Укрепляется ли 'мир во всем мире'? После кровавой недели в Ираке вопрос может показаться идиотским. И тем не менее, статистические данные указывают на то, что в мировом масштабе число конфликтов идет на убыль.

Сегодня войны происходят значительно реже, чем еще 10 лет назад. Достигнув апогея где-то в 1990 г. - тогда казалось, что окончание Холодной войны обернулось 'новым мировым беспорядком' - количество продолжающихся военных конфликтов к сегодняшнему дню снизилось до 20. К тому же многие из них по масштабам весьма незначительны.

По данным Центра международного развития и урегулирования конфликтов (ЦМРУК) (Center for International Development and Conflict Management) при Мэрилендском университете, 'по сравнению с высшей точкой в середине 1980-х гг. количество войн во всем мире уменьшилось на 60%, . . . и сегодня оно находится на самом низком уровне с конца 1950-х гг.'.

Только за последние три года закончилось 11 войн в самых разных странах - от Индонезии и Шри-Ланки в Азии до Руанды, Сьерра-Леоне, Анголы и Либерии в тропической Африке. Самыми неожиданными характеристиками 'военной активности' в современной истории стало, во-первых, сокращение количества 'традиционных' войн между государствами, и, во вторых, вспышка гражданских войн, которая затем также пошла на убыль. После окончания Холодной войны между суверенными государствами произошло всего несколько вооруженных конфликтов, которые, к тому же, были весьма непродолжительными: вторжение Ирака в Кувейт и война за его освобождение, пограничная война между Эритреей и Эфиопией, а также американские интервенции с целью свержения 'разбойничьих режимов' в Югославии, Афганистане и Ираке.

Куда большее распространение в последние десятилетия получили гражданские войны: их количество неизменно росло с начала 1960-х гг., достигнув кровавого апогея в начале 1990-х. Удивительно, но факт: после окончания Холодной войны гражданские войны в разное время охватили более трети государств мира. Однако за последние 10 дет число внутренних междоусобиц тоже резко сократилось. В списке ЦМРУК в категории 'продолжающихся' числятся всего 8 'войн внутри одного общества'.

За последние две недели я побывал в двух странах, ставших в конце 20 столетия ареной самых жестоких гражданских войн - Боснии и Гватемале, а на следующей неделе мне суждено оказаться на обильно политой кровью земле Камбоджи. Названия этих трех стран стали синонимами ужасающего братоубийства. Тем не менее, сейчас в них царит мир.

Трудно описать ощущение, которое испытываешь, стоя сегодня на красивейшем мосту через Дрину у Вышеграда, где в 1992-94 гг. десятки мусульман были убиты их вчерашними соседями - сербскими ополченцами. Такие же мурашки бежали у меня по коже во вторник на берегу озера Атитлан в Гватемале. Подобно ущелью, по которому течет Дрина у Вышеграда, это потрясающе красивое место. Его со всех сторон обступают горы, в том числе три величественных вулкана. Но именно здесь во время кровавой гражданской войны нашли свою смерть тысячи индейцев майя из городков и деревень, разбросанных вокруг озера. Его ледяные глубины стали для многих из них местом последнего успокоения.

Историки любят задаваться вопросом, отчего начинаются войны. Бесчисленное множество книг носит похожие заголовки: 'Причины . . . войны' (название вставьте сами). Однако труды, посвященные другой теме - как и почему заканчиваются войны - вы встретите гораздо реже. Почему братоубийство в Боснии и Гватемале - жертвами которого в каждой из стран стали 200000 человек - все же подошло к концу? По какой причине количество войн в мире в целом уменьшается?

Одно обманчиво простое объяснение - его особенно любят американские политологи - заключается в том, что на планете распространяется демократия. В 1977 г. из 140 существовавших тогда в мире независимых государств демократическим были только 35 - около четверти. Сегодня демократический строй существует в 55% государств. Почему это приводит к укреплению мира? Объяснение приводится такое: война между двумя демократическими государствами менее вероятна, чем между диктаторскими режимами или, скажем, между авторитарным и демократическим государствами. Эрго: больше демократии - меньше войн. Гражданская война в демократическом обществе также менее вероятна.

На первый взгляд этот аргумент выглядит убедительно. В Боснии после окончания войны в 1995 г. прошли демократические выборы, хотя страна и сегодня остается своего рода 'колонией' международного сообщества: ее фактически возглавляет Верховный представитель ООН Пэдди Эшдаун (Paddy Ashdown). Гватемалой - почти весь период Холодной войны эта страна находилась под властью военной диктатуры - сегодня руководит демократически избранное правительство.

Но почему в этих и других странах восторжествовала демократия? Один из вариантов ответа заключается в том, что американская 'империя', которую на все лады ругают в прессе, все же справляется с ролью 'распространителя демократии'. Теперь, когда Советского Союза больше не существует, исчезло и искушение превращать любую гражданскую войну в очередной фронт войны Холодной. Именно благодаря вмешательству ЦРУ в политическую жизнь Гватемалы в 1950-х - 1960-х гг. там произошла эскалация насилия, вылившаяся в геноцид против майя, которых представители этнического меньшинства ладино (потомки испанцев-конкистадоров) обвиняли в сочувствии коммунистам. А в 1995 г. вмешательство Вашингтона, выступившего против правительства Сербии, напротив, способствовало окончанию войны в Боснии и расчистило путь для демократизации на Балканах.

Президент Буш неоднократно заявлял, что видит миссию Америки в распространении 'свободы' - читай, свободной торговли и свободных выборов. Вопреки общепринятому мнению, вооруженная интервенция - пожалуй, наименее эффективный, да и реже всего применяемый инструмент из тех, которыми пользуются США для достижения этой цели. За счет торговых соглашений (в Центральной Америке) и финансовой поддержки демократических движений (в Восточной Европе) им удается добиться гораздо большего. Получается, что американская 'империя' укрепляет мир мирными же методами. Поскольку все больше государств берут на вооружение американскую модель либеральной демократии, количество войн в мире уменьшается.

Подобные аргументы особенно нравятся американским неоконсерваторам. Проблема в том, что американское вмешательство лишь в считанных случаях приводило к окончанию войн и свержению диктатур. В такой же, если не в большей степени, этот результат следует поставить в заслугу подвергающемуся стольким нападкам 'международному сообществу' - не только ООН, но и Всемирному банку, Всемирной торговой организации и другим институтам. Сегодня в разных регионах мира размещено больше миротворцев ООН, чем когда-либо раньше. Что касается Африки, то здесь международные организации и правительства некоторых европейских стран, несомненно, сделали для окончания войн куда больше, чем США, которым не удалось даже урегулировать ситуацию в раздираемой междоусобицей Либерии - стране, которую когда-то сами же американцы и создали.

Впрочем, существует и третий вариант ответа на вопрос о причинах недавней волны 'замирения' по всему земному шару. Возможно, жители охваченных войной стран, независимо от вмешательства извне, сами приходят к миру, устав убивать друг друга. В конце концов, война привлекает лишь меньшинство населения: неприкаянную молодежь да циничных политиков, которые рассматривают насилие как путь к власти и сопровождающим ее привилегиям. Потому-то лишь немногие из гражданских войн, разразившихся после 1989 г., продолжались более семи лет.

Именно такое впечатление я вынес из поездок в Боснию и Гватемалу: люди, с которыми я там встречался, казалось, одновременно измучены наследием прошлого и с энтузиазмом предвкушают мирное будущее.

Впрочем, их не оставляет и тревога: они отлично понимают, что насилие может вспыхнуть снова, если силам тьмы будет позволено набрать прежнюю мощь. В конце концов, лишь очень немногие из виновников 'этнических чисток' в Боснии попали на скамью подсудимых, а в Гватемале они практически все вышли 'сухими из воды'. Кроме того, в обоих случаях далеко не ясно, устранены ли глубинные причины межэтнических конфликтов.

Поэтому, хотя и очень хочется надеяться, что недавний спад конфликтов предвещает 'золотой век' мира во всем мире, я не могу избавиться от скепсиса. Ведь сегодня не только Ирак обречен на ужасы гражданской войны, которая будет продолжаться до полного истощения сторон. В упомянутом мною ранее докладе ЦМРУК указана как минимум 31 страна, где существует серьезный риск повторного сползания к гражданской войне. Даже в Боснии и Гватемале - не говоря уж о Камбодже - нынешний мир может оказаться всего лишь перемирием. Так что спешите побывать на реке Дрина и у озера Атитлан - пока еще есть время.

Автор - профессор Гарвардского университета и старший научный сотрудник оксфордского Колледжа Иисуса (Jesus College)

____________________________________________________________

Избранные сочинения Найалла Фергюсона на ИноСМИ.Ru

Экономическая 'Катрина' ("Los Angeles Times", США)

Россия скатывается к диктатуре ("Los Angeles Times", США)

Истинная цена гегемонии США: огромные долги ("The New York Times", США)

Химеры империи: что такое новый американский миропорядок ("Foreign Affairs", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.