Думаю, многим читателям сейчас больше всего хочется одного - чтобы их ущипнули. Хочется избавиться от дурного сна и понять, что ничего этого не было. Хочется избавиться от ощущения ребенка, чьи папа и мама разводятся, деля одноразовые стаканчики, оскорбляя друг друга, спекулируя на детских чувствах и перебрасывая друг другу ответственность за чадо.

Завершая ток-шоу 'Я так думаю', Анна Безулик сказала очень точно: 'Дай Бог нам сил не закрывать глаза и мудрости понять, что мы видим'. В ситуации глубокого политического кризиса, разразившегося в Украине, данная рекомендация определяет правила поведения мыслящих граждан. Немногие найдут в себе силы попытаться разобраться в ситуации, а не махнуть рукой, разочаровавшись и самоустранившись. А кто говорил, что демократия в развивающейся стране - это просто? Ведь в Украине она лишь местами проступает на поверхность совкового покрытия, и потому имеет вид не новой кожи государства, а эрозивных пятен. Мы получили право знать, но еще не получили возможности четко понимать, что делать с этим знанием; помимо выборов не нащупали иных путей легитимного влияния общества на власть; не обнаружили в своих рядах моральных авторитетов, способных расставить все точки над 'i'; не приобрели уверенности в чистоплотности правоохранительной и судебной систем, призванных выносить правовой весомый вердикт. Иными словами, в настоящий момент общество имеет право получать информацию, от которой оно способно закипеть, но снять крышку для того, чтобы вышел пар, оно возможности не имеет.

И тем не менее, в психологии низов способности к демократии, сознательности и ответственности оказалось намного больше, чем в верхах. Общество вообще продемонстрировало гораздо более высокий уровень гражданской зрелости, нежели его лидеры. Подобный диссонанс совершенно очевидно приводит к разочарованию и обозленности первых, потере авторитета и формализации лидерства вторых. Для этого есть основания, ибо чреда событий последних двух недель привела страну к состоянию серьезнейшего политического, морального и психологического кризиса. А если к нему добавится экономический и энергетический:

Для того чтобы определить - как двигаться дальше, необходимо понять: где и в чем мы находимся. Хотя ответ на вопрос 'в чем?' самый короткий и ясный, поэтому на нем мы останавливаться не будем. Попробуем определить 'где?'.

Во-первых, президент в самом начале своей работы лично заложил мину замедленного действия под новую власть, благословив взаимный контроль (читай конкуренцию и противостояние) между Петром Порошенко и Юлией Тимошенко. В течение семи месяцев в закрытом режиме он оказался не способен переплавить войну амбиций в здоровую конкуренцию инициируемых обеими сторонами качественных предложений, касающихся решений государственных проблем. В конечном итоге Виктор Ющенко принял решение одним махом 'обнулить счетчик'. 'Все с пляжа, включая правительство!' - таковым стал его асимметричный ответ на обвинения в коррупции представителей его ближайшего окружения. Последствия этого решения очевидны: подковерное противостояние приобрело острые открытые формы и утратило всяческий контроль со стороны главы государства. В обоих крыльях бывшей президентской команды, несмотря на предостережения, победили 'партии войны'. Представители 'партии войны' в окружении Тимошенко в скором времени добьются того, что Юлию Владимировну будут воспринимать исключительно как агрессора. А Виктор Ющенко, де-факто сохраняя в своем окружении одиозных персонажей опять-таки из 'воинствующей фракции', добьется того же результата, что и Юлия Владимировна - от обоих и вменяемый электорат, и вменяемые политики будут шарахаться. Независимо от того, кто чем руководствуется - стремлением уйти от ответственности за коррупционные действия или стремлением отомстить за несправедливые решения - дискредитации в глазах общества подвергается вся команда Майдана.

Сегодня перевес симпатий общества - на стороне Тимошенко, однако ни Юлии Владимировне, ни ее команде не стоит обольщаться этим фактом, ибо правдивые и неправдивые взаимные обвинения, которые, судя по тенденции, станут доминантой в предстоящей семимесячной предвыборной кампании, сотрут разницу между правыми и виноватыми. Вердикты правоохранительных органов отстают от стремительно растущего количества обвинений так же, как в Советском Союзе скот отставал от строителей коммунизма. Это дает возможность обеим сторонам от аргументированных обвинений перейти к надуманным, полуправдивым и полностью ложным, в конечном итоге задавив остатки авторитета оппонентов не качеством претензий, а их количеством.

К чему приведет подобная тактика? Ответ очевиден: к разочарованию и апатии в обществе. Продолжение войны может привести к тому, что в годовщину Майдана, которую Виктор Андреевич пожелал сделать государственным праздником, на площадь Независимости выйдут несколько десятков граждан, молча, не чокаясь, выпьют, и разойдутся. Если ничего не изменится - те, кто голосовал за Виктора Ющенко в пакете с Юлией Тимошенко, продемонстрируют чрезвычайно низкую явку на будущих парламентских выборах. В то же время сторонники Виктора Януковича и коммунистов монолитными рядами явятся к избирательным урнам. Потянется народ и за неокучмистским Народным блоком Литвина. В результате силы, которые дискредитировали себя вчера, возьмут реванш, и победят те силы, которые дискредитировали себя сегодня. Если в оставшееся время предвыборной кампании изменится лишь степень накала, но не суть борьбы и приоритетов - подобного результата не избежать.

Во-вторых, стало ясно, что в настоящий момент в стране фактически отсутствует власть как таковая. Правительство находится в подвешенном состоянии. В результате Украина не имеет полноценной команды, способной вести переговоры с Россией по урегулированию ценовых вопросов в сфере ТЭК. Правительство не способно определиться со стратегией наполнения бюджета, уже сегодня имеющего многомиллиардную дыру.

Оно не может решить, как ему поступать с реприватизированными и полуреприватизированными предприятиями, средства от продажи которых на повторных конкурсах, по идее, должны были дать возможность эту дыру заполнить. Показатели экономического роста, которые до августа снижались, сегодня по сравнению с аналогичным периодом прошлого года просто упали. Перспектива роста ВВП пересмотрена Минстатом и определена цифрой в 4 процента. И, возможно, это не последний пересмотр. Определенности с путями пополнения бюджета нет. Денег на закрытие социальных программ не хватает. Ни о каких серьезных инвестициях в нынешней ситуации речи быть не может. Поступления от таможни смехотворны. От налоговой - не стабильны. Дело года - вступление в ВТО - практически завалено. Экономика, требующая незамедлительных стратегических решений, оказалась заложником борьбы поглотившей всех и вся.

При этом утверждение нового премьер-министра поставлено под вопрос, причем поставлено самим президентом, который, подписав 'Декларацию о единстве', на следующий же день фактически поставил под сомнение основной из тезисов этого меморандума, а именно - о своевременном приведении в действие принятых конституционных изменений, чем у многих зародил серьезные сомнения в весе президентского слова. Эти сомнения усугубило удивительно неуместное заявление министра юстиции Романа Зварича о процедурных нарушениях во время принятия конституционных изменений.

Стабильного провластного большинства нет и не будет. Губернаторы - подвешены: многие из них не имеют представления о том, останутся ли они на занимаемых должностях. Не меньшее число министров 'ушло в астрал' и главным образом пытается найти там ответ: сохранятся ли за ними нынешние посты? Секретариат президента в руинах реформирования.

В состоянии разразившегося политического кризиса чрезвычайно сложно говорить о формировании правительства профессионалов, ибо слишком высока вероятность того, что президенту, осознающему необходимость иметь легитимного (а, значит, утвержденного парламентом премьера), придется выставлять на торги с фракциями гораздо большее количество мест в правительстве, чем он предполагал. В то же время остается открытым вопрос - чем сам Виктор Ющенко будет руководствоваться при определении кандидатур в новый Кабинет: безропотностью и лояльностью, либо профессионализмом и принципиальностью? От алгоритма, который задаст глава государства, будет зависеть эффективность работы исполнительной власти, ибо результаты работы правительства послушного отличаются от результатов работы правительства компетентного.

На сегодняшний день президент не смог стать Человеком над схваткой. Не продемонстрировал способности твердо договариваться с различными сторонами политического процесса, не предусмотрел как минимум электоральных последствий 'нулевого' варианта. В результате чего власть в целом выглядит уязвимой, несостоятельной и непопулярной.

В-третьих, Майдан дал надежду на качественные изменения жизни, и в первую очередь взаимоотношений гражданин-государство. Это был абсолютно ясный сигнал общества: хлеб с маслом важен, но изменение отношения к гражданам чиновника, милиционера, таможенника, судьи и жэковского работника - это то, что необходимо в первую очередь. Накормить быстро и досыта пятью хлебами хилого бюджета народ - задача утопичная. На что неоднократно указывали эксперты и экс-премьеру, и парламентским авторам социальных законов из 'Нашей Украины'. А вот ощутимо изменить ткань взаимоотношения человека с государственной машиной - можно было. Общественный эмоциональный подъем давал возможность это сделать. Но ни в таможне, ни в судах, ни в жэке этого не произошло. Именно там люди почувствовали, что ничего не изменилось к лучшему. Именно поэтому они легко верят обвинениям, выдвигаемым новой оппозицией к окружению президента. И конечно же поверят обвинениям в случае, если они будут выдвинуты (чего пока не случилось) в адрес самого главы государства. Повседневная жизнь дает благодатную почву для всхода подобных семян.

В-четвертых. Разочарование накоплено не только внутри страны. Оно имеет место и в мировом сообществе, в первую очередь в цивилизованной его части. После оранжевой революции от Украины ожидали системных реформ, благоприятного инвестиционного климата и лидерской роли в регионе. На нас впервые посмотрели как на субъект мировых политических процессов. Страна дала для этого повод, продемонстрировав гражданскую зрелость общества. На Украину возлагали надежды, считая, что она станет наиболее эффективным и позитивным примером демократических преобразований, которые приведут и к экономическим победам. Многие в мире рассчитывали, что благополучная постреволюционная Украина станет примером для российского и белорусского обществ; объективно займет лидерские позиции в ГУАМе. Однако сегодня страна, неспособная навести порядок у себя, не может претендовать на роль лидера в регионе, либо в группе стран. Новая власть отнеслась безответственно как к своей внутренней, так и внешней миссии. Украина в очередной раз близка к состоянию, когда ей понадобится инициативная помощь извне для созыва очередного 'круглого стола'. Хотя не исключено, что на помощь украинской власти растрынькавшей колоссальный запас веры и энергии Майдана, никто и прийти-то не захочет.

В-пятых, непродуманное решение Виктора Ющенко об отправке в отставку всех и вся не оправдывает и ряд шагов новой оппозиции. В первую очередь, апелляций к теме финансирования предвыборной кампании Виктора Ющенко. В этой истории Леонид Кравчук - лишь эпизод, средство. Сама же идея эксгумации этой темы принадлежит команде экс-премьера. Не надо было Юлии Владимировне, как говорил Жванецкий, 'водку трогать'. Да, Виктор Ющенко, мягко говоря, погорячился, обвинив Тимошенко в попытке закрыть 8-миллиардные долги некогда возглавляемой ею компании ЕЭСУ. Данное заявление было несостоятельным как по сути (президента по-прежнему никто не информирует?), так и безответственным и провокативным, с точки зрения прогнозирования реакции Тимошенко на него. В то же время, группа поддержки экс-премьера вполне могла отреагировать в рамках применения обычных вооружений, не нанося удара ядерного. И не только потому, что факт финансирования кампании Березовским бросает тень на страну, подвергает сомнениям легитимность президента, но и потому, что было бы неплохо вспомнить: а кто именно по поручению Ющенко, готовил договор о взаимных обязательствах с донором?

Александр Турчинов имеет право выходить на пресс-конференцию с имеющимися у него фактами, потому как действительно неоднократно о существовавших нарушениях и злоупотреблениях докладывал президенту, потому как реально обращался в Генпрокуратуру за ордерами на арест и таможенной верхушки, и причастных к организации работы 'Росукрэнерго'. Тимошенко также неоднократно заявляла о нарушении процедуры кадровых назначений, выступала открытым оппонентом ряду действий Порошенко и Третьякова (каждый, кто имел уши, слышал). Именно поэтому сегодня ни обществу, ни президенту, называя вещи своими именами, Тимошенко не сообщает неких ранее утаиваемых ею фактов. Другое дело - роль Березовского. О ней и Тимошенко, и руководитель предвыборной кампании Зинченко, и заместитель руководителя штаба Турчинов знали непосредственно. И это знание не мешало им после победы Ющенко получить посты из рук президента, пришедшего к власти при поддержке российского олигарха. Кстати, информация о существующих взаимоотношениях Березовского и Ющенко, разумеется, была и у прессы. Но, в отличие от непосредственных участников процесса, имеющих доказательства, мы могли на это лишь намекать.

Если новая оппозиция хотела доказать, что президент в своих действиях преступил закон, то для этого существует масса поводов: суть многих поручений президента выходила далеко за рамки его полномочий, а процесс заполнения кадровых вакансий очень часто игнорировал требования Конституции. Дело же Березовского, как и дело Мельниченко, неспособно лишить президента власти, но способно 'подвесить' его, сохраняя сомнения в его легитимности. Сегодня уже можно наблюдать, что и реакция Виктора Ющенко на подобную угрозу, на попытку вытолкнуть его из зоны легитимности, похожа на реакцию Леонида Кучмы: президент пытается опереться на старых и новых олигархов и 'сползти к России'. Первый шаг в настоящий момент просматривается четче, чем подготовка корпуса ко второму. Но он будет обязательно сделан, если президента таким образом будут загонять в угол. В России же Ющенко ничего, кроме подписания договора о капитуляции, не ждет, по причинам понятным и в очередной раз внятно описанным в материале Виталия Портникова.

Одним словом, ситуация, сложившаяся в политических украинских верхах, чрезвычайно сложна и способна усугубиться парламентским кризисом (в случае попытки реализации желания президента отменить реформу Конституции), энергетическим кризисом (в случае повышении Россией цены на газ до 140-160 долл.), экономическим кризисом (в случае продолжения роста дефицита бюджета), социальными волнениями (в случае, если безответственные действия политиков дадут повод не только к разочарованию и апатии масс, но и призовут к агрессии).

Из создавшейся ситуации необходимо немедленно искать выход. И этот выход придется находить в рамках существующих политических сил. Дело в том, что стратегическая, а не тактическая проблема украинского избирателя заключается в том, что ему (избирателю) на этих выборах придется иметь дело с уже хорошо известными политическими силами. Качественно новым силам взяться неоткуда и некогда. Будущий парламент может отличаться от предыдущего лишь своими конфигурациями, но, с точки зрения человеческого материала, он будет близнецом парламента нынешнего. Людей, способных, простите за выражение, соответствовать требованиям Майдана, в нем будет не больше, чем сейчас. А значит, и в исполнительной власти политиков, способных коммутироваться с цивилизованной частью мира, будет столько же.

В случае досрочных президентских выборов, разговоры о которых начинают звучать, стране придется выбирать из тех же знакомых лиц, все плюсы, а главное - минусы которых нам хорошо известны. А это значит, что чем бы не закончился данный политический кризис, в ближайшие год-два Украина не может получить новое качество власти, поскольку материал, из которого она будет сшита, окажется тем же, из которого сшита власть нынешняя либо вчерашняя. Просто в процессе долгосрочной порки, кройки и шитья под давлением внутренних и внешних факторов Украина может если не утратить государственность, то уж точно оказаться далеко от планки, выставленной обществом во время оранжевой революции. Поэтому выход из кризисной ситуации нужно искать в составе имеющихся политических элит, не возлагая надежд на приход новой незаангажированной политической силы.

Безусловно, этот процесс осложняет процесс. А кроме того, усложняет его и наличие, не побоюсь этого слова, обоюдоострой ненависти в расколовшейся команде президента. Именно поэтому первым шагом должно быть 'прекращение огня' и начало переговоров, ибо война на взаимоуничтожение, за которой мы сейчас наблюдаем, способна извести не только участвующих в ней политиков, но и веру большинства населения в предпочтительность демократии, а также веру мирового сообщества в возможность появления демократической Украины вообще.

Возможно, не лишним было бы проведение экстренного заседания СНБОУ, не исключено - с приглашением на него бывших, а формально еще действующих членов Совета: Тимошенко, Порошенко (если уголовное дело еще не открыто), Зинченко и Турчинова.

Для переговоров может быть найдена и другая площадка. Главное - чтобы стороны, согласившиеся прекратить огонь, смогли собраться в одном месте и обсудить правила общежития. Встречи Ющенко и Тимошенко для этого будет явно недостаточно (хотя возможно, и она нужна), необходимо принятие командных решений, что, признаюсь, чрезвычайно сложно с учетом обнародованных фактов и выплеснутых эмоций. О склеивании черепков на этой встрече речь идти не может, а только лишь о правилах дальнейшего сосуществования и путях выхода из кризиса.

Пути эти могут быть разные.

Путь первый. Президент публично и окончательно отказывается от попыток заблокировать конституционную реформу, заявляя, что она вступит в действие с 1 января, а коалиционное правительство, как и следует из переходных положений, будет сформировано новым парламентом в апреле. Этот шаг Ющенко должен рассматривать не как жертвенное самообрезание в полномочиях, а как залог политического умиротворения. Это даст возможность создать в парламенте пусть и временное, но большинство, способное утвердить технического премьер-министра и дать Кабмину на семь месяцев полноценно-легитимный статус. Именно этот шаг оградит правительство от необходимости бюджетными миллионами оплачивать аппетиты тех или иных фракций, торгующихся за свои голоса. А также максимально убережет свой состав от вынужденного включения одиозных личностей, коих нынче лоббируют фракции старой оппозиции.

Параллельно президент заявляет о подготовке его командой изменений к Конституции, касающихся непопулярных у всех политических сил пунктов (прокурорский надзор, императивный мандат и т.д.), с обещанием внести их сразу после парламентских выборов. Учитывая опыт своего прихода во власть, когда Виктор Ющенко взошел на престол интеллектуально голый, даже без плана действий на первые 100 дней, президент обещает с привлечением международных экспертов третьего сектора и сил собственной команды наработать к апрелю ключевые законопроекты, касающиеся определения и внедрения приоритетов экономики и реформирования налоговой сферы. Тем самым президент заявляет о том, чем он будет заниматься до выборов, несмотря на страсти предвыборной кампании. При этом Виктор Ющенко гарантирует обществу и оппозиции объективное и прозрачное рассмотрение обвинений в коррупции и злоупотреблениях властью, выдвинутых за последние две недели.

Вариант второй. По результатам проведенной проверки заявлений о коррупции Виктор Ющенко восстанавливает статус-кво, отменяя свои указы либо об отставке правительства, либо об отставке членов своей команды. Под знаком ответственности перед обществом и страной проходит ревизия взаимоотношений. Стороны заключают публичный и внятный договор о взаимодействии в избирательной кампании и выходят на выборы вместе.

Вариант третий. Не видя иного способа урегулировать ситуацию, Виктор Ющенко принимает решение о проведении серии арестов представителей новой оппозиции. В стране вводится тотальная цензура, ручное управление экономикой.

Вариант четвертый. Страсти продолжают накаляться, и на арену выходят радикально настроенные слои общества. Противостояние выплескивается за пределы Банковой и Грушевского, а также за экраны телевизоров. Революцию сменяет восстание. Целью которого является смена власти в стране.

Вариант пятый. Ситуация развивается сама собой, объем подтвержденных и полуподтвержденных обвинений иссякает в течение ближайшей недели. Новые обвинения продолжают рождаться, но фактаж уже никого не интересует. Общество впадает в апатию, ситуация не контролируется никем, вялотекущая война длится в течение семи месяцев. Результаты все стороны пожинают на выборах.

Я намеренно не оцениваю реальность того или иного варианта, ибо на сегодняшний день каждый из них, кроме последнего, выглядит в той или иной мере фантастическим, но завтра, в ситуации, когда обе стороны не склонны просчитывать последствия своих действий, практически каждый из них может стать реальным. Именно понимание этого должно заставить пушки замолчать. В принципе, и команде Ющенко, и команде Тимошенко есть чем заняться. Первым - поискать новые лица, которые во время выборов могли бы вызывать доверие народа. Вторым - заняться созданием структур, абсолютно не лишних во время избирательной кампании. И для первых, и для вторых эти задачи сегодня - не последняя проблема.

Шокированному же электорату может достаться и кое-что позитивное: если точка невозврата в потере репутации командой Майдана все еще не пройдена, то еще можно вегетативно возродить черенки веры и надежды. Колоссальными усилиями реальных действий во благо страны их можно удобрить и вернуть к жизни. Если же власть и оппозиция не способны осознать свою ответственность и урегулировать кризис, то стране воистину необходим 'нулевой вариант' - одновременные парламентские, и президентские выборы. Но я искренне завидую тем, кто считает, что этот путь -выход из ситуации. Блажен, кто верует. . .

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.