Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Проект конституции Ирака вероятно будет одобрен на референдуме. И не важно ратифицируют ли его в конечном счете или нет, поскольку конституция - как и весь процесс создания конституции- совершенно не затрагивает реалии страны, которая больше не существует как отчетливое политическое образование.

Проблема не в конституции, а в банальном здравом смысле - практически идее фикс - Ирак представляет собой современное жизнеспособное национальное государство, и все, что ему необходимо, чтобы функционировать должным образом - это надлежащие политические учреждения. Но это - заблуждение, и ответственные руководители должны уже подумать об альтернативах.

Иракское государство, образованное в 1920-ых годах британскими империалистическими планировщиками (во главе с Уинстоном Черчиллем), является странной многосоставной смесью, состоящей из трех несопоставимых областей старой Османской империи: Мосул с курдским большинством на севере, Багдад с большинством арабов-суннитов в центре и Басрой с большинством арабов-шиитов на юге. По своим собственным политическим мотивам британцы наделили арабов суннитов - никогда не составлявших более 25 % населения - властью над целой страной и даже привезли Хашимитского принца араба-суннита, чтобы управлять своим созданием.

С тех пор страну можно было сплотить только железным кулаком: история Ирака насыщенна шиитскими, курдскими и даже христианскими ассирийскими восстаниями, которые были подавлены кровавым способом правящим меньшинством суннитов. На протяжении всей своей истории современный Ирак всегда был наиболее деспотичным из арабских стран. Правление Саддама было лишь самым жестоким в длинном ряду суннитских режимов.

Именно эта гегемония суннитов - а не только баатистский режим Саддама - была свергнута Соединенными Штатами. Но, учитывая историю Ирака и его демографический состав, американская попытка реформировать государство в функционирующую демократию провалилась по трем пунктам: полномочия шиитского большинства, отказ курдов расформировать свое де-факто с трудом завоеванное мини-государство на севере, и бурная кампания суннитов по подрыву любой системы, которую они не возглавляют.

Короче говоря, проект конституции - это попытка найти 'квадратуру круга'. Суннитское сопротивление - партизанская и террористическая война, которая была хорошо подготовлена в последние годы правления Саддама - будет продолжать пытаться низвергнуть любое подобие порядка, олицетворяющего текущую коалицию курдско-шиитского большинства. Сунниты будут продолжать свои жестокие нападения на шиитов, курдов и руководимую США военную коалицию. Они скорее всего бойкотируют конституционный референдум и все последующие выборы, так же, как они бойкотировали все предыдущие выборы.

В конце концов, учитывая зверскую логику их продолжительной гегемонии в Ираке, почему сунниты должны намереваться подчиниться процессу, который основывается на их статусе, как на статусе меньшинства, особенно когда целые области страны находятся под эффективным контролем суннитского мятежа? Точно так же, почему шииты, в свою очередь, должны подчиняться гегемонии суннитов вместо того, чтобы создать свою собственную политическую структуру на юге, смоделированную по принципу достижений курдов на севере?

Будем откровенны: Ирак следует по пути Югославии, что привело ее к распаду в начале 1990-ых годов. Это необходимо признать и в конечном счете приветствовать, несмотря на традиционные дипломатические нормы относительно неприкосновенности территориальной целостности существующих государств.

Такие нормы, конечно, имеют пользу. Но как только государство начинает распадаться, как это случилось в Югославии, никакие конституционные формулировки уже не могут его спасти. Конституция работает, только если все стороны заинтересованы в функционировании в рамках данной структуры - а это, очевидно, не случай с Ираком.

В длительном существовании много-этнических и мульти-религиозных государств нет ничего священного, если их основополагающие слои не желают жить вместе. Напротив, существуют уроки, которые необходимо извлечь из распада Советского Союза, Югославии и даже - а возможно особенно - Чехословакии, где разделение было осуществлено без насилия.

В отличие от этого сегодняшняя Босния и Герцеговина - пример другой неудавшейся попытки поддержать обветшалое много-этническое образование: оно не работает, а страна не распадается исключительно благодаря почти диктаторской власти верховного представителя международного сообщества и присутствию иностранных войск.

Пришло время взглянуть в лицо действительности: курдская область на севере функционирует в разумном направлении, она даже оказалась в состоянии развеять опасения Турции, что ее существование ухудшит собственную курдскую проблему в Турции. С шиитами строящими свое государство на юге, суннитским областям также необходимо позволить пойти собственным путем. Это может способствовать миру больше, чем попытка установить в них ненавистную оккупацию или одинаково ненавистную шиитскую гегемонию.

Появление трех государств - или высоко автономных областей - вместо объединенного Ирака произойдет в любом случае, есть конституция или ее нет. Кажется никто не сможет снова собрать иракский Шалтай-болтай. Но необходима храбрость, чтобы признать то, что происходит на наших глазах, вместо того, чтобы продолжать хвататься за химеру объединенного иракского государства.

Фактически, признание очевидного в Ираке также означает признание того, что существуют основания для надежды. Как и в бывшей Югославии отдельные образования, появляющиеся сейчас, могут получить лучший шанс для развития облика представительности и в конечном счете демократического управления, чем если бы враждующие сообщества Ирака были вынуждены жить вместе в заключении, которым страна и была все время для большинства ее граждан.

Шломо Авинери - профессор политологии в Еврейском университете в Иерусалиме, а так же бывший генеральный директор министерства иностранных дел Израиля.

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2005.

Перевод с английского: Ирина Сащенкова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.