'Черный сентябрь' - кризис, вызванный обвинениями в коррупции и последовавшими отставками высших должностных лиц - стал своеобразным зеркалом оранжевой революции.

Противники революции не скрывали своей радости и аплодировали обнародованию каждой новой подробности политического закулисья. Для них взаимные обвинения лидеров революции в коррупции стали отличным поводом для собственной моральной реабилитации. Действительно, никто так не смог дискредитировать новую власть в глазах общественного мнения, как это сделала она сама.

Сентябрьский кризис стал для многих искренних приверженцев оранжевой революции настоящей личной драмой после того, как кумиры Майдана публично начали обвинять друг друга во всех смертных политических грехах.

Здравомыслящие люди, пытающиеся объективно анализировать происходящее, наблюдая за нынешними информационными войнами, приходят к выводу: 'Пока не поздно, с революциями надо заканчивать'.

Падение авторитета власти - только часть результатов политического кризиса. Не менее важным является то, какие будут последствия.

Если в политической среде сформируются радикальные группы, то общество в недалеком будущем станет свидетелем так называемого второго этапа оранжевой революции. Майданные полевые командиры уже начали рекламировать себя как единственных хранителей 'огня революции', разжечь который они намереваются на предстоящих парламентских выборах. Анонсирован и проект проведения народного веча по Украине, в том числе и в Киеве. Если эта идея будет реализована, в преддверии парламентской избирательной кампании мы рискуем получить как минимум два Майдана - Ющенко и Тимошенко. Нет гарантии, что не возникнет и какой-то третий, а может, и четвертый Майдан. Как показал конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов, организовать это не так уже и сложно.

Иммунитетом против 'майданизации' политического процесса может стать консолидированная уверенность политической элиты в необходимости проведения взвешенной государственной политики и постепенной эволюции институтов власти.

Какая из этих тенденций станет доминирующей - пока не ясно.

Остается ряд важных вопросов, без ответов на которые невозможно правильно ориентироваться в происходящем. А именно: нынешний кризис - это следствие склоки в среде власть предержащих или реализация сценария по дестабилизации политической ситуации, результат случайного стечения обстоятельств или действия объективных факторов?

Судя по эмоциональным обвинениям, взаимная неприязнь действительно является существенной причиной кризиса власти. С каким воодушевлением бывшие коллеги по революции 'размазывают' своих оппонентов перед телекамерами и на пресс-конференциях!

Но сводить причины кризиса только к склоке было бы непростительным упрощением. В происходящем без труда можно увидеть, по крайней мере, элементы реализации более широко плана.

Кризису предшествовала массированная информационная атака на персону тогдашнего секретаря СНБОУ, что дало соответствующие результаты. Когда А.Зинченко на своей пресс-конференции объявил П.Порошенко чуть ли не олицетворением украинской коррупции, общественное мнение к этому было готово, и эти заявления не вызвали отторжения.

Возможно, выступление А.Зинченко и появление негативных публикаций против П.Порошенко - не более чем стечение обстоятельств. Действительно, некоторые действия тогдашнего секретаря СНБОУ давали массу поводов для критики в его адрес. А возможно - нет. И выступление бывшего госсекретаря (а до него М.Бродского и депутата Мельника) не было вызовом одиночки, а являлось частью заранее составленного сценария.

Конспиративная часть политического кризиса, равно как и межличностные конфликты в среде революционеров - важные, но далеко не исчерпывающие причины драматических сентябрьских событий. Существовали объективные обстоятельства, способствовавшие эскалации кризиса и являющиеся, на наш взгляд, более важными в понимании сути 'черного сентября'.

Во-первых, это институциональная несостоятельность украинской власти. Об угрозах этой проблемы написано и сказано немало, тем не менее, ни прежняя, ни нынешняя власть ничего не предпринимали для ее решения. Более того, В.Ющенко усугубил эту проблему, когда безосновательно расширил полномочия СНБОУ и придал своему Секретариату функции исполнительного органа власти. Предупреждения о том, что это дублирование полномочий приведет к конфликтам, не были услышаны. В итоге сейчас уже не просто указать, где был межличностный конфликт Ю.Тимошенко и П.Порошенко, а где - институциональное столкновение 'двух правительств'. Личная неприязнь, помноженная на функциональный дисбаланс органов власти, привели к тому, что оказался заблокированным механизм принятия и реализации решений. В этом плане выбор Президентом сценария 'уходят все' был единственно правильным выходом из ситуации.

Нигде не создано функционально безупречных моделей государственного управления. Равно как не существует политических систем, где бы отсутствовала борьба за преумножение личной власти. Потому сами по себе институциональный конфликт и межличностная неприязнь не могут привести к политическому кризису. Эти факторы могут стать причиной разрушительных процессов только при одном условии - когда у власти отсутствует консолидированное понимание своей миссии. Так и получилось, когда один вождь хотел нагреть руки на реприватизации, другой - победить на предстоящих выборах, третий - покрасоваться перед телекамерами, четвертый - пролоббировать интересы своих друзей по бизнесу.

Третья причина - это несоответствие масштаба мировоззрения властвующей элиты исторической ситуации. Нынешний кризис убедительно показал, что в Украине еще не сформировалась элита, способная интересы общества и государства ставить выше соображений борьбы за власть и личных интересов. Это тем более неприятно констатировать после оранжевой революции, в результате которой к власти пришли представители не худшей части политической и бизнесовой среды.

Впрочем, есть и обнадеживающие факторы.

'Черный сентябрь' может стать толчком к формированию рациональной политической системы. Сентябрьские события - хороший повод для Президента навести порядок в собственном политическом 'хозяйстве'. Вопрос в том, какой вывод из случившегося вынесет главный политический игрок. Если кризис будет расценен только как конфликт интересов между Ю.Тимошенко и П.Порошенко, как 'семейная' склока на политической коммунальной кухне, тогда проблема будет 'загнана в угол'. До следующего кризиса.

Если сформируется убеждение в необходимости кардинальных институциональных изменений государственного управления, тогда появится надежда, что 'черный сентябрь' чему-то научил украинских политиков.

Еще один позитив - в результате кризиса появилась долгожданная оппозиция. Ее давно искали журналисты и политологи. Оппозиция опытная, так что на предстоящей избирательной кампании не будет скучно.

Кризис сделал почти необратимой конституционную реформу. Если раньше и предпринимались робкие действия для предотвращения введения обновленной Конституции, то сейчас для этого просто не осталось времени, а главное - политического ресурса.

Это что касается политических последствий кризиса. А вот с моральными последствиями - совсем плохо.

Будут ли доказаны или опровергнуты прозвучавшие обвинения в коррупции? Каждый день появляются новые версии событий, приведших к отставке правительства, и новые коррупционные обвинения. Конфликтующие стороны успели публично наговорить в адрес своих оппонентов столько, что вопрос, кто прав, а кто виноват, кажется, уже в принципе не может быть разрешен. До сих пор выигрыш или проигрыш в войне компроматов определяется не правовыми решениями, а используемыми информационными приемами.

Есть опасения, что этой виртуальностью все и закончится. Когда приходится слышать, мол, хватит обмениваться 'ядерными ударами', пора вернуться к 'идеалам Майдана', - это безошибочные признаки того, что прозвучавшие обвинения могут, как говорится, повиснуть в воздухе. Оказывается, с точки зрения некоторых миротворцев, все просто: стоит только вернуться в лоно 'идеалов Майдана', как все проблемы будут решены.

До сих пор украинская правовая система в борьбе с коррупцией не поднималась выше председателя сельского совета. Станет ли нынешний кризис исключением?

Что же в итоге?

Выиграло общество: в Украине должно появиться новое правительство, с которым связываются надежды на стабильность и экономический рост.

Нанесен ощутимый удар по международной репутации украинской власти.

Серьезно подмочено реноме всех фигурантов конфликта.

Появилась возможность все начать 'с чистого листа'. Хотя, похоже, не совсем с чистого. . .

N172, четвер, 22 вересня 2005

Алексей ВАЛЕВСКИЙ - политолог

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.