За свою жизнь я побывал где-то в пятидесяти странах, и лишь из одной меня выдворили - дело было в Узбекистане, через несколько месяцев после того, как эта страна, которую уже тогда возглавлял первый и единственный президент Ислам Каримов, обрела независимость. Мое преступление состояло в том, что я встречался с тамошними правозащитниками.

В то время стремление Каримова ограничить контакты иностранцев с местными 'западниками' не вызывало у вашингтонских чиновников особой озабоченности. В первые годы после распада СССР главной целью американской внешней политики на среднеазиатском направлении было укрепление независимости Узбекистана в качестве гарантии от возрождения Советского Союза в той или иной форме. Каримов правит диктаторскими методами, но его репрессии не мешали установлению тесных контактов между Узбекистаном и США.

В 1990-е гг. Узбекистан стал активным участником натовской программы 'Партнерство во имя мира', и, казалось бы, стремился к ограничению российского влияния в регионе.

Первоначальная стратегия сотрудничества с каримовским режимом принесла Соединенным Штатам немалые краткосрочные дивиденды после терактов 11 сентября. Каримов без колебаний разрешил войскам США и других стран НАТО использовать узбекские авиабазы в ходе вторжения в Афганистан. База Карши-Ханабад на территории этой страны сыграла огромную роль в обеспечении американского военного присутствия в регионе.

Более того, каримовский режим, как тогда казалось, мог стать нашим ценным союзником в войне с террором: ведь президент утверждал, что ведет успешную борьбу против террористической фундаменталистской организации 'Исламское движение Узбекистана'. Создалось впечатление, что Каримов проводит проамериканскую политику, а его методы позволяют обеспечить в Узбекистане столь нетипичную для стран региона стабильность.

Однако в долгосрочной перспективе из диктаторов никогда не получаются надежные союзники. Прежде всего, внутриполитическая стабильность, которую они обеспечивают, носит временный характер. Столкнувшись с брожением в обществе, угнетатели-'самодержцы', чтобы сохранить власть, усиливают репрессии, тем самым только усугубляя недовольство, выталкивая на обочину умеренные силы и укрепляя позиции экстремистских группировок, например, исламских фундаменталистов. Такое развитие событий вряд ли может соответствовать интересам США. Во вторых, такие правители никому не подотчетны и могут в любой момент отказаться от своих международных обязательств. Диктаторы-друзья быстро превращаются во врагов.

Сегодняшние действия Каримова наглядно демонстрируют, что на союзы с диктаторами полагаться нельзя. 13 мая он приказал войскам открыть огонь по безоружным демонстрантам в Андижане: погибли сотни людей. Обстоятельства, вызвавшие эту бойню, по-прежнему неясны, но его реакция на народное недовольство проявилась со всей очевидностью: усиление репрессий. Еще большим сюрпризом стало его решение обвинить в андижанской трагедии Запад и выступить против Соединенных Штатов. Сегодня наш 'надежный' и 'стабильный' союзник в Средней Азии сближается с российским президентом Владимиром Путиным и призывает к выводу американских войск из региона. Кроме того, наши тесные связи с Каримовым явно не соответствуют 'доктрине свободы' президента Буша.

Еще большую угрозу несет в себе взрывоопасная политическая ситуация в Узбекистане. За тринадцать лет диктатуры угроза терроризма в стране и регионе не снизилась; режим, который для сохранения власти должен истреблять собственных граждан, нельзя назвать стабильным. Полагаясь на Каримова в качестве союзника, мы упускаем возможность способствовать возникновению в стране демократических институтов, которые гарантировали бы куда более прочный союз между Узбекистаном и США.

___________________________________________________________

Избранные сочинения Майкла Макфола на ИноСМИ.Ru

Иран: Трещины на земле аятолл ("The International Herald Tribune", США)

Изучаешь ислам - помогаешь стране ("The Washington Post", США)

Истинные друзья и враги России ("The Moscow Times", Россия)

Как нужно вести дела с Путиным ("The Weekly Standard", США) /совместно с Джеймсом Гольдгейером/

Сегодня Украина, а завтра Россия? ("The Washington Post", США)

Своей свободой Украина обязана журналистам ("Mercury News", США)

Путин играет по крупному - и проигрывает ("The Weekly Standard", США)

Взгляд из Вашингтона ("The Moscow Times", Россия)

Нужно заниматься Россией ("The International Herald Tribune", США)

Россия на 'осадном положении' ("The Washington Post", США)

'Твердая рука' Путина подводит Россию ("The Washington Post", США)

Буш слишком долго хранит молчание ("National Public Radio", США)

Буш-младший мало что получил от тесной дружбы с Путиным ("The Washington Post", США)

Россия-США: Стабильные застойные отношения ("The Moscow Times", Россия)

"Новая Россия" вызывает беспокойство; Ваш выход, г-н Буш! ("Los Angeles Times", США), совместно с Джеймсом Голдгейером

Рискованный поворот Путина к Западу ("Christian Science Monitor", США)

Воспользоваться российским саммитом, чтобы продвинуться еще на шаг ("The New York Times", США)