На друзей всегда можно положиться. Путин и на сей раз не дал усомниться в этом. За 10 дней до выборов в Бундестаг российский президент дал возможность канцлеру Германии Герхарду Шредеру провести очередной смелый маневр.

Строительство нового газопровода через Балтийское море обеспечивает немецким концернам чрезвычайно выгодные заказы, а стране неиссякаемый поток российского газа. Вряд ли можно найти более веский аргумент, чем этот. И канцлер очень удачно воспользовался им на пороге выборов и в самый разгар дебатов о нефти.

Одновременно сделка цементирует германо-российскую дружбу, олицетворенную теплым мужским союзом между канцлером и главой Кремля. Через 50 лет после установления дипломатических отношений связи между прежними врагами прекрасны, как никогда. И это правильно. И все же будущему правительству Германии, независимо от того, кто его будет возглавлять, придется снова выверять курс политики в отношении России. В близости между Путиным и Шредером, самой по себе, нет ничего предосудительного, и уж тем более, если она приводит к бурному развитию двусторонней торговли. Однако она стала вызывать глубокое недоверие важных партнеров в Европе. И вот это уже проблема.

Стрелы, которые в последние дни летят в Берлин из Польши и прибалтийских государств, совсем не такие безобидные, как кажутся на первый взгляд. Новые члены ЕС чувствуют себя одураченными сенсационной газовой сделкой, поскольку она заключена за их спинами. И прежде всего, не следует долго испытывать терпение Польши, создавая у нее впечатление, будто Германия жертвует добрососедскими отношениями в пользу Москвы. И хотя проект строительства газопровода не нравится, в первую очередь, Восточной Европе, однако отсутствие критики в адрес Путина по поводу конфликта в Чечне и укрепления авторитарной власти Путина касается и самого Европейского Союза.

Брюссель и Москву объединяет глубоко укоренившийся взаимный скептицизм, но одновременно, с недавних пор, и стратегическое партнерство, целью которого, среди прочего, является и развитие демократии. Поэтому Германии как опоре ЕС не пристало ограничиваться только тесными связями с Россией в энергетической и экономической сфере. Ведь что же еще имел в виду Шредер, как не экономику, когда он говорил в Берлине о головокружительно мощном развитии России?

Вряд ли дело 'Юкоса', равно как вряд ли произвол юстиции или лишение власти партий и губернаторов, зажим СМИ и запугивание независимых общественных организаций. Если Путин ничего не изменит в этом плане, интеграция России с Европой будет долго оставаться ограниченной. Берлину когда-нибудь придется заявить это, причем так громко, чтобы его услышали также и такие страны, как Польша.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.