Один из наиболее известных ветеранов национального движения крымских татар Тимур Дагджи направил заявление курултаю крымских татар, в котором предлагает включить в повестку дня очередного съезда два, по его мнению, очень важных для крымских татар вопроса. В этом, как он уверенно заявляет, его поддержат все делегаты. Первый вопрос - 'о признании всех действий царской России, направленных на уничтожение нашего народа, и депортации крымских татар 18 мая 1944 года, осуществленной по указанию Сталина, геноцидом'. Второй - 'вопрос перед Российской Федерацией о компенсации за отнятое без суда и следствия наше имущество в 1944 году, за бесплатный рабский труд мужчин, вывезенных в так называемые трудовые лагеря, за моральный ущерб, за почти половину погибших в местах высылки, за те потери, которые мы несем, возвращаясь на родину'.

Тимур Дагджи родился в 1932 году в поселке Кизил-таш Крымской АССР. В 1976 году на так называемом Ташкентском процессе он был осужден советским судом за участие в крымскотатарском национальном движении к трем годам лишения свободы, но был освобожден после годичного нахождения в следственном изоляторе в связи с раскаянием, а впоследствии состоял даже в рядах КПСС, работал в аппарате ЦК КП Узбекистана, с 1982 по 1985 год был редактором крымскотатарской газеты 'Ленин байрагъы', издававшейся в Ташкенте.

Он пояснил, что испытывает неловкость из-за того, что в 2004 году Европейский парламент признал актом геноцида депортацию в 1944 году только чеченцев. Это решение не касается крымских татар и других депортированных сталинским режимом народов - в частности, осетин, армян, греков, немцев, болгар и других - только потому, что они молчат. По подсчетам крымскотатарских ученых, писателей, журналистов, крымскотатарский народ в результате одиннадцати российско-турецких войн на протяжении 240 лет, с 1676 по 1918 год, понес неисчислимые потери в людях и имуществе. По некоторым данным, население Крыма до завоевания его Российской империей составляло от пяти до шести миллионов человек. В результате бедствий, как, например, голод 1837 года, из-за которого погибла половина населения тогдашнего Крыма, а также многочисленных волн эмиграции, вызванных бесчинствами российских властей по отношению к местному населению в чужеродном для них Крыму, более известны из которых пять наиболее крупных - в 1784-1800 гг., 1804-1812, 1853-1862, 1874 г., 1902-1903 гг. - в Крыму осталось не более 200 тысяч крымских татар, которые в полном составе и были выселены в Среднюю Азию и в трудовые лагеря России в мае 1944 года. На старых крымских картах обозначены тысячи крымскотатарских деревень, от которых сейчас ничего не осталось. По данным журнала 'Эмель', в нынешней Турции живет примерно пять миллионов выходцев из Крыма. По сведениям из самопереписи народа, проведенной крымскими татарами во второй половине ХХ века, во время депортации 1944 года и в первый год после нее погибло 46,2 процента всей численности выселенных с полуострова крымских татар. В архивах национального движения существуют также подсчеты инициативных групп, согласно которым всего в ходе депортации у народа было отнято 45561 дом, 70 тысяч голов крупного рогатого скота, лошадей, овец и коз, тысячи мечетей, школ, клубов, кладбищ, несколько вузов и научно-исследовательских институтов, сотни национальных колхозов и других производств, созданных народом и служивших ему для обеспечения жизни.

Как утверждает Тимур Дагджи, 'вся наша трагическая история, связанная с царской и советской Россией, в силу IV Гаагской конвенции 1907 года и в соответствии с Конвенцией, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году, должна быть признана геноцидом. Более того, сегодня, когда весь мир поднялся на борьбу с пытками, геноцид рассматривается как высшая форма пыток. Мы не имеем права забывать, какие моральные и физические пытки перенес наш народ. . . Стратегическая задача России - уничтожение нашего народа по национальному признаку в целях захвата его территории должна быть признана геноцидом. . .'

По подсчетам Тимура Дагджи, только утраченное домашнее имущество депортированных крымских татар, без стоимости домов и ликвидированных общественных институтов и общего имущества народа, может быть оценено ныне примерно в 6 миллиардов долларов. По другим оценкам, стоимость имущества депортированного народа составляла 75 миллиардов советских рублей по послевоенному курсу, по третьим подсчетам - 12 миллиардов советских рублей по курсу 70-80-х годов ХХ века. По инициативе Тимура Дагджи уже создается экспертная комиссия из ученых, общественных деятелей крымских татар, в задачу которой и будет входить изучение архивных документов и точное определение стоимости ущерба на основе имеющихся актов и описей. После принятия соответствующего решения курултаем от имени народа он планирует обратиться в международные организации, в первую очередь - ООН, Европейский парламент, а также к парламентам всех стран с просьбой, во- первых, юридически признать потери численности крымскотатарского народа результатом геноцида, во-вторых, повлиять на правительство России с целью выплаты компенсации. Тимур Дагджи говорит, что 11 ноября 1970 года вступила в силу Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, принятая Генеральной Ассамблеей ООН. А еще до ее вступления в силу 11 марта 1969 года Президиум Верховного Совета СССР ратифицировал ее. Согласно этой Конвенции, считает инициатор обращения, Российская Федерация как правопреемница СССР не может ссылаться на сроки давности и должна нести ответственность в соответствии с международными законами.

N175, вiторок, 27 вересня 2005