Итак, произошло то, что произошло.

Сегодня уже нет никакого смысла спорить, что было бы, если бы Роман Бессмертный оказался менее ловким, убеждая президента, будто бы демарш Александра Зинченко - это лишь прелюдия к аналогичному демаршу Юлии Тимошенко, запланированного где-то на декабрь.

Или если бы 7-го сентября премьер, вместо того, чтобы втягиваться в бессмысленные и бесплодные переговоры о квотах в списках (и претендентов на вылет из правительства) отбыла бы таки (как советовали ей здравомыслящие головы) на экономический форум в Крыницу и позволила бы тем самым ситуации кое-как разрядиться. История, как известно, не имеет условного способа.

Безусловно, против Юлии Тимошенко играло все: и желание Кремля во что бы не стало поквитаться за унизительное прошлогоднее поражение, и фатальная мировая экономическая конъюнктура (стремительный рост цен на нефть и одновременное снижение - на металл).

Безусловно, премьер успела наделать и немало собственных ошибок, главной из которых стало раскручивание спирали популистских обещаний, унаследованных еще от предыдущего правительства, и неуклюжие действия в области реприватизации, которые резко ухудшили инвестиционный климат и замедлили рост экономики.

И все же в украинском кризисе виновна не Юлия Тимошенко с ее радикализмом. И не Петр Порошенко с его чрезмерным "прагматизмом". Виновен в ней лично Виктор Ющенко, который сформировал свою систему власти таким образом, который нивелировал сильные стороны членов команды - и вместе с тем гипертрофировал их недостатки.

Если бы Тимошенко получила реальные полномочия главы правительства, предусмотренные хотя б действующей Конституцией, она бы сумела реализовать свой сценарий, который дал бы положительный эффект в коротко-, и отчасти - среднесрочной перспективе (относительно долгосрочной - у меня остаются сомнения, учитывая очевидный недостаток у премьера стратегических идей).

И если бы главой правительства стал Порошенко - он тоже реализовал бы свой довольно эффективный план, который, правда, кое-чем напоминал бы то, что мы уже проходили во времена Кучмы-Януковича-Азарова.

Однако по воле президента на протяжении семи месяцев реализовался третий сценарий, который можно охарактеризовать как "бег наперегонки с подножками и без правил". И последствия этого и для экономики, и для общества не могли не стать губительными - что убедительно проявилась и в статистических показателях, и в ухудшении социального самочувствия, зафиксированном социологами.

Это - было. А что будет дальше?

Прежде всего, понятно, что любое следующее правительство с неизбежностью станет "техническим". Оно примет удар народного недовольства, потому что не сможет платить по всем социальным векселям, щедро выписанными Юлией Владимировной. А об удобной и быстрой продаже какой-нибудь "Криворожстали" в условиях политической нестабильности придется забыть.

Понятно и то, что с 1 января следующего года приобретет силу конституционная реформа. Хотя некоторые "мудрые головы" на Банковой все еще лелеют надежды провалить ее через Конституционный суд, но шансы на это в условиях фактического коллапса исполнительной власти и рост значимости парламента стремительно приближаются к нулю.

При таких условиях нетрудно назвать победителей следующих парламентских выборов. Это - Блок Юлии Тимошенко, независимо от его конкретной конфигурации - имеет значение сама фигура лидера, которая будет иметь беспроигрышные козыри для кампании: я почти поборола олигархов и дала их деньги людям, но мне не позволили закончить дело. И это - Партия регионов, которая аккумулирует "антипомаранчевые" голоса.

В случае благоприятного исхода эти две силы смогут сформировать правительственное большинство самостоятельно - не обращая внимания на социалистов, "народников" Литвина, скомпрометированный НСНУ и гипотетических "правых". Причем эксперты уже сегодня предупреждают - такой альянс отнюдь нельзя считать невозможным. И в случае определенной "коррекции имиджа" БЮТ этот сценарий может устроить и Москву - ведь НАТО, ЕС и поместная православная церковь вместе с украинским языком никогда уже не будут приоритетами такой правительственной коалиции.

Безусловно, это будет означать крах надежд, которые лелеяли большинство участников Майдана, хотя, наверное, не будет означать и национальной катастрофы - ведь и после краха жизни будет длиться, а Украина уже никогда не станет такой, которой она была до ноября 2004-го.

Остается лишь выяснить: а в какой мере еще может повлиять на ситуацию сам президент Виктор Ющенко - тот человек, который персонифицирует ответственность за несбывшиеся ожидания Майдана?

Сегодня именно от него еще зависит, каким будет переходное "техническое" правительство. Хорошо, если его сформируют из порядочных профессионалов - несмотря на их "майданное" или "не майданное" происхождение. И хорошо, если в нем на самом деле будет реализован принцип отделения бизнеса от политики - доверие к Ющенко подорвала не только нехорошая история с сыном, а и то, что никто в Украине серьезно так и не поверил президенту, когда он уверял, что Петр Порошенко избавился от своих бизнесовых интересов.

Хорошо, если президент в конце концов воспримет конституционную реформу как неминуемую, пусть и досадную для него, данность - и, вместо воевать с ней (уже без шансов на успех, зато с шансами растерять остатки рейтинга) выработает для себя новые приоритеты, сосредоточившись на стратегических вопросах евроинтеграции и необходимых для ее осуществления реформах (а Конституция, даже измененная, оставляет ему для этого достаточные рычаги влияния).

Хорошо, если он признает ошибку, которую он совершил, согласившись на "почетное лидерство" в НСНУ - это незаслуженно обидело другие политические силы, которые сделали главный взнос в его победу, - и вместе с тем стимулировало массовый приток к "президентской партии" разных карьеристов и приспособенцев.

При сегодняшних условиях единый продуктивный для Ющенко, исходя из изменения его статуса после 1 января, путь - объявить себя президентом всех украинцев, и заявить, что он в одинаковой мере сочувствует всем партиям, которые разделяют принципы его программы и готовы их реализовывать. Именно так Ющенко еще сохраняет шанс (хотя, может, и не слишком большой) сформировать таки пропрезидентское большинство в новом парламенте. В другом случае может реализоваться описанный выше сценарий правительства БЮТ и "Регионов".

Вместе с тем хорошо было бы, если бы и Юлия Владимировна не откапывала томагавка войны и не звала своих сторонников на улицы, а, уняв обиду, сохранила бы мосты для возможного примирения и согласия. Конечно, это возможно лишь в случае, если Порошенко и Третьяков не будут иметь больше на Банковой никакого влияния; но прежде всего это же нужно и самому президенту, - для спасения собственного имиджа.

И тогда Юлия Владимировна еще будет иметь шансы стать премьером в апреле 2006-го - хорошо, если она при этом будет учитывать сделанные ею во время первого премьерства ошибки. А Виктор Андреевич, который оказался на чудо недейственным "президентом в стиле Кучмы", должен стать первым эффективным президентом "в стиле Квасневского" - мудрым гарантом и арбитром, последовательным защитником национальных интересов.

Конечно, последний абзац похож на сказку. Но хочется верить - ведь жизнь после краха продолжается. . .

Максим Стриха, доктор физико-математических наук, руководитель научных программ Института открытой политики

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.