Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Президент Буш попросил американцев 'не играть в политические игры' в момент страшного национального бедствия. Но нелегкие вопросы в адрес лидеров государства являются именно тем, что требует демократия, когда реагирование на последствия урагана 'Катрина' считается 'национальным позором' Америки.

О приближении Катрины существовало, по крайней мере, двухдневное предупреждение, однако власти медлили с приказом об эвакуации. Не был предоставлен транспорт людям, не имевшим собственные автомобили или деньги, не было подготовлено достаточно помещений для обеспечения беженцев кровом, на местах не было достаточно сил, чтобы доставить людям предметы первой необходимости или обеспечить порядок, и не было достаточного количества лодок, вертолетов и других машин, необходимых для спасения тех, кто оказался в зоне бедствия.

Доставка военного персонала в наиболее пострадавшие районы шла чрезвычайно медленными темпами, что частично объясняется тем фактом, что 40% солдат национальной гвардии находится в Ираке. В течение четырех дней не существовало единого центра командования и контроля. В результате пострадало и погибло большое количество людей.

Большая часть этих ошибок является результатом политики администрации Буша, которая эффективно ослабила возможности Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA) - правительственного учреждения, ответственного за предотвращение и устранение последствий стихийных бедствий. Одержимая войной против терроризма, а также идеологией приватизации правительственных функций, администрация систематически подрывала способность FEMA принимать меры по предотвращению стихийных бедствий или, по крайней мере, по смягчению удара, когда предотвратить его невозможно.

FEMA подверглась сокращению штатов, была понижена с кабинетного уровня и подчинена Департаменту национальной безопасности. Основная функция планирования и подготовки на случай чрезвычайных ситуаций агентства была замещена борьбой с терроризмом. Руководство агентства не имело никакого опыта по реагированию на чрезвычайные ситуации. Прошлый директор был одним из политических друзей Буша из Техаса, а квалификации нынешнего директора включают должность члена комиссии по делам судей и стюардов Международной ассоциации арабских скакунов, где его попросили подать в отставку за 'неэффективный надзор'.

С 2001 года миллиарды долларов были переброшены с программ предотвращения и устранения последствий стихийных бедствий на национальную безопасность и войну в Ираке. Бюджет Армейского инженерного корпуса на строительство дамб в Новом Орлеане был существенно урезан, включая фонды, специально предназначенные для проекта по контролю за наводнениями в городах Южной Луизианы. Превентивные меры для защиты людей и собственности не были проведены, несмотря на собственное заключение FEMA в 2001 году, что прохождение мощного урагана через Новый Орлеан является одним из трех 'наиболее вероятных катастрофических стихийных бедствий, грозящих стране'.

Посчитав, что FEMA является 'раздутой дотационной программой' и что 'задача правительства не заключается в предоставлении услуг', первый бушевский директор агентства ввел в рамках крупной приватизационной программы новые требования по подряду частных фирм для выполнения части работ. Это привело к утечке мозгов по мере того, как опытные кадры FEMA переходили в частный сектор.

Приватизация также сделала особенно уязвимыми более бедные штаты и социальные группы. По мере того, как поток денег иссыхал и контракты на выполнение федеральных программ заключались с частными компаниями, что увеличивало их стоимость, только самые богатые и политически наиболее важные штаты могли успешно бороться за редкие федеральные гранты, необходимые, чтобы платить за услуги.

Например, просьба Флориды (имеющей на 16 избирательных голосов больше, чем Луизиана, и брата президента в качестве губернатора) о финансировании мер по защите заболоченных территорий была удовлетворена. В то же самое время в 2004 году более нуждающейся в деньгах Луизиане было отказано в просьбе о финансировании противопаводочных мероприятий. В условиях, когда способность Луизианы самостоятельно предпринять защитные меры была ослаблена и возможности центра по чрезвычайным ситуациям серьезно подорваны, неадекватное реагирование правительства и излишние разрушения были практически неизбежны - и сегодня бедные люди расплачиваются за это.

Но корни провала этой администрации уходят глубже, чем хроническая и намеренная переброска ресурсов с программ, обеспечивающих безопасность людей в случае стихийных бедствий. Несмотря на научные доказательства, говорящие о том, что увеличение интенсивности и частоты ураганов связано с изменением климата, администрация Буша систематически отказывается участвовать в международных программах по охране климата. Вместо того, чтобы поддержать запрет на застройку заболоченных территорий, установленный предыдущими администрациями, администрация Буша сняла его. Поскольку вызванная строительством эрозия привела к наступлению Мексиканского залива на 20 миль вглубь континента по сравнению с 1965 годом, ураганы сегодня могут сохранять свою силу дольше и приносимые ими ветер и волны набирают большую скорость и разрушительную силу.

Потеря заболоченных территорий поставила под угрозу дамбы Нового Орлеана, построенные с расчетом, что 40-50 миль болот между городом и Мексиканским заливом будут служить в качестве защитного буфера. Несмотря на все крупные исследования, показывающие, что для защиты Нового Орлеана необходима программа восстановления берега и более высокие дамбы, администрация позволила федеральным агентствам прекратить охрану 20 миллионов акров заболоченных территорий, разрешила застройщикам осушить тысячи акров болот и в 2004 году урезала финансирование на удержание уровня воды в озере Понтчартрейн на более чем 80%.

Новый Орлеан - это только первая американская ласточка. Идеология приватизации, понижающая эффективность правительства и позволяющая привилегированным классам спасти свою жизнь, оставляя бедняков цепляться за крыши, должна быть поставлена под вопрос. Это стихийное бедствие должно послужить страшным напоминанием о том, что происходит, когда правительство оказывается неспособным защитить своих людей, и совершенно необходимо, чтобы американцы потребовали наказания виновных. Чиновники, не справившиеся со своей работой, должны быть сняты с должностей, а избранные лица, чья политика усугубила масштабы бедствия, принесенного Катриной, должны быть отправлены в отставку. Мы обязаны сделать это для погибших и оставшихся в живых.

Терри Линн Карл - профессор политологии Стэндфордского университета.

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2005.

Перевод с английского: Евгения Унанянц

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.