Перспектива построения Россией и Германией Североевропейского газопровода (СЕГ), который должен напрямую снабжать страны Западной Европы 'голубым топливом' через Балтийское море в обход Украины, Польши и Балтийских стран, вызвал неоднозначную реакцию со стороны стран-транзитеров. После подписания на прошлой неделе меморандума между 'Газпромом' и E.ON и BASF в присутствии Владимира Путина и Герхарда Шредера в средствах массовой информации появился ряд заявлений ведущих политиков центральной Европы, которые отрицательно расценивали российско- немецкую инициативу.

Одним из первых выступил президент Польши Александр Квасьневский, назвав проект 'плохим с точки зрения экологии' и слабым с экономической и политической точек зрения. 'Мы боимся, что балтийский газопровод станет взрывчаткой, подложенной под солидарность в Европейском Союзе', - подчеркнул Квасьневский, высказав сожаление по поводу того, что соглашение между Россией и Германией было подготовлено 'через наши головы', имея в виду Польшу и страны Балтии. Они, кстати, тоже не промолчали. Премьер-министр Латвии Айгарс Калвитис назвал решение России и Германии 'непродуманным' и способным 'создать угрозу региону', дав ему категорически отрицательную оценку ввиду того, что 'нет никаких экономических оснований для того, чтобы газопровод шел в обход Латвии, Польши и Литвы'. Литовский министр хозяйства Кястутис Даукшис заявил, что 'договор между Россией и Германией о прокладывании газопровода по дну Балтийского моря снижает энергетическую безопасность Литвы'. А премьер Литвы Альгирдас Бразаускас высказался наиболее прозрачно: по его мнению, в случае реализации этого проекта страны Балтии и Польша 'будут оставлены на милость России'.

Политические страсти вокруг СЕГ Украину 'зацепили' не сразу, поскольку на время подписания российско-немецкого меморандума в Киеве как раз решалась судьба правительства и руководящих чиновников. Поэтому реакция Украины на громко объявленный проект немного запоздала, хотя, казалось бы, от альтернативной трубы в первую очередь должен бы пострадать именно самый большой транзитер. Да и заявления Киева оказались менее резкими, в отличие от заявлений соседей. Так, председатель правления НАК 'Нафтогаз Украины' Алексей Ивченко считает маловероятным, что Россия и Германия действительно начнут строительство газопровода в обход Украины и Польши, а даже если и так, то СЕГ не будет представлять угрозу украинским интересам. 'Думаю, что президент России Владимир Путин решил помочь своему коллеге Герхарду Шредеру перед выборами и добавить ему несколько баллов возможностью реализации такого проекта', - заявил Ивченко, подчеркнув, что Украина все равно останется самым большим транзитером российского газа, учитывая мощность ее газопроводов.

С одной стороны, идея главы 'Нафтогаза' не лишена смысла. Германия действительно ощутимо зависит от российского газа, а попытка накануне выборов в бундестаг решить проблему поставки 'голубого топлива' наиболее оптимальным путем без посредников является неплохим пиар-ходом. Учитывая дружеские отношения лидеров России и Германии, попытка Владимира Путина 'подставить плечо' выглядит естественной. Однако с другой стороны, экономическая целесообразность такого проекта вызывает сомнение. А председатель комитета Госдумы России по вопросам энергетики, транспорта и связи Валерий Язев откровенно заявил: 'Транспортировка по СЕГ не будет более дешевой, но в результате этого мы отходим от политической зависимости'. По его словам, новый газопровод 'станет дополнительным рычагом России в политических переговорах'.

Таким образом проект автоматически перестает быть экономическим. Он политический, и целью его является не столько дружеская помощь Шредеру, сколько продуманная политика российского экономического давления на соседние государства. В пользу этого говорит и давность этого 'нового' проекта, который разрабатывается еще с 1997 года и до сих пор не находил инвесторов, которые бы считали целесообразным привлечь свои средства в его реализацию. За это время до сих пор не был разработан не только маршрут прохождения трубопровода через акваторию Балтийского моря, но и даже точное место выхода его на сушу - пока город Грайфсвальд рассматривается только предварительно. 'Я не вижу большого экономического расчета, я не вижу большого экономического эффекта от реализации такого трубопровода', - заявил в интервью Би-Би-Си посол Украины при ЕС Роман Шпек. Вместе с тем, он солидарен с Алексеем Ивченко в том, что гипотетический газопровод не повредит Украине.

При этом он остается возможным средством политического и экономического давления. Представляется неслучайным и подбор потенциальных 'пострадавших' - Украина, Польша, Литва. . . Именно польский и литовский президенты были одними из активных участников круглых столов по урегулированию кризиса во время оранжевой революции, именно с ними Виктор Ющенко в компании президента Грузии Михаила Саакашвили праздновал 80-летие 'Артека', именно Валдас Адамкус мгновенно поддержал украинско-грузинскую инициативу по созданию Союза демократического выбора, которую сразу окрестили антироссийским проектом. . . Оставляют желать лучшего и российско- польские отношения, которые еще больше усложнились после недавних дипломатических скандалов. Польша не зря боится остаться без газа - она уверена, что Россия не перекроет снабжения, поскольку к этому же трубопроводу 'прикреплена' и Германия. Но построение Североевропейского газопровода кардинально меняет ситуацию. . .

Украина с ее немалой мощностью для транзита газа, бесспорно, нужна России. Однако опыт показывает, что возможностью давления Россия может пользоваться довольно эффективно - бензиновый кризис, цены на газ. . . Даже российские эксперты открыто говорят о существовании разветвленной и действенной системы экономического прессинга на Украину, разработанной в Москве. Бесспорно, объявление о реализации проекта балтийского газопровода - сигнал и для Украины. И не случайно ли вскоре после подписания немецко-российского меморандума глава 'Нафтогаза' заявил, что нефтепровод Одесса-Броды с 2006 года будет работать в режиме аверса, а не реверса, на чем долго настаивала Россия и все- таки добилась этого накануне президентских выборов? На фоне украинского спокойствия относительно будущего российско-немецкого газопровода аверсное использование нефтепровода выглядит своеобразным ответом.

КОММЕНТАРИЙ

Виктор ЛИСИЦКИЙ, бывший правительственный секретарь Кабинета Министров Украины:

- Этот проект - безусловная политика. Она сейчас выше экономических интересов России. Я сомневаюсь, что для Москвы строительство подобного газопровода очень необходимо. У России много таких проблем, которых у Украины и близко не существует. Если у нас есть такие территории, как Донбасс, в которые нужно вкладывать огромные средства для того, чтобы они ожили, то в России таких площадей в сотни раз больше. Поэтому разговоры о строительстве газопровода в обход Украины - пустые, это же колоссальные расходы, России есть куда девать эти средства. Нет смысла решать вопрос путем отхода экспорта газа с территории Украины. Россия тем самым пытается в известной степени развязать себе руки, чтобы меньше зависеть от Украины и использовать эти моменты для дальнейшего регулирования отношений между Кремлем и Банковой. Немцы, конечно же, преследуют экономическую выгоду, но Россия - совсем другую. Есть все основания говорить, что новый проект - реакция на последние украинские демократические инициативы. Однако экономического вреда он Украине не принесет. Газопровод будет строиться длительное время, в течении которого мы, надеюсь, наработаем мероприятия, с помощью которых сможем нивелировать негативное влияние. Но стратегическая угроза существует.

N166, середа, 14 вересня 2005

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.