8 сентября 2005 года. Прежде чем наше внимание переключится на следующий заголовок на первой странице, давайте извлечем главный урок из урагана "Катрина". Речь не идет о некомпетентности администрации Буша (George W. Bush), скандальном пренебрежении к бедным чернокожим людям в Америке или о нашей неготовности к серьезным природным катастрофам - хотя все это тоже имеет отношение. Самый важный урок "Катрины" заключается в том, что твердая корка цивилизации, по которой мы ступаем, всегда тонка, как вафля. Один толчок, и вы провалитесь сквозь нее, царапаясь и отбиваясь в борьбе за свою жизнь подобно дикой собаке.

Вы считаете, что грабежи, изнасилования и вооруженный террор, которые начались в Новом Орлеане буквально через считанные часы, никогда не случились бы в славной цивилизованной Европе? Не торопитесь с выводами. Все это уже было здесь, на всем континенте, не далее как 60 лет назад. Почитайте мемуары людей, переживших Холокост и ГУЛАГ, свидетельства Нормана Льюиса (Norman Lewis) о событиях 1944 года в Неаполе или недавно переизданный дневник немецкой женщины, находившейся в Берлине в 1945 году. Это даже не было форс-мажором природной катастрофы. Ураганы в Европе были творением рук человеческих.

Основной вывод все тот же: стоит только нам лишиться элементарных основ организованной, цивилизованной жизни - продуктов питания, жилья, питьевой воды, минимальной личной безопасности - и мы в какие-то часы вернемся обратно в естественное состояние по Гоббсу (Hobbes): война всех против всех. Некоторые люди в определенные моменты проявляют героическую солидарность; большинство людей большую часть времени ведет безжалостную борьбу за индивидуальное и генетическое выживание. Лишь немногие на время становятся ангелами, большинство снова превращается в приматов.

Слово "цивилизация" в одном из наиболее ранних своих значений означало процесс очеловечивания первобытных людей - под которым, как я полагаю, мы подразумеваем достижение взаимного признания человеческого достоинства или, по меньшей мере, принятие в принципе желательности такого признания. [Как это сделал рабовладелец Томас Джефферсон (Thomas Jefferson), пусть даже он и не сумел осуществить на практике то, к чему призывал.] Читая на днях Джека Лондона (Jack London), я нашел необычное слово "децивилизация". То есть противоположный процесс, такой, при котором люди перестают быть цивилизованными и становятся варварами. "Катрина" говорит нам о постоянно присутствующей возможности децивилизации.

Существуют намеки на это даже в нашей повседневной жизни. Хорошим примером является ярость (водителей и пешеходов) на дороге. Подумайте также над тем, каково бывает дожидаться ночного авиарейса, который задержан или отменен. Поначалу тщательно охраняемые коконы персонального пространства, которые мы носим с собой повсюду, в залах ожидания аэропортов рассыпаются на вспышки солидарности. Взгляд взаимной симпатии поверх газеты или экрана портативного компьютера. Несколько слов взаимно испытываемой неудовлетворенности или иронии. Нередко это перерастает в более сильные выражения групповой солидарности, направленной, возможно, против злополучного персонала, который оформляет пассажиров на рейсы авиакомпании "British Airways", "Air France" или "American Airlines". (Найти общего врага - единственно надежный путь к человеческой солидарности.)

Но затем расползаются слухи, что осталось несколько мест на другой рейс, посадку на который оформляют у стойки 37. Солидарность мгновенно рушится. Ангелы становятся приматами. Больные, немощные, пожилые, женщины и дети остаются позади в массовом броске к стойке. Мужчины в темных костюмах с дипломами Гарварда или Оксфорда и с безукоризненными застольными манерами превращаются в горилл, несущихся по джунглям. Когда, растолкав локтями конкурентов, они получают свой посадочный талон, то удаляются куда-нибудь в угол, избегая пристальных взглядов других людей. Горилла, которая получила свой банан. (Поверьте, я знаю, что говорю, ибо сам бывал такой гориллой.) И все это только лишь для того, чтобы избежать ночевки в гостинице "Holiday Inn" города Де-Мойн.

Совершенно очевидно, что децивилизация в Новом Орлеане была в тысячу раз хуже. Я не могу отделаться от ощущения, что такое произойдет вновь, и таких случаев станет куда больше, когда мы углубимся в 21-й век. Слишком уж много маячит на горизонте серьезных проблем, которые вполне могут отбросить человечество назад. Самой очевидной угрозой являются новые природные катастрофы, как результат изменения климата на планете. Если этот катаклизм будет интерпретирован американскими политиками вроде Джона Маккейна (John McCain) как - пользуясь затасканной фразой, которую они сами, несомненно, используют - "сигнал побудки", чтобы предостеречь американцев об опасных последствиях того, что Соединенные Штаты продолжают закачивать в атмосферу двуокись углерода, как если бы у них не было завтрашнего дня, тогда ураган "Катрина" принес хоть какое-то благо. Но, быть может, уже поздно. Если правильны недавние признаки, что не только полярный лед, но и зона вечной мерзлоты в Сибири начали подтаивать, что, в свою очередь, породит новые эмиссии природных "парниковых" газов, тогда мы вошли в безостановочную нисходящую спираль. Если это именно так, если большие территории на нашей планете подвергнутся ударам непредсказуемых ураганов, затоплениям и температурным изменениям, тогда то, что произошло в Новом Орлеане, покажется нам вечеринкой с чаем.

В определенном смысле эти ураганы тоже будут творением рук человеческих. Но есть также и более прямые угрозы одних людей в отношении других. Пока что результатами террористических нападений стали гнев, страх, некоторое ограничение гражданских свобод и злоупотребления в центре временной изоляции на базе США Гуантанамо и в тюрьме "Абу-Грейб", но эти нападения не привели к массовой истерии или к поискам козлов отпущения. Меньше всего в Лондоне, мировой столице флегматизма. Но предположим, что мы пока что ничего не видели. Предположим, террористическая группа взорвет в каком-либо крупном городе "грязную бомбу" или даже маломощный ядерный боеприпас. Что тогда?

Почти такую же силу, как наводнение, имеет давление массовой миграции с бедного и перенаселенного Юга планеты на богатый Север. (Вовсе не случайно популисты, выступающие против иммиграции, рутинно используют сравнение с наводнением.) Если природное или политическое бедствие заставит покинуть насиженные места новые миллионы людей, наши органы контроля иммиграции однажды уподобятся плотинам Нового Орлеана. Но даже при нынешних уровнях иммиграции являющиеся их следствием столкновения - особенно между мусульманами и коренными европейцами - оказываются взрывоопасными. Насколько цивилизованными мы останемся? Судя по тому, как говорят друг о друге некоторые европейцы и некоторые мусульманские мигранты, я вижу надвигающуюся тень нового европейского варварства.

Далее, есть еще вызов, о котором я упоминал на страницах этой газеты 2 недели назад: интеграция в международную систему нарождающихся великих держав, в частности, Индии и Китая. Особенно в случае с Китаем, где коммунистические лидеры нового времени, чтобы оставаться во власти, используют разнообразные формы национализма, существует опасность войны. Ничто не децивилизует людей быстрее и надежнее, чем война.

А потому не обращайте внимания на предсказанное Сэмюэлем Хантингтоном (Samuel Huntington) "столкновение цивилизаций". Это, как гласит старая русская поговорка, было давно и неправда. В данном случае под угрозой оказывается просто цивилизация, тонкая корка, которую мы положили поверх бурлящей магмы природы, включая и человеческую природу. Новый Орлеан открыл небольшую дыру, через которую мы сумели бросить взгляд на то, что всегда лежит под поверхностью. Большой Кайф (Big Easy - прозвище Нового Орлеана - прим. пер.) демонстрирует нам Большую Трудность (Big Difficult), которая заключается в сохранении целостности этой корки.

В режиме политической проповеди мы можем воспринимать "Катрину" как призыв к тому, чтобы всерьез заняться стоящими перед нами вызовами, а это значит, что большие блоки и великие державы мира - Европа, Америка, Китай, Индия, Россия, Япония, Латинская Америка, Организация Объединенных Наций - должны поднять международное сотрудничество на более высокий уровень. Однако при более трезвом анализе мы можем прийти к более пессимистичному выводу: что где-то в 2000 году мир достиг высшей точки в распространении цивилизации, на которую, возможно, с тоской и завистью станут оглядываться будущие поколения.

Как это часто бывает, я надеюсь, что окажусь неправым. Прочтите вашу по-новому оформленную, дружественную к читателю газету "The Guardian" в 2020 году и тогда узнаете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.