Много лет назад пацифистское движение придумало один привлекающий внимание вопрос: 'Что, если они объявят войну, а воевать никто не придет?' Это невероятно, но скоро Пентагон может стать свидетелем того, что случится, если американские военные не сумеют начать войну без разрешения довольно необычного и непостоянного нашего 'союзника' - Германии.

Недавние события увеличивают шансы на то, что Америке потребуется применить силу для предотвращения использования исламо-фашистским режимом Ирана, поддерживающим террористов, ядерного оружия против нас, наших интересов и наших друзей. Визит, который нанес на прошлой неделе в ООН отобранный иранскими муллами президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad), ясно показал, что его режим не только твердо намерен продолжать свою лишающуюся завесы тайны программу разработки ядерного оружия. Президент также заявил, что Тегеран намерен поделиться своей 'ядерной технологией' с другими исламскими государствами.

Такая наглость привела в замешательство так называемую 'тройку' из Евросоюза - Великобританию, Францию и Германию - которая пыталась убедить Иран дать пустые обещания об отказе от ядерных амбиций. Хотя за пределами Европы ведутся определенные разговоры о том, чтобы согласится, наконец, с требованиями США о передаче этого дела на рассмотрение ООН, не стоит замирать в ожидании.

Даже если европейцы наберутся смелости, чтобы пойти на такой шаг, Владимир Путин и его китайские друзья встанут грудью. Иранцев заверили в том, что Россия и Китай предотвратят любые неприятности со стороны ООН - даже экономические меры воздействия, не говоря уже о санкционированном применении силы.

Осмелев, Иран активизирует свои усилия, направленные против освобождения Ирака. Он подрывает усилия по формированию свободного общества в Афганистане и Ливане. И Тегеран стремится сделать так, чтобы вакуум силы, возникший после сдачи Газы Израилем, привел к созданию нового надежного убежища для фашиствующих исламских террористов.

Но иранской теократии и этого мало. Муллы из Тегерана предпринимают шаги, которые дадут им возможность напрямую угрожать сделать со всеми Соединенными Штатами то, что ураган 'Катрина' сделал с энергосистемой, энергоресурсами, системами связи и прочими элементами инфраструктуры в одном регионе: вывести их из строя.

По данным доклада специальной комиссии, в задачу которой входила оценка угрозы нападения на США с использованием электромагнитного излучения, Иран продемонстрировал способность нанести такой разрушительный удар. Он произвел пуск ракеты малой дальности с корабля. Он также провел испытания своей новой баллистической ракеты средней дальности 'Шааб-3', которые были похожи на подрыв ядерного боеприпаса в космосе. В опубликованном в 2004 году докладе спецкомиссия по оценке угрозы электромагнитного излучения заявила, что действия по такому сценарию могут нанести 'катастрофический' урон Соединенным Штатам.

А теперь публикуются сообщения о том, что Иран не только обретает возможность для вступления в войну с США. Тегеран убедил себя, что он сможет успешно действовать в такой войне.

Однако, хотя подобные обстоятельства могут вынудить Соединенные Штаты использовать против Ирана силу, отнюдь не ясно, сумеют ли сухопутные войска, ВМС и секретариат министра обороны, а возможно, и ВВС принять участие в такой операции.

Оказывается, два первых вида наших вооруженных сил и гражданские чиновники из Пентагона полностью зависят от немецкой компьютерной компании под названием SAP, программами которой они пользуются при осуществлении своих административных и тыловых функций. В конце месяца к этой группе могут присоединиться и ВВС, если возьмут программное обеспечение SAP себе на вооружение.

В результате этого все будущие военные операции против Ирана придется вести исключительно американской морской пехоте. Дело в том, что только корпус морской пехоты решил использовать для обеспечения своих потребностей в управлении информацией при осуществлении таких прозаических, но жизненно важных функций, как повседневное оперативное управление, вопросы личного состава, учет, хранение и перемещение вооружений и материальных средств, финансовые вопросы (в том числе, банковские счета) и прочее, программы американской фирмы.

В таком положении вещей есть целый ряд упущений и слабых мест. Первое состоит в том, что Герхард Шредер может удержаться на своем посту после не давших окончательного ответа воскресных выборов - или, в другом варианте, разделить власть с оппонентом. Шредер в интересах победы на выборах использовал свое неистовое сопротивление освобождению Ирака под руководством США. Он сделал это и в отношении Ирана, когда во время предвыборной гонки заявил: 'Давайте снимем военный вариант решения проблемы с повестки. Мы уже убедились, что он не срабатывает'.

Еще одна проблема состоит в том, что эта немецкая компания продает программы SAP и в Иран. На самом деле, программное обеспечение, которое используется в американских вооруженных силах, могут купить и другие клиенты, с которыми у правительства Германии нет проблем в решении вопросов бизнеса. Такие связи могут вызвать нежелание этой компании помогать одному клиенту уничтожать другого. Либо иранцы, имея доступ к программам SAP, могут проникнуть в их суть, что даст им возможность развязать кибернетическую войну против наших систем и вывести их из строя.

Даже если программы SAP работают в Пентагоне надежно и качественно - а Управление общей бухгалтерской отчетности США в своих отчетах неоднократно указывало, что это не так, то в лучшем случае глупо, а в худшем безрассудно заставлять наших военных в таких важных вопросах зависеть от иностранных поставщиков. Выслушав на июльских слушаниях показания о недостатках в обеспечении защищенности наших компьютерных систем, председатель Комитета Конгресса по делам вооруженным силам республиканец от штата Калифорния Дункан Хантер (Duncan Hunter) пообещал провести новые контрольные слушания по поводу очевидной беспечности военного командования, вынуждающего армию полагаться на недостаточно надежных поставщиков жизненно важных компонентов, материалов и технологий. Будем с нетерпением ждать начала этих слушаний.

По крайней мере, наши морские пехотинцы, случись им наносить удар по Ирану, могут воспользоваться помощью военно-воздушных сил. Однако это будет возможно лишь в том случае, если кто-то решит, что летчикам, в отличие от их коллег из сухопутных войск и ВМС, следует пользоваться программным обеспечением, которое не дает Германии возможность налагать свое вето.

Фрэнк Дж. Гаффни-младший является президентом Центра по исследованию политики безопасности и обозревателем 'The Washington Times'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.