12 сентября 2001 года я был в Иерусалиме - давал интервью израильскому телевидению, и на вопрос журналиста: 'Уверены ли Вы, что администрация Буша достойно отреагирует на это нападение?', я, насколько могу припомнить, ответил: 'Абсолютно уверен. Если уж я в чем-то уверен, то в том, что эти ребята сумеют, когда надо, нажать на курок'.

То, что Джордж Буш и Дик Чейни как раз подходят для того, чтобы разбираться с такими, как Усама бен Ладен, было практически подсознательной реакцией - в чем я, кстати, был не одинок. В результате Буш получил широчайший мандат на действия - практически карт-бланш, которого после выборов у него не было и не могло быть. К сожалению, этот ресурс он использовал не только на борьбу с террористами, но и на то, чтобы продвигать радикально-жесткую политику, обычно предлагаемую консерваторами - по налогам, стволовым клеткам, вопросам окружающей среды и иностранным договорам, - с которой до 11 сентября у них мало что получалось. В этом смысле день теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне полностью извратили нашу политическую систему и наше общество.

Ну что ж, если 11 сентября стало для администрации Буша началом 'золотого времени', то Катрина жестоко положила ему конец. После 11 сентября ветер дул Бушу в спину, теперь же он дует ему прямо в лицо. И, если команда Буш-Чейни была правильным выбором для того, чтобы разобраться с Усамой, то в противоборстве с Катриной они ничего не показали - причем вся неприглядная изнанка и бестолковость расстановки приоритетов проявились не где-нибудь, а здесь, в нашей собственной стране.

Эти люди гораздо лучше умеют причинять боль, чем чувствовать ее. Они гораздо лучше умеют разбрасывать камни, чем собирать их, и неизмеримо лучше умеют защищать религиозный посыл о 'человеке как венце творения' в теории, нежели применять эту теорию на практике.

Например, совершенно очевидно, что нам необходима реальная политика в области энергосбережения. Все бы хорошо, только Бушу само слово 'энергосбережение' дается с трудом. А как Вы себе представляете Дика Чейни, уже громко заклеймившего политику энергосбережения как политику 'личной выгоды', якобы ничего общего с общенациональными вопросами не имеющую, во главе кампании, направленной против нефтяных фирм, взвинчивающих цены на топливо?

Ну, и, конечно, наши сакраментальные президентские максимы, куда же без них: 'Это не деньги государства. Это ваши деньги' или 'Вытягивать деньги из Ваших карманов, чтобы набить ими карман государства - это совсем не то, что мы хотели бы сделать с нашей экономикой'. Что ж, теперь никто не удивится, если следующим, что мы услышим от Буша, будет: 'Проблемы урагана - это не проблемы государства. Это ваши проблемы'.

У правительства, налоговой политикой которого рулит такой чудовищно эгоистичный человек, как Гровер Норквист (Grover Norquist, председатель ассоциации 'Американцы за налоговую реформу' (Americans for Tax Reform), взявший с Дж. У. Буша, когда тот был еще кандидатом в президенты, подписку в том, что он не будет проводить политику повышения налогов - прим. перев.), не однажды говоривший: 'Я не хочу уничтожать государство. Я просто хочу урезать его до такого размера, чтобы при необходимости его легко можно было затащить в ванную и утопить в умывальнике', в принципе нет ничего такого, что можно было бы успешно применить в случае с Катриной. То, что я сейчас скажу, я на всем свете желаю только одному человеку: господину Норквисту. Так вот, я хочу, чтобы у него оказалась какая-нибудь недвижимость около Нью-Орлеана, которая никогда уже не будет нормально выглядеть, потому что где-то кому-то на что-то не хватило государственных денег. Я хочу, чтобы вода залила его подвал. И я хочу, чтобы плотину прорвало в тот момент, когда он будет увлеченно топить государство в своем умывальнике, и ему придется ждать, чтобы прилетел армейский вертолет и вытащил его из города.

Команда Буша после 11 сентября так увлеклась раздачей налоговых слонов, что казалось, будто эти люди думают, что 'черный день' никогда не наступит, и деньги можно тратить совершенно свободно. Конечно, всякому понятно, что рано или поздно черные дни наступают всегда, но Карлу Роуву (Karl Rove, заместитель начальника личного аппарата Дж. У. Буша по политическим вопросам - прим. перев.), видимо, казалось, что наступят они уже не при господине Буше, так что расхлебывать заваренную кашу придется уже не ему. Что ж, что случилось, то случилось. Что теперь?

Катрина разорвала в клочья не только дома Нового Орлеана, но и нашу уверенность в том, что мы можем снижать налоги, давать нормальное образование своим детям, достойно конкурировать с Индией и Китаем, добиться успеха в Ираке, продолжать развивать инфраструктуру внутри страны, ликвидировать последствия стихийного бедствия - и при этом окончательно не залезть в долги к Пекину.

В общем, Катрина обнажила многое, что под прикрытием борьбы с Усамой администрация Буша либо намеренно не замечала, либо делала не так, как надо. После 11 сентября Буш отказался ввести налог на бензин, что гораздо раньше поставило бы людей перед необходимостью использовать более экономичные машины, позволило бы накопить средства на случай непредвиденных катастроф и снизило бы нашу зависимость по энергоносителям от самых страшных режимов мира. Буш отказался строить национальную медицинскую службу, которая в какой-нибудь приемлемой форме могла бы предоставлять медицинские услуги тем сорока миллионам человек, у которых нет средств на страховку. И Буш продолжал снижать и снижать налоги, хотя именно поэтому у нас появились недостроенные плотины и поэтому у нас в армии оказалось слишком мало людей, чтобы справиться одновременно с Катриной, Саддамом и Усамой.

Как однажды заметил мой друг Джоэл Хайятт (Joel Hyatt), бизнесмен и член Демократической партии, философия Буша с того самого дня, как самолеты разрушили Всемирный торговый центр, была простой: 'На войне как на войне? Тогда я требую продолжения банкета!'.

Банкет окончен. Если Буш хоть что-нибудь вынесет для себя из уроков, преподанных ему Катриной, у него еще будет возможность сменить свою программу, написанную 11 сентября 2001 года, на что-нибудь новое, имеющее больше общего с реальностью. Если так и будет, значит, Катрина разрушила Новый Орлеан, но помогла восстановить Америку. Если же Буш продолжит проводить свою политику как ни в чем ни бывало, на каждом повороте его будут поджидать проблемы еще похлеще нынешних. Значит, Катрина и разрушила город, и разбила его как президента.

____________________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Трагическая цена бушевского помешательства на Ираке ("The Financial Times", Великобритания)

Руки помощи ("The Guardian", Великобритания)

Цена, которую приходится платить за культуру стяжательства ("Los Angeles Times", США)

Вы тоже виноваты, г-н Буш! ("The Washington Post", США)

Двойной позор ("The New York Times", США)

Бессильная сверхдержава ("Frankfurter Rundschau", Германия)

За рубежом - мировая держава, у себя дома - бессильная страна ("Die Presse", Австрия)

Город насилия, слухов и взаимных упреков ("The Financial Times", Великобритания)

Буря после урагана ("The New York Times", США)

Урок пятой категории ("The Sydney Morning Herald", Австралия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.