Белый Дом с чрезвычайной осторожностью отнесся к хорошим новостям, пришедшим из Пекина, который впервые заявил о том, что Северная Корея готова полностью отказаться от своего ядерного проекта и демонтировать то ядерное оружие, которое у нее уже имеется.

Президент Джордж Буш, беседуя с репортерами по окончании совещания в Совете внутренней безопасности, заявил, что его первая реакция на декларацию Северной Кореи была 'великолепной', но тут же добавил: 'Теперь нам нужно убедиться в том, что это действительно произойдет'.

Хотя президент был осторожен, стараясь не реагировать излишне эмоционально на тот факт, что решена одна из сложнейших ядерных проблем в мире, есть все основания для удовлетворения. Когда Джордж Буш пришел в Белый Дом, он пообещал не уступать требованиям Пхеньяна о проведении двусторонних переговоров с США и настоял на том, чтобы единственно возможными рамками для ведения переговоров стало создание шестисторонней группы. Это заняло определенное время, однако в конце концов Буш своего добился. Северная Корея приняла большую часть американских условий и согласилась на шестисторонние переговоры.

Значительная заслуга в достижении договоренности с Северной Кореей принадлежит Китаю, однако и администрация Буша может отметить успешное окончание этой дипломатической недели.

Хорошие новости приходили со всех концов света. В Афганистане иностранные наблюдатели назвали проведенные там парламентские выборы успешными. В Вене Соединенные Штаты активизировали свое давление на Иран, в результате чего иранский ядерный вопрос может быть передан на рассмотрение Совета Безопасности ООН. В Нью-Йорке Госсекретарю Кондолизе Райс удалось собрать лидеров арабских и европейских стран для обсуждения путей изоляции Сирии, чтобы заставить ее выполнить требования мирового сообщества. Райс также провела дружескую беседу с ливийским коллегой, которая стала первой в истории американской дипломатии.

Не ясно, сколько из этих достижений можно записать на счет 'доктрины Буша' во внешней политике, которая предусматривает упреждающие действия против государств, поддерживающих терроризм или разрабатывающих оружие массового уничтожения.

Вопрос Северной Кореи имеет совершенно четкие отличия - Соединенные Штаты согласились на многосторонний подход и воздержались от оказания какого-либо давления на Пхеньян. То же можно сказать и об отношении к Ливии, которая добровольно отказалась от своей ядерной программы.

Остается лишь две арены, где доктрина Буша подверглась серьезным испытаниям и где пока нельзя говорить об успехе США: Иран и Ирак.

В случае с Ираном пока не ясно, как дальше будут развиваться события, несмотря на то, что мировое общественное мнение склоняется в сторону Соединенных Штатов.

Ираку также предстоит пройти долгий путь, и пока там увеличивается счет людских потерь, США трудно заявлять о завершении выполнения задачи.

Для американского общественного мнения и для рейтинга популярности президента Буша все эти дипломатические достижения не имеют большого значения. Главный вопрос сегодняшнего дня - это Ирак, и только успешная стратегия ухода оттуда изменит отрицательное отношение американского общества к Бушу.

Как такие дипломатические успехи отразятся на участии США в разрешении израильско-палестинского конфликта? В понедельник эксперты пытались найти связующую нить между двумя этими вопросами. На уровень американской вовлеченности в конфликт никогда не оказывали влияние ни атомная программа Северной Кореи, ни внутренняя ситуация в Афганистане, ни даже ядерные устремления Ирана. Таким образом, Израиль может сделать для себя единственный вывод: ничего не изменится, за исключением, быть может, улучшения коллективного настроения в администрации президента США.