Германия должна измениться, она должна меняться перманентно, чтобы оставаться верной себе, как это понимает автор и исполнитель собственных песен Вольф Бирман (Wolf Biermann). Находятся ли граждане в условиях структурного кризиса, переживаемого Федеративной Республикой, поняли ли они его как таковой, или же пока предпочитают не думать о нем: о безработице, долгах, о недостаточном уровне образования, о проблемах в системе социального страхования - о непредсказуемости своего будущего?

Понимание дается многим нелегко, но то, что они пугливее, чем люди в других странах, в это никто не верит. Во всяком случае, напугать их угрозами краха невозможно. А все же если? О немцах говорят, что они имеют склонность ориентироваться на государственные интересы: но 50 лет веры и любви по отношению к основному закону означают также внутреннюю взаимосвязь с правами на свободу, собственность и индивидуальность. Это всегда высоко ценилось.

Теперь требуется политическое руководство, которое, наконец, сделало бы шаг от понимания к реализации, руководство, которое отличалось бы определенностью и бескомпромиссностью и действовало бы в интересах большей рыночности, большей конкурентоспособности, в интересах ограничения власти бюрократии, объединений, картелей и профсоюзов. Необходимо руководство, планы которого могли бы стать планами других, принимающее последовательные меры, рождающие доверие, у инвесторов, предпринимателей и потребителей. И всегда всплывают одни и те же имена: Аденауэра (Adenauer)/Эрхарда (Erhard), Рейгана (Reagan), Тэтчер (Thatcher) - вспоминают политику, полную мужества и уверенности в себе.

Меры, упоминавшиеся выше, являются выражением не бездушного экономизма, они затрагивают экзистенциалистскую суть общественной солидарности: потребность многих людей иметь работу, которая дает им средства к существованию и придает смысл жизни. Самый большой социальный скандал в этой стране заключается в громадном уровне безработицы, о чем мы не хотим говорить.

'Чтобы спасти благосостояние, надо меньше заниматься благотворительностью', - таким был лозунг шведского социал-демократа Горана Перссона (Gоеran Persson). Голландец Рууд Любберс (Ruud Lubbers) считал, что 'работа важнее зарплаты'. Название одной книги, вышедшей из-под его пера, звучало так: 'У кого есть долги, тот несвободен'. Это крайне понятный, прямолинейный лозунг. Красно-зеленый лозунг 'способствовать и требовать' последнего периода пребывания у власти этой коалиции тоже был понятным. Политическое руководство нуждается после таких выборов больше, чем когда-либо, в языке, который был бы понятен всем и который бы все воспринимали. В кризисные времена всегда приходил час левых популистов. Но те, кто делает то, что говорит, кто связывают с успехом реформ и свою судьбу, кто ставит на карту все, могут своей уверенностью убедить население.

И еще кое-что о руководстве: население хочет такого отношения к себе, когда бы оно воспринимало обращение к себе не как головомойку или приказ. Коммуникабельность это политическая стратегия. Поскольку если господствует пессимистическое настроение, то именно в этой ситуации необходимы понятные, отзывчивые слова, эмоциональность. Вспомните, послевоенное время, месяцы до и после воссоединения Германии.

Вновь избранное теперь правительство должно постоянно сигнализировать о том, что реформы служат не для защиты прошлого, а для того, чтобы активно строить будущее. Тот, кто хочет быть политическим руководителем, должен обращать особое внимание на позитивную созидательную силу перемен. Не стоит вообще обращать внимания на то, будто нам, немцам, это якобы дается труднее.

Эта страна обладает большим капиталом, у нее большой человеческий потенциал. Он включает людей, мыслящих категориями поколений, а не избирательных циклов. Он включает предпринимателей, людей свободных профессий, коллективы малых и средних предприятий, всех тех, кто проявляет самостоятельность, берет на себя большой риск, делает ставку на политику рынка труда, дающую им большую свободу действий. Политика, метко пишет экономист Томас Штраубхар (Thomas Straubhaar), 'должна, как и на рынке, заключаться в том, чтобы не допускать монопольного положения отдельных заинтересованных групп, обеспечивать политический рынок правилами игры, которые бы препятствовали политикам преследовать частные интересы в ущерб обществу'.

Фронты уже давно пролегают не между 'рабочими' и 'капиталистами', представленными профсоюзами и объединениями работодателей. Фронты пролегают между легкими на подъем и безынициативными, молодыми и стариками, и особенно, между общественным и частным секторами. Перед вновь избранным федеральным правительством встает задача занять, что касается всех этих конфликтных линий, понятную позицию, задать направление, принимая соответствующие меры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.