Шесть точек зрения на проблемы, возникающие у Запада с мусульманским миром, говорят об их сторонниках, пожалуй, не меньше, чем о самом конфликте цивилизаций

Сидя в гостиничном номере в столице Исламской республики Иран, где железная стрелка на потолке указывала в направлении Мекки, глядя в телеэкран, на ведущую программы новостей, закутанную в хиджаб, я ощутил непреодолимую потребность порассуждать о наших проблемах с исламом.

Сегодня, через четыре года после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 г., совершенных именем аллаха, большинство жителей стран, которые мы в совокупности обозначаем довольно приблизительным понятием 'Запад', наверняка согласятся, что проблемы с исламским миром у нас есть. Подавляющее большинство мусульман не имеют ничего общего с террористами, но подавляющее большинство угрожающих нам террористов называют себя мусульманами. Большинство стран с преобладающим мусульманским населением сопротивляются тому, что европейцы и американцы называют позитивными чертами современного общества, в том числе принципам либеральной демократии.

Почему? В чем суть проблемы? Ниже я приведу шесть разных точек зрения на этот счет, наиболее распространенных на Западе, и не только - необходимо отметить, что их часто можно услышать и в мусульманских странах, например, в том же Иране. Просматривая этот список, мысленно отметьте галочкой тот тезис, который вы считаете наиболее обоснованным. По логике можно отметить такими же галочками, только поменьше, еще парочку точек зрения - но не больше.

1. Корень проблемы заключается не только в исламе, но в религии как таковой - ведь она связана с суевериями, ложным самосознанием, отказом от здравого смысла. Христианство и иудаизм в этом отношении ненамного лучше, особенно в тех их вариантах, которым привержены американские правые. Мир был бы куда лучше, если бы все признавали научные истины, верили в человеческий разум и придерживались принципов светского гуманизма. Если уж мы не можем обойтись без изображения бородатого старика на стене, пусть это будет портрет Чарльза Дарвина. Нам нужно не только светское государство, но и светское общество.

Подобной точки зрения придерживаются многие образованные люди на постхристианском Западе, особенно в Западной Европе, в том числе некоторые из моих самых близких друзей. Впрочем, если перевести ее на язык непосредственных политических задач, у этой идеи обнаруживается один небольшой недостаток: для ее воплощения в жизнь трем, а то и пяти миллиардам мужчин и женщин придется отказаться от своих фундаментальных убеждений. Кроме того, история абсолютно атеистских режимов последнего столетия, скажем так, не слишком вдохновляет.

2. Корень проблемы - не в религии как таковой, а конкретно в исламской религии. Ислам, в отличие от западного христианства, не допускает отделения церкви от государства, религии от политики. Тот факт, что в пригласившей меня иранской газете 2005 год обозначен как 1384 - лишь небольшое проявление этой общей истины. Ислам, с его систематической дискриминацией женщин, варварскими наказаниями за гомосексуализм и воинствующей нетерпимостью, просто 'застрял' в средневековье. Ему необходима собственная Реформация.

Весьма распространенная точка зрения. Ее сторонникам можно возразить, что, во-первых, она поощряет упрощенное, традиционное восприятие ислама, и, во вторых, трактует его историю с точки зрения западных стереотипов (средневековье, Реформация). Если же мы определяем ислам как 'то, что люди, называющие себя мусульманами, на самом деле думают, говорят и делают', перед нами предстает куда более многогранная реальность.

3. Проблема не в исламе, а в исламизме. Фанатики вроде Усамы бен Ладена извратили одну из великих мировых религий, поставили ее на службу человеконенавистнической политической идеологии. Именно с этими идеологами и исламистскими политическими движениями нам следует бороться. Сотрудничая с благонамеренным мирным большинством мусульман всего мира, мы сумеем стряхнуть отравленный плод со здорового дерева.

Эту точку зрения всячески продвигают западные политики, любящие щегольнуть цитатой из Корана, например Джордж Буш или Тони Блэр. Ну что ж, им 'по должности' положено говорить такие вещи. Не хотят же они оскорбить миллионы мусульман-избирателей и страны, от которых зависит снабжение Запада нефтью. Но отражает ли это их искренние убеждения? Сомневаюсь. Введите им 'сыворотку правды', и, готов поспорить, они окажутся 'идейно ближе' к сторонникам точки зрения #2, тогда как многие европейские лидеры - атеисты или агностики - выскажутся за точку зрения #1. С другой стороны, тот же вывод на решительно отстаивают выдающиеся ученые - признанные специалисты по мусульманской проблематике.

4. Суть проблемы - не в религии, исламе или даже исламизме, а в особенностях истории арабского мира. Ни одна из 22 стран-участниц Лиги арабских государств не построила демократию собственными силами (кое-какие элементы демократии существуют сегодня в Ираке, но вряд ли можно утверждать, что они являются делом рук самих иракцев). Естественно, речь здесь идет не о каких-то расистских обвинениях в адрес арабов, а о сложнейших вопросах, связанных с историей, экономикой, политической культурой, состоянием общества и серией неудачных попыток модернизации в постколониальную эпоху.

Что ж, у этих утверждений есть свои основания. Среди стран, где мусульмане составляют большинство населения, есть и демократические государства (Турция, Мали). Политолог Альфред Степан (Alfred Stepan) в своей интереснейшей статье утверждает, что с точки зрения демократии мусульманские страны, не относящиеся к арабскому миру, демонстрируют примерно такие же показатели, как и немусульманские государства с тем же уровнем экономического развития. Однако меня поразил тот факт, что даже в такой стране, как Иран, где традиционно преобладают антиарабские настроения, мало кто поддерживает эту точку зрения.

5. Корень проблемы - не в них, а в нас самих. Начиная с Крестовых походов и кончая вторжением в Ирак западный империализм, колониализм, христианский и постхристианский идеологический гегемонизм своими руками породил эту антипатию по отношению ук западной либеральной демократии и ее крайнее проявление - непримиримую враждебность ко всему западному. Более того, развязав Холокост - это ужасающее проявление европейского варварства, поддержав, или по крайней мере не возражая против создания государства Израиль, мы после этого более полувека закрывали глаза на страдания палестинского народа.

Подобная точка зрения распространена среди мусульман, причем не только среди арабов и жителей Ближнего Востока. Ее, пусть и исходя из иных предпосылок, разделяют также некоторые левые на Западе. Конечно, даже если бы подобное упрощенческое толкование истории и соответствовало истине, прошлое изменить нельзя. Однако мы могли бы признать свою историческую ответственность за ущерб, который мы действительно причинили. И мы могли бы активнее способствовать созданию независимого палестинского государства.

6. Как бы вы ни оценивали сравнительные 'достоинства и недостатки' ислама и Запада, самая острая напряженность возникает в 'пограничье' - там, где эти две цивилизации соприкасаются друг с другом. К ней приводит, в частности, личное знакомство молодых мусульман - иммигрантов в первом или втором поколении - с западной, особенно европейской, современной светской культурой. Самый 'соблазнительный' образ жизни в истории человечества, с его красочными потребительскими символами здоровья, богатства, развлечений, секса и могущества, необыкновенно привлекает молодежь из мусульманских семей - зачастую бедных и консервативных.

Однако, испытав отвращение при виде его гедонистических эксцессов, разочаровавшись в своих несбывшихся надеждах, возмущаясь реальностью собственной жизни 'на обочине' западного общества, чувствуя себя его изгоями, некоторые из них - незначительное меньшинство - становятся сторонниками жестокого, экстремистского, воинствующего варианта религии своих отцов. К сожалению именно вариант уже становится для нас до боли знакомым: именно к такой категории людей относятся многие террористы - от Мухаммеда Атты [одного из участников теракта 11 сентября в Нью-Йорке - прим. пер.], до тех, кто устроил взрывы в Мадриде и Лондоне.

Хотел бы я найти убедительные данные, опровергающие эту точку зрения, но не могу. (Может быть, кто-то из читателей сможет?) Даже если мы изо всех сил будем способствовать рождению независимого палестинского государства и немедленно выведем войска из Ирака, эта проблема сохранится. В результате в ближайшие 10 лет Европа, возможно, станет менее цивилизованным и приятным местом.

Итак, под какой из шести точек зрения вы бы подписались? Отвечая на этот вопрос, вы высказываетесь не только об исламском мире, но и о себе самом. Ведь наше восприятие ислама - это зеркало, в котором мы видим собственное отражение. Так что, скажи мне, что для тебя значит ислам, и я скажу, кто ты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.