Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Когда-то враги-участники холодной войны, сторонники превосходства белой расы, а также злые гении были самыми излюбленными плохими парнями Голливуда. Сегодня роль супер-злодеев нашего глобализованного мира все больше отводится транснациональным корпорациям. Благодаря всей своей оплаченной рекламе, воздействующей на подсознание, и ловкому размещению продукции, корпорации все больше попадают в большинство сюжетных линий нашей массовой культуры.

Такое изображение корпораций выходит далеко за рамки документальных фильмов, таких как полемический фильм Майкла Мура "Фаренгейт 9/11" или "Корпорация", - честный, хотя и несколько параноидальный портрет роли транснациональной компании в процессе глобализации. Это распространяется также на основные хиты типа "Преданного садовника", в котором идеалистично настроенные главные герои ведут борьбу со злобной глобальной фармацевтической компанией, стремящейся использовать африканскую нищету для испытания экспериментальных лекарственных препаратов.

Если быть честным, то социопатичные корпорации населяют книги и фильмы уже более сотни лет. Но корпоративные злодеи, типичные транснациональные компании, никогда не были столь вездесущими, как в наше время.

Разве не так? Большинство корпораций, в конце концов, представляют собой просто удобные механизмы, которые гарантируют, что скудные глобальные капиталы используются с максимальной эффективностью на пользу всем. Или широко известные своим либерализмом голливудские режиссеры тратят слишком много времени на посещения собраний антиглобалистов? Возможно. Но я бы сказал, что опасения Голливуда, причем слишком наивные, представляют собой только верхушку растущего айсберга негодования против сохраняющейся несправедливости глобализации.

Простая истина заключается в том, что корпорации представляют капитал, а капитал - в виде заводов, оборудования, механизмов, денег и даже зданий - стал единственным основным победителем в современной эре глобализации. Корпоративные доходы взмывают выше всяких ожиданий инвесторов практически в любом уголке мира. Даже в агонизирующих экономиках, типа германии или Италии, где исчезают гарантии занятости, корпорации купаются в деньгах.

Это явление не является чем-то удивительным для экономистов. Если добавить к глобальной рабочей силе два миллиарда работников в Индии и Китае, то стоимость других средств производства - в основном капитала и сырьевых товаров (например, золота и нефти) - должна стремительно возрасти. И благодаря этому капиталисты повсеместно получают большую, чем когда-либо, долю экономического пирога. (По теории, капиталисты в богатых трудовыми ресурсами Китае или Индии в конечном итоге могли проиграть в конкурентной борьбе, но на практике они также получили выгоду благодаря тому, что их правительства успешно и одновременно провели либерализацию и допустили глобализацию.)

Многие политики, по-видимому, все еще продолжают считать, что взметнувшиеся ввысь доходы являются чисто циклическим явлением, вытекающим из роста выходящих из глубин рецессии 2001 года экономик. Подождите немножко, предсказывают они, и заработные платы полностью возьмут свое в цикле.

Маловероятно. Кусок пирога в виде капитала увеличивался на протяжении более 20 лет, и эта тенденция, по-видимому, продолжается. В действительности, растущая доля доходов корпораций являлась основной движущей силой, которая подталкивала длительное, хотя и неровное, увеличение цен на биржах, начавшееся в начале 1990-х годов. В то же самое время зарплаты неквалифицированных работников в богатых странах с поправкой на инфляцию за последние два десятилетия едва ли стронулись с места.

Некоторые из этих тенденций также связаны с природой современных технологических изменений, которые, как кажется, значительно больше идут на пользу капиталу и квалифицированным работникам. Но, несмотря на его причины, быстро растущее неравенство является мощной силой, порождающей повсеместную нестабильность, начиная от богатой Америки до быстрорастущего Китая и до стоящей перед необходимостью реформ Европы. 'Прилив поднимает все лодки', - склонны утверждать консерваторы. Прекрасно, но что происходит с людьми, подобно беднякам, застигнутым ураганом в Новом Орлеане, у которых нет лодок?

Растущее неравенство не стало бы такой проблемой, если бы правительства могли просто увеличить налоги на богатых и субсидии бедным. К сожалению, любая страна, которая слишком агрессивно увеличивает налоги на капитал, преуспеет только в том, что вытолкнет этот капитал в регионы, где налоговая нагрузка меньше. В глобализированном мире способность национальных правительств облагать налогом потенциально мобильные факторы производства сильно ограничена. Тот же механизм, который набивает доходами карманы глобальных корпораций, также мешает правительству затребовать себе большую часть полученной в результате успешной конкурентной борьбы прибыли.

К сожалению, тенденция постоянно снижающейся доли доходов неквалифицированных рабочих, по всей видимости, продолжится в будущих десятилетиях по мере того, как современная технология будет распространяться по всему земному шару, и по мере того, как нарождающиеся рынки типа Китая, Бразилии или Восточной Европы, продолжат процесс интеграции в глобальное производство. Это не значит, что неквалифицированным рабочим в действительности становится хуже жить из-за глобализации в абсолютном исчислении; большая их часть в действительности не работает себе в убыток, а то и получает некоторый доход. Но доходы неквалифицированных рабочих не идут в ногу с общим экономическим ростом, и появляющееся в результате этого социальное напряжение является своего рода тикающей бомбой.

Если так, то мультяшно-карикатурные голливудские образы злых транснациональных корпораций могут в один прекрасный день захватить общественное сознание, что приведет к политическим переворотам, которые уничтожат сегодняшний социальный договор. Это плохо отразится и на доходах, и на бедняках. Правительство - и корпорации - должны найти лучшие способы предоставить равные возможности посредством улучшенного образования, более широкого доступа на финансовые рынки и по другим каналам. Иначе сюжетная линия глобализации может развиваться не так, как записано в сценарии.

Кеннет Рогофф - бывший старший экономист МВФ, профессор экономики Гарвардского университета.

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2005.

Перевод с английского: Николай Жданович

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.