Право, пора бы нам заканчивать с такими встречами. Глядя на то, как 150 автомобильных кортежей развозят по Нью-Йорку королей, королев и президентов, задумываешься о том, что основная польза 'крупнейшего саммита в мире' заключается в резком росте спроса на дорогие пирожные.

Тем временем в тени такого события никем не избиравшиеся судьи Европы решили, что ЕС может заставлять правительства стран-членов, вопреки их воле, сажать в тюрьму собственных граждан за нарушение законов ЕС. Новая передача полномочий Брюсселю вновь показала недальновидность политиков, думающих о возвышенных Целях Развития на Тысячелетие, а не о прозаичном суверенитете.

Увеличение полномочий глобальных правительств ведет к фатальному разбазариванию энергии лидеров, избранных народами. Европейский Парламент провел прошлую неделю за обсуждением 'директивы о солнечном свете', согласно которой работодатели в ЕС должны были нести ответственность за влияние солнечного света на здоровье сотрудников. В результате никому не нужной битвы, оплаченной налогоплательщиками, загорелые шеи трудящихся будут, очевидно, делом этих самых налогоплательщиков.

Подобное чувство нереальности присутствует и в Нью-Йорке. Один новичок в саммитном деле говорит, что его потрясает индустрия предварительных встреч и предварительных предварительных встреч. В воскресенье один дипломат отметил, что атмосфера в комнате была такой, будто до конца переговоров оставалось десять дней, в то время, как мировые лидеры прибывали уже через два дня. Но технократы не ограничены во времени: когда саммит закончится, машина будет со скрипом двигаться дальше.

Задачей основателей ООН и ЕС было создание крупных институтов, способствующих миру и процветанию. Сегодня задача в том, чтобы приструнить институты, разогнавшиеся настолько, что над ними уже нет никакого демократического контроля. Да, болтовня лучше войны. Но за свою 60-летюю историю ООН лишь несколько раз удавалось предотвратить войну. ЕС обратился за помощью к Америке, когда надо было вмешаться в югославские дела, а его попытки отговорить Иран от ведения ядерной программы окончились прискорбной неудачей. За болтовней можно потерять реальность.

ООН неизбежно становится заложницей компромисса - именно поэтому она не реагировала, когда в Судане было убито 200 000 человек, и именно поэтому Косово было спасено НАТО - в нарушение Устава ООН. При том, что через четыре года после 11 сентября ООН все еще не может дать определение терроризму, трудно поверить, что она действительно в состоянии обеспечить коллективную безопасность, несмотря на модное убеждение в том, что новая угроза терроризма требует глобального сотрудничества. А доверие к ней было подорвано скандалом из-за программы 'Нефть в обмен на продовольствие', возможно, крупнейшим в истории актом мошенничества. Странно, что на ООН возлагаются такие надежды, при том, что она до такой степени неподотчетна, а ее способность к действию по важным вопросам сознательно ограничена правом вето, ради которого члены Совета Безопасности и приходят на заседания.

У Европы свой скандал. Уже девять лет подряд Европейский суд аудиторов отказывается утвердить бюджет размером примерно в 65 миллиардов фунтов. Главный бухгалтер Марта Андреасен (Marta Andreasen) поплатилась за то, что привлекла внимание мира к 10 000 лазеек для мошенников в счетах ЕС. Коррупция игнорируется комиссарами, которые в основном представляют собой посредственных политиков, подталкиваемых наверх.

Британские политики всех мастей ухватились за факт непринятия Конституции ЕС французами и голландцами, чтобы заявить, что Европа как вопрос повестки дня 'нейтрализована'. Но это сознательное искажение того факта, что после голосования в работе машины ничего не изменилось. Спросите в лондонском Сити любого, кто пытается разобраться в Директиве по рынкам финансовых инструментов (Markets in Financial Instruments Directive). Возможно, это самый крупный продукт законотворчества ЕС в финансовой области, и Сити он может обойтись более чем в миллиард фунтов. Нормальное дело в ЕС, но для бизнеса дела обстоят все хуже.

Кто-то должен остановиться и подумать о том, является ли завершение создания общего рынка реалистичной целью перед лицом вялого сопротивления национальных правительств. ЕС потратил 12 лет, пытаясь договориться по вопросу директивы о сделках по скупке акционерного капитала, но она была загублена немцами. Ценим ли мы свое время?

Однако машина создана не для того, чтобы задавать такие вопросы: у нее нет обратного хода. Европейские судьи особенно глухи к голландским и французским избирателям, которым они никоим образом неподотчетны. В то время как американцы серьезно обсуждают взгляды назначенного президентом Бушем на должность председателя Верховного Суда Джона Робертса (John Roberts): что он думает о деле Роу против Уэйда (Roe v Wade) и поправеет ли Верховный Суд, немногим европейцам известны хотя бы имена заседающих в Европейском Суде (ECJ). И все же на этой неделе своим заключением он отменил очередное национальное вето.

Возможно, идея о передаче Брюсселю полномочий по уголовному преследованию компаний, пренебрегающих законами ЕС по охране окружающей среды, выглядит не такой страшной. Но 11 государств-членов, боровшихся с Комиссией, в том числе Великобритания, Германия и Франция, справедливо считали, что уголовное право должно находиться исключительно в национальном ведении. Теперь Комиссия надеется установить уголовные наказания в таких областях, как интеллектуальная собственность, внутренние рынки и монетарная политика. Отличные новости для вышеупомянутых людей из Сити, задача которых, вообще-то, в том, чтобы делать деньги, а не обращаться за советом к юристу.

Расползание судебной системы - неизбежный результат федерализма. Задачей Европейского Суда, как и Верховного Суда США, является интерпретация духа договоров - которые имеют большей частью интеграционный характер. Постановление суда по международным налоговым спорам медленно подрывает национальное право вето по вопросам налогов. Он постановил, что на здравоохранение распространяется законодательство общего рынка, поскольку здравоохранение - это услуга, а услугами можно торговать. Джинн выпущен из бутылки, и теперь юристы будут пробираться во все новые области жизни народов.

Нью-йоркское самолюбование сильных мира сего невероятно старомодно. Может быть, стоит убавить немного громкость и более внимательно прислушаться к гулу машин. Если мы не поймем, где именно сосредоточена реальная власть, то похороним все надежды на изменение этого мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.