Масару Сато, бывший главный аналитик Министерства иностранных дел Японии, родился в 1960 году в префектуре Сайтама. В 1985 году после окончания аспирантуры по курсу богословия поступил на работу в МИД Японии. Работал в посольстве Японии в Великобритании, в посольстве Японии в России, а с 1995 года - главным аналитиком управления международной информации МИД Японии. Масару Сато является человеком номер один в вопросах аналитики России.

Работая в Посольстве Японии в Москве, Масару Сато читал лекции на философском факультете Московского государственного университета.

В мае 2002 года Масару Сато был вызван в особый разведывательный отдел Токийской районной прокуратуры по подозрению в нарушении доверия, и в июле того же года был арестован по обвинению в действиях, вводящих руководство МИД в заблуждение и мешающих работе МИДа. В настоящее время Масару Сато продолжает находиться под следствием, поэтому временно он отстранен от должности. В феврале этого года Масару Сато был осужден Токийским окружным судом на 2 года 6 месяцев каторги с отсрочкой вступления приговора в законную силу на четыре года, и в тот же день господин Сато подал апелляцию. В мае этого года из-под пера Масару Сато вышла книга 'Государственная ловушка'.

'Государственная ловушка. Человек, известный под именем Распутин МИДа'

Когда в марте этого года в издательстве 'Синте' вышла книга под названием 'Государственная ловушка' с подзаголовком 'Человек, известный под именем Распутин МИДа', я подумал, что в ней, по всей вероятности, приведены оправдания человека, обвиненного по уголовному делу, и взялся читать ее, лишь поддавшись восторженным отзывам в газетах и журналах. Признаюсь, прочитал книгу залпом. И в своих предположениях был обманут в самом хорошем смысле этого слова.

'Если я смогу должным образом описывать все, как было, то, возможно, никто другой не сделает таких же ошибок, как я. Хотя я и сам никогда не думал, что могу допустить подобные ошибки. Однако, пишу сейчас в качестве обвиняемого по уголовному делу, поэтому в том, что касается добродетельного воздействия на читателя, ничего особенно не жду. Даже думаю, а не вызовет ли эта книга еще большего предубеждения против меня?'

Масару Сато - эксперт Министерства иностранных дел Японии по сбору информации о России и анализу этой информации. Будучи человеком, имеющим обширные специальные знания, он сумел проложить глубокие человеческие каналы в самом остове российской государственной власти. В то же время, на него была возложена весьма ответственная задача господином Мунэо Судзуки, бывшим в то время заместителем генерального секретаря кабинета министров Японии, который подогревал его интерес к внешней политике в отношении России.

Затем, пройдя через 'удар Мунэо', который изо дня в день представлял собой все более и более широкомасштабное шоу, Масару Сато был арестован.

Закулисная сторона 512-дневного заключения, когда длилось 'государственное политическое расследование'

Без лишних эмоций, невозмутимо нанизывая факты один на другой, Масару Сато ярко и образно в обратном порядке, начиная со дня своего ареста в мае 2002 года, воспроизводит расследование, которое велось в отношении него прокурором особого разведывательного отдела Токийской районной прокуратуры, а также свою жизнь в период заключения на протяжении долгих 512 дней. Описана закулисная сторона внешней политики Японии в отношении России, скрытая борьба в министерстве иностранных дел Японии в бытность министром иностранных дел Макико Танака, другие события. Эту книгу, принадлежащую к разряду интеллектуальной литературы, смело можно отнести к шедеврам легкого восприятия, называемыми бестселлерами, и, конечно, своей значимостью она значительно превосходит невероятно малый для такой книги тираж в семьдесят тысяч экземпляров.

Внимание автора сконцентрировано на словах 'государственное политическое расследование'.

Прокурор, который вел дело Масару Сато, сказал, что 'это дело представляет собой нечто вроде 'государственного политического расследования'' и 'государственное политическое расследование необходимо для того, чтобы разграничить эпохи. Осудить, создав символическое дело'. Может быть, это было основано на каком-то высшем стремлении следственных органов?

'Я так не считаю. Однако, и сам стал наблюдать государственные органы изнутри, но указания из официальной резиденции премьер-министра 'прекратить расследование', безусловно, не было. Во всяком случае, мне так показалось. Что думают в сегодняшней резиденции, верховная прокуратура может только предполагать. Думаю, что все же такой структуры в официальной резиденции, которая бы обращалась с просьбами к прокуратуре, не существует'.

Если попытаться обобщить сказанное, то в последнее время в глаза бросается, что объектами расследования все чаще становятся отдельные люди или организации, которые критически настроены к стержню власти. Будто бы и упомянутый выше прокурор посетовал на то, что 'если говорить о государственном политическом расследовании, то в отношении политиков в последние годы барьеры стали до изумления понижаться'.

'Беспомощность во внешней политике - это преступление', поэтому нужны решительные меры

Масару Сато дает анализ даже и таких причин, говоря, что 'сначала пузырь лопнул, и недовольство народа выросло, поменялось отношение людей к деньгам, изменились стандарты 'книги правил'. Затем наступил конец холодной войне между Востоком и Западом. Даже если слишком далеко зайти в государственном политическом расследовании, шансы наступления социалистической власти иссякли'.

Хотя Масару Сато и говорит о том, что стоит за ловушкой, в которую он попал, но продолжает оставаться в высшей степени хладнокровным. Когда журналисты спрашивают его 'сожалеет ли и негодует ли он', Масару Сато отвечает, что у него 'нет особых чувств по этому поводу. То, что произошло, это обычное дело. Особенно, если государство слабеет. . .' и невозмутимо указывает на очаг заболевания японской политики и управления. Разве это не профессиональное предрасположение к 'информационной пропаганде'?

Я попросил Масару Сато оценить присущим ему холодным беспристрастным взглядом внешнюю политику, проводимую премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми.

'Стремления премьер-министра, его стратегические цели - хорошие. Проблема заключается в том, сможет ли он поддержать министерство иностранных дел? Со времени прихода министра Макико (прим. пер.: Макико Танака) министерство иностранных дел превратилось в какую-то странную организацию. Мораль упала до такой степени, что обычным явлением стали ложь и наговоры, подбрасывались скандальные документы. В такой атмосфере хорошей внешней политики не сделать'.

Что же касается недавних антияпонских демонстраций в Китае, то Масару Сато был категоричен в своем ответе.

'В министерстве иностранных дел Японии существует 'фактор поражения'. Например, во время соревнований по футболу за кубок Азии в прошлом году было совершено нападение на личную автомашину министра посольства Японии. Образно говоря, в таком случае следовало бы установить правила, по которым Япония должна выиграть при счете 100 к 0. Есть ответственность за бездействие. По существу, это была беспомощность. А во внешней политике беспомощность - это преступление'.

С самого первого дня ареста и до окончания расследования Масару Сато был не согласен с подозрениями в свой адрес. В феврале этого года его все же признали виновным и осудили, вынеся приговор, правда, с отсрочкой вступления приговора в законную силу, и в тот же день господин Сато подал апелляцию.

'Когда суд окончательно завершится, я хотел бы теоретически обосновать, каким должно быть японское государство. В конкретной форме выразить теорию государственного строя. А вообще-то, я больше люблю читать книги, чем общаться с незнакомыми людьми'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.