется только одна АЭС в Бушере, построенная русскими, которые будут поставлять им ядерное топливо и перерабатывать отходы. По их утверждению, они собираются построить и другие, чтобы не зависеть от нефти для обеспечения своих потребностей в энергетике.

Их довод был бы не таким сомнительным, если бы они, по крайней мере, дважды не смошенничали. Они скрыли от инспекторов Международного Агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), что у них имеются реакторы, спрятанные в пригороде Тегерана. И они возобновили первую стадию обогащения в Испахане (Ispahan), нарушив обязательства, подписанные с европейской тройкой. Хотя требования европейцев, поддержанные американцами, просты: никакой связанной с обогащением деятельности, иначе - санкции.

Однако Договором о нераспространении (ДНЯО) не запрещается обогащение урана в мирных целях. Тегеран не только парафировал этот договор, но еще и подписал дополнительный протокол, предусматривающий усиленные инспекции. Разве документ уже устарел? Некоторые так думают. Де Голль в свое время отказался его подписать от имени Франции, обязавшись исполнять только одно из его положений: не помогать не обладающим ядерным оружием странам его получить. Да он и не верил в его эффективность. 'Церковный собор ведь вынес арбалету приговор, ну и что. . .', - объяснял он американскому госсекретарю Дину Раску (Dean Rusk).

Разрабатывая ДНЯО, Америка и Советский Союз стремились сделать клуб ядерных держав закрытым, для того чтобы, во-первых, сохранить собственное превосходство, если не монополию: в то время насчитывалось пять ядерных держав (помимо двух крупнейших, еще Великобритания, Китай и Франция), а во-вторых, чтобы помешать Германии получить туда доступ.

С тех пор его подписали 187 стран, и ни одна не взорвала ни одной бомбы. В конце концов, и Франция ратифицировала его в 1992 году. Конечно, и другие государства стали ядерными державами - Израиль, Пакистан, Индия - но эти страны не поставили свою подпись под ДНЯО. А вот Северная Корея вышла из него в 2003 году.

Является ли распространение само по себе злом? Такое убеждение разделяют многие, но есть и такие, кто с ним не согласен. Некоторые подчеркивают, что ядерное оружие в основном необходимо для устрашения, что было действенным во времена холодной войны между Западом и СССР, да и сейчас еще действует. Если Пакистан и Индия еще не вступили в окончательный конфликт, говорят они, то именно потому, что они оба способны уничтожить друг друга. Ядерное оружие далеко не является дестабилизирующим фактором, оно, если и не гарантия, то, по крайней мере, элемент стабильности. . .

Однако ядерное устрашение - игра логическая, для которой требуется ограниченное число участников. Противники распространения, с тех пор как Советский Союз, испытав свою первую атомную бомбу, нарушил американскую монополию, добавляют, что ядерную угрозу представляет не столько само оружие, сколько характер обладающего им режима. В отношении Ирана, как и в отношении Северной Кореи, так оно и есть.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Даниэля Верне на ИноСМИ.Ru

Путин - неудобный партнер для Шредера ("Le Monde", Франция)

Китай: Незаметное стратегическое отступление Европы ("Le Monde", Франция)

Примирение 'по-верденски' на востоке Европы ("Le Monde", Франция)

Пример Грузии в полутонах ("Le Monde", Франция)

Последствия французского 'нет' ("Le Monde", Франция)

'Затмение' неоконсерваторов ("Le Monde", Франция)

Разорванная связь России с ее прошлым ("Le Monde", Франция)

Хорошие воспоминания о Балканах ("Le Monde", Франция)

Три Мушкетера и Россия ("Le Monde", Франция)

Перестройка: успешный провал ("Le Monde", Франция)

Как организовать диалог между США и Европой ("Le Monde", Франция)

25 перед лицом революции Буша ("Le Monde", Франция)

Путин - 'беднякам отец родной' ("Le Monde", Франция)

Поражение Путина, надежда для России ("Le Monde", Франция)

Турция, Украина: общая битва? ("Le Monde", Франция)

Будущее России ("Le Monde", Франция)

Владимир Путин: поворот к Западу ("Le Monde", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.