15 сентября 2005 года. Два года назад, сразу же после вторжения в Ирак, Кофи Аннан (Kofi Annan) заявил мировым лидерам, что Организация Объединенных Наций (ООН) стоит на перепутье: один путь ведет к реформам и воскрешению, а другой - к нарастающей бесполезности. По его словам, это был момент, "не менее решающий, чем сам 1945 год, когда была создана ООН". Саммит мировых лидеров в Нью-Йорке на этой неделе стал кульминационной точкой процесса, который он начал в тот день. Однако нужно признать, что этот саммит не оправдал возлагавшихся на него амбициозных надежд.

Участники переговоров все же избежали грозившего фиаско и договорились относительно декларации, в которой содержатся ценные элементы. Достигнуто согласие о создании специальной Комиссии ООН по строительству мира (peace-building commission) и нового Совета ООН по правам человека (human rights council) взамен дискредитировавшей себя Комиссии ООН по правам человека. Кроме того, были подтверждены обязательства в отношении осуществления целей развития в новом тысячелетии, а также сделаны важные заявления по поводу ответственности за защиту от геноцида.

Но в декларации много чего недостает. Г-н Аннан подчеркнул, что не удалось достичь согласия по вопросам нераспространения ядерного оружия и разоружения. Но это всего лишь наиболее очевидные упущения. В тексте декларации не подтверждено определение терроризма, которое разработала созданная Генеральным секретарем ООН специальная группа экспертов высокого уровня. Там ничего не говорится о необходимости принятия решений относительно кандидатов в новый Совет ООН по правам человека супербольшинством голосов, чтобы гарантировать, что в этом совете будут представлены только хорошо зарекомендовавшие себя государства. Генеральному секретарю ООН предоставлена всего лишь ограниченная свобода принятия управленческих решений. Также нет никакой формулы для расширения числа членов Совета Безопасности ООН. Неспособность достичь согласия по конкретным вопросам указывает на более глубокую неудачу в деле формирования нового консенсуса взамен того, который был разрушен Ираком - такого, который базировался бы на взаимном признании, что в век глобализации страны должны совместно бороться против транснациональных опасностей и рассматривать угрозы для каждой из них как угрозы для всех.

Во всем этом повинны очень многие. Г-н Аннан и президент Генеральной ассамблеи ООН Жан Пин (Jean Ping) позволили основному соглашению по безопасности плюс развитию стать рождественской елкой, на которой государства развесили свои любимые игрушки. Запоздалое и травмирующее вмешательство нового посла США при ООН Джона Болтона (John Bolton) позволило срезать некоторые украшения, но ценой усиления поддержки тех, кто не приемлет реформ.

Если это все, тогда ООН по-прежнему угрожает упадок. Однако такой исход не обязателен. Все упирается в вопрос, готовы ли мировые лидеры из строительных блоков этого саммита в предстоящие месяцы и годы начать возводить амбициозное сооружение.

Самую большую надежду внушил президент Джордж Буш-младший (George W. Bush) своей вчерашней речью в штаб-квартире ООН, где он изложил свое видение взаимозависимого мира, на котором лежит обязанность бороться с бедностью, болезнями и отчаянием, а также с терроризмом. Если за его риторикой последуют конкретные шаги, это может стать началом чего-то исключительно важного. Однако Соединенные Штаты должны понять, что они не могут вести за собой остальной мир с помощью диктата, и что для проведения новых реформ ООН им нужно быть готовыми давать больше, чем они были согласны прежде.