Г-н Шойбле является членом немецкого парламента и советником Ангелы Меркель (Angela Merkel) по внешней политике и политике безопасности

15 сентября 2005 года. Как наилучшим образом защитить интересы нашей страны в условиях глобализации, постоянно ускоряющихся и влекущих за собой все более серьезные последствия изменений во всем мире, которые приносят мириады новых возможностей, но также и опасные риски? Этот вопрос сегодня требует, чтобы все европейские страны заняли фундаментальные позиции. В Германии ввиду предстоящих выборов он затрагивает самую суть будущей политики правительства.

Анализ, проведенный Христианско-демократическим союзом (ХДС) и его побратимом, Христианско-социальным союзом (ХСС), понятен: Первостепенную важность для сохранения мира, свободы и безопасности в Европе имеет успех процесса европейского объединения и действенного трансатлантического партнерства. Нет никаких других реалистичных и ответственных альтернатив - ни самостоятельное развитие нации, ни особые отношения, ни политика в эксклюзивных группах не могут, в конечном итоге, дать нам что-либо близкое к оправданному уровню стабильности.

Следовательно, во внешней политике и политике безопасности нам нужно стремиться к укреплению партнерских связей и избегать всего, что может ослабить доверие. Таким путем мы сможем исправить неправильные действия правительства Герхарда Шредера (Gerhard Schroder), которое в значительной мере способствовало тому факту, что европейские и трансатлантические отношения сегодня испытывают свой самый глубокий кризис. Политика, которую г-н Шредер именует "немецким путем", имела своей целью показать, что надежность во внешнеполитических отношениях можно заменить демонстрацией своего рода новой национальной уверенности в себе. Пагубным следствием этого является значительная утрата доверия среди менее крупных и недавно ставших членами Европейского союза (ЕС) стран, особенно среди восточных соседей Германии. Попытка, так сказать, "поставить на место" Вашингтон посредством культивирования "оси" Париж-Берлин-Москва, не пропуская ни одного шанса прокатиться на волне антиамериканских настроений, только лишь усугубила раскол Европы. Г-н Шредер игнорировал тот факт, что наши новые партнеры по ЕС, в частности, не допустят, чтобы их принудили выбирать между европейской и атлантической солидарностью. В его политике имеются также и противоречия: с одной стороны, он справедливо требует легитимности для международных действий на основе многосторонности; с другой стороны, однако, он сам действует в одностороннем порядке и преждевременно занимает позиции по важным вопросам, что мешает любому процессу совместного принятия решений. Возьмите, к примеру, вопрос снятия эмбарго на поставки оружия Китаю. Символическим для внешнеполитической концепции г-на Шредера, которая сфокусирована исключительно на внутреннем эффекте, является то, что в своей кампании он громко провозглашает, что "немецкая внешняя политика решается в Берлине и нигде больше".

Федеральное правительство во главе с ХДС/ХСС положило бы конец подобным сепаратистским национальным путям и ложным "осям". Германия станет проводить политику, которая будет рассматривать европейскую интеграцию и атлантической партнерство не как искусственные противоположности, но как две стороны одной монеты. Наша политика вернет трансатлантические отношения на прочную основу безусловного доверия не по причине покорности Вашингтону, но потому, что у нас имеется общий набор ценностей, нас связывает наиболее сильно взаимозависимый в мире экономический рынок, а также потому, что нам в равной степени угрожают транснациональный терроризм, оружие массового поражения, государства-неудачники, всемирная бедность и недостаточная развитость, и, наконец, потому, что мы сможем наилучшим образом справиться с этими вызовами, если сумеем выработать общие евро-атлантические подходы. Примером должна послужить скоординированная акция против ядерной программы Ирана.

Поскольку европейскую и атлантическую безопасность невозможно разделить, мы хотим укрепить НАТО как главный инструмент нашей политики в области безопасности и обороны. И мы примем меры к увеличению возможностей и опций ЕС, чтобы укрепить европейскую подпорку атлантического партнерства в области безопасности. В то же время мы в большой мере заинтересованы в хороших отношениях с Россией, но не через головы наших восточных соседей и не посредством замалчивания проблематичных событий в том, что касается главенства закона в России. Характеризовать президента Владимира Путина как "безукоризненного демократа", как это делал г-н Шредер, значит причинять доверию к европейской политике в отношении России больше вреда, нежели пользы.

В то же время важно освободиться от прежних стереотипов мышления при выработке целей нашей политики в отношении России, а также при развитии наших отношений с другими регионами мира; ориентирующиеся на конфронтацию созвездия или конкурирующие между собой полюса не сумеют устоять перед фактическими вызовами будущего. Мы, европейцы, должны всерьез воспринимать Азию в том, что касается ее политической и экономической важности, и мы должны разработать долговременную стратегию партнерства с Китаем, Индией и другими, не прибегая к спекулятивным рассуждениям о соперничестве или изменении баланса силы в связи с предпринимаемыми Америкой шагами. Наше будущее в значительной мере зависит от степени наших успехов в использовании стратегического партнерства для выработки эффективной политики оказания содействия регионам мира, которые в данное время погрязли в безнадежности. Это определяет общую ответственность перед бедными и обязанность сохранять наши природные ресурсы, которые помогут бороться с глобальными опасностями. Ибо безопасность, развитие и права человека идут рука об руку и вместе они станут определять долговременную стабильность нашего континента.

Огромное множество задач, которые нам нужно решить, чтобы защитить наши интересы в глобализованном мире, требует от нас, европейцев, прежде всего, тесной сплоченности и усилий по борьбе с признаками экономического склероза, по восстановлению динамизма, новаторства и оптимизма. Для того чтобы сохранить значимость в будущем мире, мы должны укрепить процесс европейской интеграции. Мы должны использовать нынешний кризис в ЕС как шанс восстановить доверие к европейской политике и снова завоевать поддержку народа. Европе следует сосредоточиться на самом важном, предпринять усилия с целью нахождения правильного баланса между европейцами и европейцев с внешним миром. Для этого требуются четкое разделение обязанностей внутри ЕС, среди его членов и между регионами и определенный отход от чрезмерного европейского регулирования с тем, чтобы экономический рост и динамизм не были удушены бюрократией. Необходимо также позаботиться о том, чтобы границы ЕС не простирались слишком далеко, и чтобы мы не требовали слишком многого от народов Европы - чтобы мерилом для будущих расширений стала способность Европы к абсорбции; конкретно, чтобы наша цель безопасности, заключающаяся в обеспечении позитивного развития и постоянной привязки к Западу Турции, достигалась на путях ее особых партнерских отношений с ЕС, а не на путях ее полноправного членства в ЕС. Во всем этом особенно важную роль будет играть тесное немецко-французское сотрудничество.

Если нам удастся укрепить сплоченность Европы, выработать общие евро-атлантические позиции и интегрировать Россию, Китай и других в систему коллективной международной ответственности, тогда мы также сможем справиться с величайшим вызовом нашему будущему: убедительно доказать незападному миру, что Запад не выступает против него.