На прошлой неделе ученики начальной школы, где учится мой сын, собрали несколько тысяч долларов для оказания помощи жертвам урагана, занявшись мойкой машин. Детский сад, куда ходит другой мой сын, без всякой суеты объявил о том, что в него принят мальчик из Нового Орлеана. Мой работодатель организует сбор помощи для сотрудников компании, живущих на побережье Мексиканского залива; в книжном магазине по соседству с моим домом изыскивают денежные средства для Красного Креста; а моя любимая радиостанция в прошлые выходные собрала 54 000 долларов. И, конечно, каждая церковь, каждая синагога, насколько я знаю от посещающих их знакомых, тоже собирают денежные средства, размещают эвакуированных или отправляют одежду пострадавшим.

Иными словами, почти все заведения, с которыми я имею дело каждый день - моя библиотека, мой продовольственный магазин, мой Интернет-провайдер, уже отдали свою долю усилий или денежных средств жертвам урагана 'Катрина'. И, как мне кажется, мой район в этом плане далеко не единственный. Опрос общественного мнения, проведенный на прошлой неделе компанией 'Zogby', показал, что 68 процентов американцев внесли свой вклад в дело помощи пострадавшим. Опубликованные вчера результаты опроса, проведенного совместно 'ABC News' и 'The Washington Post', продемонстрировали, что 60 процентов респондентов уже внесли пожертвования, а еще 28 процентов собираются это сделать.

Эти цифры означают, что люди, оказывающие помощь, представляют самые разные политические убеждения, уровни экономического благосостояния и даже эстетические взгляды. Действительно, среди мероприятий по сбору средств, которые были перечислены в воскресном номере 'The Washington Post', был и джазовый концерт, и танцевальный вечер с чаепитием, и концерт христианской музыки, и повторение оперы Верди 'Сицилийская вечеря'. Неудивительно, что Красный Крест сумел собрать уже больше половины миллиарда долларов, неудивительно, что в пиковое время на прошлой неделе было практически невозможно пробиться на вебсайт Армии Спасения.

Но эти цифры также означают, что важно не торопиться и не делать поспешных выводов о конечном политическом эффекте этой трагедии. Если говорить конкретно, следует проигнорировать опрометчивые заключения, которые уже сделаны и в нашей стране, и за рубежом о победе 'большого государства' и о кончине американского индивидуализма определенного сорта. Канцлер Германии, который опять воспользовался в своей предвыборной кампании темой американской политики, уже назвал эту катастрофу серьезным аргументом в пользу 'сильного государства'.

Полли Тойнби (Polly Toynbee), журналист из британской 'The Guardian', заявила, что 'Катрина' изобличила 'внутреннюю пустоту супердержавы . . . страны, которая и не страна вовсе, а сборище разобщенных и разделенных индивидуумов, живущих параллельными жизнями на максимальном удалении друг от друга'. В статье в 'The Los Angeles Times', озаглавленной 'Возвращение Большого Государства', более объективно цитируются слова множества экспертов, которые сходятся во мнении о том, что после урагана у администрации 'ослабнет интерес к ограничению роли государственной власти'.

Но хотя верно то, что усилия государства по ликвидации последствий урагана должны затмить все, что оно делало раньше, задумайтесь над реальными событиями, которые последовали за катастрофой - не теоретическими, не бумажными, а практическими. Послушайте, например, рассказ добровольцев, подготовивших 92 лодки для эвакуации людей с крыш домов Нового Орлеана. В итоге их не пустили туда чиновники из Федерального агентства по управлению страной в чрезвычайных ситуациях, потому что, среди прочего, у них не было индивидуальных спасательных средств. Или послушайте добровольцев, собравших 100 врачей для лечения 400 больных людей на складе в городе Батон Руж, который был превращен в госпиталь.

Государственные чиновники сказали им прекратить свою работу, затем разрешили ее продолжать, а потом снова запретили деятельность добровольцев. Или послушайте многочисленных добровольных пожарных, которые, по сообщениям 'The New York Times', откликнулись на общенациональный призыв о помощи. А после этого 'федеральное агентство несколько дней продержало их в Атланте, занимаясь с ними изучением вопросов поддержания связей с местным населением и сексуального преследования', в то время как в Новом Орлеане насиловали женщин и убивали людей. Сравните их разочарование и радость 8-летних детей, мывших машины, чтобы собрать средства для Красного Креста.

С этих же позиций постарайтесь оценить результативность планов по ликвидации последствий. Федеральное правительство с большой помпой объявило о том, что будет раздавать жертвам урагана платежные дебетовые карточки. Результатом стал хаос, гнев людей и подозрения в обмане. А Красный Крест тем временем без лишней суеты оплачивал гостиничные счета эвакуированных. В результате этого 57 000 человек получили время и возможность для планирования своих будущих действий. Масштабные усилия правительства по сбору людей в больших убежищах привели к разочарованиям, задержкам, длинным очередям и отчаянию.

Однако частные инициативы самых разных общественно-политических сил - от размещения на вебсайте MoveOn.org объявлений о предоставлении жертвам урагана жилья в частных домах до действий Первой баптистской церкви в Афинах, штат Техас, которая совсем недавно установила у себя шесть душевых кабин, - быстрее помогают людям найти достойное жилье. И с большой долей уверенности можно сказать, что люди, переселившиеся при содействии церкви, быстрее найдут работу благодаря какому-нибудь благотворительному вебсайту; что те, кто разместился в семьях, будут гораздо лучше чувствовать себя с экономической и психологической точки зрения, чем пострадавшие, ждущие помощи от государственных программ трудоустройства и от государственных психологов.

Я не призываю ни к каким радикальным действиям. Я не требую закрытия Федерального агентства по управлению страной в чрезвычайных ситуациях, потому что уверена: государство должно играть свою роль в планировании мероприятий по ликвидации последствий катастроф и эвакуации пострадавших. Но верно и то, что самые большие просчеты за последние две недели допустило именно это большое государство. И с другой стороны, наибольших успехов достигло удивительно отзывчивое, разнообразное и фантастически щедрое гражданское общество. Рано или поздно придется делать политические выводы из этого парадокса.

_____________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Теперь им не удалось провести народ ("Los Angeles Times", США)

Конец 'эпохи Буша' ("The Washington Post", США)

Все друзья президента ("The New York Times", США)

Левиафан ("El Pais", Испания)

Дурной сон Буша ("La Vanguardia", Испания)

Отравленные воды Нового Орлеана ("The Independent", Великобритания)

Экономическая 'Катрина' ("Los Angeles Times", США)

Опозоренная Америка ("The Economist", Великобритания)

Подмоченная репутация Америки ("Philadelphia Inquirer", США)

Американские заплывы и ныряния ("Liberation", Франция)

Джимми Картер: Давно существующие угрозы стихийных бедствий нельзя игнорировать ("USA Today", США)

Варварство всегда близко ("The Guardian", Великобритания)

Уроки, которые преподнесла 'Катрина' всему миру ("The Washington Post", США)

Считайте имидж Америки еще одной жертвой ("The International Herald Tribune", США)

Две Америки ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Катрина доделала то, что начал Усама ("The New York Times", США)

Трагическая цена бушевского помешательства на Ираке ("The Financial Times", Великобритания)

Руки помощи ("The Guardian", Великобритания)

Цена, которую приходится платить за культуру стяжательства ("Los Angeles Times", США)

Вы тоже виноваты, г-н Буш! ("The Washington Post", США)

Двойной позор ("The New York Times", США)

Бессильная сверхдержава ("Frankfurter Rundschau", Германия)

За рубежом - мировая держава, у себя дома - бессильная страна ("Die Presse", Австрия)

Город насилия, слухов и взаимных упреков ("The Financial Times", Великобритания)

Буря после урагана ("The New York Times", США)

Урок пятой категории ("The Sydney Morning Herald", Австралия)