Призрак китайского могущества вновь не дает Вашингтону спать спокойно. Таково мое главное впечатление от недели, проведенной в США. Внимание американского руководства вновь приковано к Китаю. Отношения между нынешней мировой сверхдержавой и пробуждающимся азиатским гигантом действительно имеют огромное значение. Однако, если Вашингтон будет и дальше настаивать на том, что меняться должен только Китай, нынешняя дискуссия вряд ли завершится правильными выводами. Соединенным Штатам следует поразмыслить и о той роли, которую они сами играют в мире.

Насколько 'чувствительным' представляется 'китайский вопрос' в Вашингтоне, я убедился лично, когда принял участие в конференции по поводу новой творческой инициативы Института Брукингса (Brookings Institution). Эта инициатива преследует весьма благородную цель - бороться с враждебностью в отношении Китая, которая наметилась сегодня в Вашингтоне.

Заявлять о своей озабоченности, увы - самый легкий путь. Однако у Соединенных Штатов есть основания расценивать 'взлет' Китая как собственную победу. Кстати, именно об этом говорил на прошлой неделе первый заместитель госсекретаря США Роберт Зеллик (Robert Zoellick).* Еще с 1978 г., отметил он, США поддерживают расширение контактов Китая с внешним миром и его интеграцию в глобальную экономику. Более того, 'наша политика оказалась чрезвычайно успешной: дракон вышел на свет божий и присоединился к остальному миру'. Сингапурский политолог Кишоре Махбубани (Kishore Mahbubani) высказывает такую же точку зрения, но в более широком контексте: 'Будучи сегодня главным архитектором мирового порядка, США должны первыми радоваться достижениям Китая'.**

Впрочем, как раз радости многие американцы и не испытывают: они смотрят на Китай исключительно через 'призму страха', как выразился г-н Зеллик. Таким образом, выступление г-на Зеллика имело сразу двух адресатов - не только Пекин, но, самое главное, и на сами США. Китаю г-н Зеллик дал понять, что ему следует менять не свою сущность или стремления, но свою манеру поведения на международной арене. Чтобы стать 'ответственным участником' международной системы, Пекин, по мнению г-на Зеллика, не должен забывать о своих обязанностях перед мировым сообществом. В качестве примеров того, что порой Китай об этих обязанностях забывает, г-н Зеллик приводит его попытки обеспечить себе поставки энергоносителей с помощью 'меркантилистских' методов [т.е. за счет активной поддержки государством собственных компаний в конкурентной борьбе - прим. перев.], поддержку антидемократических режимов в нефтедобывающих странах (например, в Судане), терпимое отношение к 'процветающему воровству' интеллектуальной собственности и постоянно растущий профицит текущего баланса Он напомнил также, что Пекин должен внести свой вклад в успешное завершение раунда многосторонних торговых переговоров, начатого на конференции в Дохе, а также о том, какую роль он способен сыграть в борьбе с распространением оружия массового поражения.

С замечаниями г-на Зеллика по поводу Китая можно согласиться. Но еще важнее то, что он говорит - или оставляет недосказанным - относительно того, как должны реагировать на происходящее США. Он настаивает, что Америка 'приветствует Китай в качестве уверенной в себе, мирной и процветающей державы'. Увы, многие американцы не разделяют эту точку зрения. Кое-кто считает, что Китай - это сегодняшний аналог СССР, другие рассматривают его как реинкарнацию Германской империи конца 19 столетия.

Однако Китай - отнюдь не второй СССР: он не пытается распространять идеологию антиамериканизма, бороться с демократией в мировом масштабе, противостоять капитализму или изменить все международное устройство. Что же касается политики 'баланса сил', которую проводили в конце позапрошлого века европейские державы, чтобы не допустить чрезмерного усиления Германии, то она просто бессмысленна.

В 1914 г. она уже обернулась катастрофой. Сегодня, как справедливо отмечает г-н Зеллик, 'наш мир слишком взаимосвязан, чтобы мы могли позволить себе держать Китай на 'расстоянии вытянутой руки', поддерживая усиление других азиатских держав в ущерб его интересам'. Еще более губительными были бы попытки вообще воспрепятствовать дальнейшему развитию Китая. Такая политика не только аморальна, но и чревата катастрофическими результатами.

Однако просто не допускать подобных глупостей было бы недостаточно. США следует еще раз подумать о системных последствиях своих собственных действий. Ведь многие американцы не подвергают сомнению следующий постулат относительно роли Соединенных Штатов в сегодняшнем мире: поскольку США являются единственной сверхдержавой и к тому же, как никакое другое государство, руководствуются в своей политике нравственными соображениями, они имеют и право, и возможность действовать на международной арене так, как считают нужным. По их мнению, США отличаются от других держав не только размерами и могуществом, но и тем, что они несут миру нравственные принципы. Подобная точка зрения страдает двумя существенными недочетами: во-первых, мало кто за пределами Америки ее разделяет, а во-вторых, она не может служить основой миропорядка, основанного на международном сотрудничестве.

По своим намерениям Соединенные Штаты действительно отличаются в лучшую сторону от великих держав, знакомых нам по истории последних нескольких столетий. Тем не менее, составить внушительный список их ошибок - а то и чего-то похуже, чем просто ошибки - не так уж трудно. По этой причине мало кто за пределами США согласится предоставить этой державе желаемый карт-бланш. Более того, подобные притязания несовместимы с существованием общепринятых норм поведения, обязательных для всех. Такие нормы необходимы не только внутри отдельно взятого общества, но и в межгосударственных отношениях. Поэтому действия по принципу 'я буду делать то, что я хочу, и вы будете делать то, что я хочу' вряд ли можно назвать оправданными с нравственной точки зрения.

Тем не менее, именно такие 'двойные стандарты' проглядывали в риторическом вопросе, которым задался в июне этого года министр обороны США Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld): 'Поскольку ни одно государство не угрожает Китаю, неизбежно возникает мысль: для чего он увеличивает расходы [на оборону - прим. перев.]? Для чего он постоянно закупает большое количество оружия и к тому же наращивает объемы таких закупок?'.

На это китайцы могут с полным основанием ответить встречным вопросом: а почему США тратит на военные нужды столько же, сколько все остальные страны вместе взятые? Неужели Америка полагает, что ей угрожают соседи - Канада и Мексика? Вашингтон, в свою очередь, напомнит о своей особой ответственности в качестве гаранта мира во всем мире, и добавит, что сам он никому не угрожает. Тогда у Пекина немедленно возникнет новый вопрос: кто дал Соединенным Штатам полномочия 'мирового полицейского', и как - учитывая публичные дебаты в Америке о том, следует ли препятствовать 'взлету' Китая, и если да, то каким образом - последний может поставить свою безопасность в зависимость от доброй воли Вашингтона?

Одним словом, Китай просто возьмет поведение США на мировой арене и принципы, которыми эта страна руководствуется, в качестве нравственной нормы международных отношений. Если США исходят из того, что они вправе военной силой устранять даже потенциальные угрозы своей безопасности, то и Китай непременно будет действовать так же. Если Вашингтон предпринимает односторонние акции, то и Пекин возьмет с него пример. Таким образом, главный вопрос для Америки заключается не в том, что должен сделать Китай, чтобы превратиться в 'ответственного участника' мирового сообщества, а в том, что должна сделать она сама, чтобы заслужить подобный статус.

Принимая решение о той или иной акции, Вашингтон должен задавать себе вопрос: понравится ли ему, если лет через двадцать Китай начнет действовать таким же образом? Именно это должно стать главной темой дискуссий о будущей роли США в мире. Америке необходимо решить, чему она отдает предпочтение: нормам, одинаковым для всех, или принципу 'кто силен, тот и прав'. Такое решение особенно необходимо в свете того, что рано или поздно ей придется иметь с Китаем, который воспринял ее пример как руководство к действию.

* 'Whither China: from Membership to Responsibility?', September 21, 2005, www.state.gov.

** 'Understanding China', Foreign Affairs, September/October 2005.