Доктор философии Ариэль Коэн является старшим исследователем России и Евразии, а также проблем международной энергетической безопасности в Центре внешнеполитических исследований имени Сары Аллисон (Sarah Allison Center for Foreign Policy Studies), отделении Института международных исследований имени Кэтрин и Шелби Каллома Дэвиса (Kathryn and Shelby Cullom Davis Institute for International Studies) в фонде "Наследие" (Heritage Foundation). Он написал книгу "Eurasia in Balance" (Евразия в критическом положении"). Настоящая статья написана на основе его высказываний на Валдайском форуме в России 4 сентября 2005 года.

24 октября 2005 года. Россия и Соединенные Штаты продолжают пререкаться из-за постсоветского пространства. Они нередко напоминают пожилую семейную пару, которая вечно обменивается обвинениями, но никогда не приходит к согласию. Нужны ли им советы и пожелания? Идут ли они к разводу? Возможность того, что Россия и США пойдут параллельными курсами во внешней политике в отношении этого региона - такой политике, которая будет основываться на интересах, а не на эмоциях - значительно выше, чем думают многие. Однако достичь этого нередко бывает нелегко.

Сегодня приоритеты национальной безопасности администрации Буша (George W. Bush) включают Ирак, нераспространение ядерного оружия и технологий, войну с терроризмом, Иран, Китай, энергетику и демократизацию. За исключением Ирака, все эти приоритеты администрации США требуют хороших отношений с Россией. Следовательно, связи с Москвой должны стоять на одном из первых мест во внешнеполитической повестке США.

Вполне возможно, что поддержка Соединенными Штатами малых стран или "цветных" революций на периферии России важна, но она не должна диктовать главную стратегию США, которую определяют американские национальные интересы. Соединенные Штаты приложили все усилия к тому, чтобы поддержать Грузию, Украину и Киргизстан в их стремлении к демократическим переменам. Но, в конечном счете, мы не можем поддерживать своих друзей, разрушая отношения с Москвой. Не должны мы сторониться и важной задачи продвижения демократии во всем мире.

Взгляды Москвы.

Претворению в жизнь политики США в отношении Евразии особенно сильно препятствуют неправильное восприятие Россией ее соседей и ее неправильная интерпретация многих целей США в данном регионе. Веками Россия считала украинцев своими "меньшими братьями", высмеивая их попытки добиваться независимости или даже развивать собственные язык и культуру. Российская элита не сумела признать ни самобытную культуру Украины, ни особые интересы ее правящего класса.

В Москве существует глубокое убеждение, что все соседние нации будут более счастливы в условиях большего, а не меньшего российского влияния. Москва считает, что страны и народы, над которыми она доминирует столетиями, не испытывают благодарности к России за ее "цивилизаторскую" миссию и за ее исторические достижения - например, за защиту грузин от турков в 18-м веке и за защиту украинцев от поляков в 17-м веке - которые более не воспринимаются как очень существенные или важные.

Сегодня отношение "ближнего зарубежья" к России диктуется такими реальными политическими заботами, как поддержка Москвой сепаратизма в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Карабахе, а также такими деловыми приоритетами, как транзит энергии, поставки нефти, природного газа и электричества и миграция населения, в значительно большей мере, чем исторической памятью.

Американцам часто кажется, что российские элиты и политики считают, что Соединенным Штатам не должно быть никакого дела до Содружества Независимых Государств (СНГ). Поэтому россияне с легкостью отметают политические повестки США, такие, например, как продвижение демократии и создание военных баз для продолжения войны с терроризмом. Москва дала понять, что испытывает глубокие опасения в связи со строительством жизненно важной энергетической артерии из Каспийского бассейна, когда выступила против проекта строительства нефтепровода Баку-Джейхан, который нынешней осенью, после 10 лет строительства, будет, наконец, введен в коммерческую эксплуатацию.

Взгляды Вашингтона.

"Холодная война" оставила в Вашингтоне глубокие шрамы. Кое-кто в Соединенных Штатах все еще считает Россию по своей сути "империей зла", несмотря на неоднократные заявления ее лидеров, что Россия не заинтересована в воссоздании Советского Союза и не обладает военной силой, финансами или государственными интересами, чтобы к этому стремиться. Но кое-где все еще раздаются голоса "Мы так сильно любим Россию, что желали бы, чтобы их было несколько"; эти люди мечтают о распаде России по региональным границам: Северный Кавказ, Дальний Восток или Сибирь и Иран.

Эти люди не понимают той опасности, которую хаос в обладающей ядерным арсеналом России может представлять для территории от Балтики до Тихого океана, от Арктики до Черного моря, а также для остального мира. Если Россия распадется, Китай и исламские круги, которые раздувают пламя сепаратизма на Северном Кавказе, окажутся в выигрыше. Ядерное оружие может попасть в руки негодяев. Экстремисты и криминальные элементы, которых и так уже предостаточно на Северном Кавказе, были бы в восторге. Это вовсе не отвечает интересам Америки.

Хотя администрация Буша не проводит политику, которая преследует цель раскола России, кое-кто в Москве путает научные трактаты бывших американских высокопоставленных государственных деятелей с действительными стратегическими целями США. Это в корне неверно. Россия, в свою очередь, не способствует исправлению ситуации, практикуя жесткий подход в Чечне и в других уголках региона - проводя политику, которая отчуждает от нее местное население и приводит к пополнению рядов оппозиции. Напряженность в регионе также проистекает от режимов и лидеров, которые слишком долго задержались во власти, чтобы это можно было приветствовать.

Пришло время обсудить и лучше понять, что две страны понимают под "стабильностью" и "демократией".

Вызовы для демократизации.

Вашингтон поступает правильно, поддерживая демократические силы во всем мире, в том числе в бывшем Советском Союзе. Не правы те российские "эксперты", которые называют Оранжевую и прочие цветные революции "чистыми артифактами", сделанными в США. Они не понимают всей глубины недовольства последними годами недомогания Эдуарда Шеварднадзе или всепроникающей коррупцией Леонида Кучмы.

Есть в кругах политтехнологов в Москве также люди - оплачиваемые консультанты, слишком зачитавшиеся трудами Макиавелли - которые цинично отрицают право народов на выражение своего мнения в отношении того, как ими управляют. Они публично заявляют, что люди голосуют за тех, кто больше платит. Если бы дело обстояло именно так, то исход на Украине был бы иным. Они мне напоминают Сталина, который как-то цинично заметил, что "неважно, как люди голосуют, а важно, кто подсчитывает голоса".

Есть также "эксперты", которые проповедуют использование правящими режимами "всех возможных средств" - имея в виду грубую силу - для того чтобы удержаться во власти. Мы видели, какую высокую цену платят люди в таких местах, как Андижан, когда правители следуют этому совету. Мы знаем, как диктаторы злоупотребляют властью в целях обогащения собственного и своего семейства. Если люди станут считать Россию сторонницей диктаторов, ее популярность в Минске, Ташкенте или Ашхабаде резко упадет.

Это не отвечает интересам России, как не отвечает и интересам Америки поддержка смены режимов ради самой смены или для того, чтобы, злоупотребляя демократическими процессами, привести к власти тех, кто непрерывно выкрикивает проамериканские или антироссийские лозунги. Соединенным Штатам не следует поддерживать всякого смутьяна, который зациклен на антироссийской риторике. В украинской политике все еще активны радикальные националистические силы, поддерживавшие нацистов во второй мировой войне, например, Организация украинских националистов (ОУН) и Украинская повстанческая армия (УПА). Чеченский террорист и сторонник исламизма Шамиль Басаев, а также радикальная исламистская партия "Хизб ут-Тахрир" постоянно выступают с антироссийскими заявлениями, однако это не означает, что они являются друзьями США.

Не следует Соединенным Штатам поддерживать также пекущихся только о собственных интересах политических авантюристов. Америке не приносит ничего хорошего поддержка лидеров, которые, как только получают власть, начинают грабить скудные ресурсы своих стран или бесконечно разглагольствовать о ренационализации и реприватизации (имея в виду, кто какой кусок пирога получит). Подобные мелочные ссоры подрывают доверие к ним их народов.

Есть в Соединенных Штатах и такие силы, чьи организационные бюджеты и освещение в прессе зависят от поддержки цветных революций. Они не учитывают того, что политический исход революций, которые они поддерживают, может быть негативным для соответствующей страны и не отвечать интересам США. Например, радикальные исламистские силы, пришедшие к власти через избирательные урны, внесут не больший вклад в укрепление безопасности США, чем "демократично" избранный канцлером Германии Адольф Гитлер (Adolf Hitler).

Кое-кто в Вашингтоне закрывает глаза на дефицит демократии и прозрачности, свойственный цветным революциям на постсоветском пространстве. Однако недавние события, в частности, отставка команды Юлии Тимошенко на Украине, делают невозможным игнорирование постреволюционных недостатков.

Равным образом для Москвы не имеет смысла слепо поддерживать "пророссийские" режимы, которые погрязли в коррупции и правят с помощью репрессий. Рано или поздно злоупотребления таких диктаторов, как туркменский туркменбаши или белорусский Лукашенко, с большой долей вероятности приведут к смене режимов. Единственное, чего добились бы россияне своей некритичной поддержкой этих лидеров до последней капли крови, так это гарантии, что пришедшие им на смену режимы будут - и это вовсе не удивительно - антироссийскими.

Демократия может быть исключительно выгодной для недавно ставших независимыми государств, в которых нет традиций государственности. Она может быть источником легитимного управления и обеспечивать стабильность после того, как плохое управление и коррупция подорвали веру людей в правительство. Можно утверждать, что мы являемся свидетелями этого в странах Балтии. Да и сама Россия могла бы выиграть от принятия и претворения в жизнь демократических ценностей и процессов больше, чем выигрывает в настоящее время.

Страны постсоветского пространства, однако, являются реальными странами со своими интересами, и как раз это кое-кто в Москве предпочитает игнорировать. Эти страны найдут собственный дипломатический голос в диалогах между Москвой, Вашингтоном, Пекином и Брюсселем.

Российские цели.

Россия заявляет, что ей нужна стабильность на постсоветском пространстве. Президент Владимир Путин и высокопоставленные российские официальные лица говорят, что не возражают против перемен, но хотят, чтобы они происходили без нарушения законов и конституций. Однако Москва применяет эту парадигму к тем режимам, которые доставляют ей неприятности, например, к Украине, но не к тем авторитарным государствам, которые нарушают собственные законы и сажают в тюрьмы или убивают собственных граждан, как это имеет место, например, в Белоруссии, Туркменистане и Узбекистане. России следует в сотрудничестве с Соединенными Штатами и Европейским союзом (ЕС) продвигать, а не препятствовать демократии в СНГ.

Военные цели России в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), являющейся военным блоком СНГ, очевидны: совместный контроль границ и воздушного пространства; совместные силы быстрого реагирования для борьбы с терроризмом; российские базы в Киргизстане, Узбекистане, Таджикистане и Армении - и никаких иностранных баз.

Россия обеспечивает поддержку сепаратистским силам и квази-государствам, таким, как Приднестровье, Абхазия, Северная Осетия и Карабах. Цели этой поддержки проистекают из давнишнего желания Москвы ослабить постсоветские государства, в частности, Молдавию, Грузию и Азербайджан. Однако сепаратизм может оказаться обоюдоострым мечом. Россия с исключительным предубеждением относится к попыткам внешних сил укрепить в военном отношении чеченских, других северокавказских, татарских, финно-угорских или якутских националистов, которые проживают на территории России. Те, кто живет в стеклянных домах, не должны бросаться камнями.

Россия вполне справедливо считает себя локомотивом СНГ. Она добивается установления более высоких цен на энергоносители, которые она поставляет - нередко со скидкой - своим соседям. Она также лоббирует за общее экономическое пространство СНГ, за создание зоны свободной торговли и общего рынка для России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Однако Москва не убеждена в том, что для нее желательно свободное перемещение рабочей силы в пределах СНГ. Общая валюта на базе российского рубля едва ли будет введена в оборот в ближайшем будущем. Членство в СНГ, возможно, помешает этим странам вступить во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Китайский слон в посудной лавке.

Россия, как кажется, не замечает растущего могущества Китая. Пекин стал инициатором создания - и Россия с ним согласилась - Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая устанавливает прецедент привлечения Китая к борьбе "с сепаратизмом, экстремизмом и терроризмом" в странах постсоветского пространства.

Китай считает Среднюю Азию своим "ближним зарубежьем", стратегическим тылом. По мере наращивания его экономических мускулов растут и его геополитические аппетиты. Китайские войска намерены принимать участие в учениях на территории Средней Азии и входить в состав сил быстрого реагирования ШОС, которые будут развернуты в Средней Азии, что позволит китайским военным ознакомиться с местными условиями и завязать отношения с местными военными и с политическими элитами.

Китай является крупнейшим покупателем российского оружия и военных технологий; существует вероятность того, что в предстоящую пару десятилетий он обгонит Россию в техническом отношении. Но отбрасываемая Пекином гигантская тень распространяется намного дальше чисто военной и связанной с безопасностью сферы. Она прямо влияет также на экономику и бизнес.

Как показывает недавняя покупка китайской государственной компанией "China National Petroleum Company" за 4,18 млрд. долл. США компании "Петроказахстан", жажда Китая к нефти и природному газу может неблагоприятно сказаться на энергетических интересах России. Китай также предоставил "Роснефти" заем в сумме 6 млрд. долл. на покупку "Юганскнефтегаза", нефтяной компании, добывающей 1 млн. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л) нефти в сутки, и сумел разрушить планы Японии по строительству нефтепровода в Находку. Вместо этого "Юганскнефтегаз", скорее всего, получит разрешение Москвы на прокладку нефтепровода в город Дайкин на северо-востоке Китая.

Китай дал понять, что готов инвестировать миллиарды долларов в России и в Средней Азии, в том числе в таких стратегических регионах, как Дальний Восток, Сибирь и даже вдоль автомагистрали Москва - Санкт-Петербург. Однако бедный ресурсами и перенаселенный Китай может представить угрозу только в долгосрочной перспективе. Пока же безопасности и территориальной целостности России угрожают не Соединенные Штаты, а исламские радикалы и националистические элементы в Чечне и на Северном Кавказе. Фактически, Соединенные Штаты могут и должны помочь России бороться с радикальным исламом в этом регионе.

Как найти общий язык.

Как показывает изложенное выше обсуждение внешней политики Соединенных Штатов, многие из целей Америки зависят от сотрудничества с Россией. В их числе Иран, глобальная война с терроризмом, нераспространение ядерного оружия и технологий, энергетика и возвышение Китая (не обязательно в таком порядке). Конкретно, России и Соединенным Штатам нужно прийти к согласию по вопросу совместной оценки угрозы. Им нужно понять, что они сталкиваются с общей угрозой от одних и тех же источников, таких, как исламистские боевики, прежде чем они смогут разработать и претворить в жизнь общую политику в этих областях.

Объединение усилий в войне с терроризмом.

Хотя предметом данной лекции являются Соединенные Штаты и Россия в бывшей советской сфере, нельзя проигнорировать самый крупный "горячий" конфликт в этом регионе, каковым является Чечня и, все больше, Северный Кавказ, где позиции России становятся все более ослабленными. Здесь наблюдается безудержный рост ваххабитских/салафовских религиозных школ (медресе) и исламских "коммун" (джамаатов), которые не признают светской юрисдикции. Финансирование и идеологическую подготовку имамов, пропагандистов и военных руководителей осуществляют те же самые источники, что и в случае с "аль-Каидой" и другими радикальными организациями в Европе, на Ближнем Востоке и в других местах.

При росте влияния ваххабитов/салафов в Узбекистане и внутри самой России, на Северном Кавказе, а также в таких местах, как Татарстан, Башкортостан, Азербайджан и даже в населенных преимущественно шиитами районах, все южное "мягкое подбрюшье" России может быть дестабилизировано. Российским руководителям необходимо это признать. Американским политикам следует понять, что, если обширные земли между Китаем и Черным морем будут дестабилизированы или окажутся в руках экстремистов, это будет угрожать интересам безопасности Соединенных Штатов. Окажутся под угрозой поставки энергоносителей из Каспийского бассейна, а доступ террористов к технологиям оружия массового поражения (ОМП) расширится.

Необходимо американо-российское сотрудничество в деле прекращения финансирования, поставок оружия, подготовки и направления в этот регион проповедников и военных инструкторов. Объединенной американо-российской оперативной группе по борьбе с терроризмом, так называемому Комитету Кисляка-Бернса (The joint U.S.-Russian Kislyak-Burns Committee on Anti-Terrorism), названному в честь двух заместителей министров иностранных дел, которые являются его сопредседателями, нужно расширить свои операции и сфокусироваться на конкретных проектах с участием сотрудников пограничной полиции, органов регулирования банковской деятельности, таможенных служб и служб безопасности обеих стран.

Освоение энергетических ресурсов.

Российский президент Владимир Путин на встрече с западными экспертами по политике 5 сентября с.г. говорил о строительстве нефтепровода из Сибири "на север", чтобы поставлять российскую нефть на рынки США. Однако г-н Путин не уточнил, к какому порту Северного Ледовитого океана будет проложен данный нефтепровод.

Предложенные российской трубопроводной монополией "Транснефть" северные порты ежегодно замерзают на 5-6 месяцев, но есть один северный порт, который остается свободным ото льда круглый год и нуждается в увеличении своего грузооборота, в том числе за счет нефти и природного газа. Это Мурманск с его громадным природным фиордом и многочисленным населением, которое обрадовалось бы дополнительным рабочим местам. При встрече с президентом США Бушем (George W. Bush) 16 сентября и на саммите Большой Восьмерки в 2006 году в России, который будет посвящен энергетической безопасности, Соединенным Штатам и России следует договориться о том, что нефтепровод будет проложен в Мурманск.

Более того, президент Путин не упомянул, какие компании станут осваивать нефтяные месторождения и какие из них войдут в консорциум, который будет строить этот нефтепровод. Переговоры с целью заключения этого соглашения должны стать приоритетными на самом высоком уровне. Поскольку спрос на углеводородное сырье остается высоким, как и цены на него, решения следует принять в срок 3-6 месяцев, чтобы обеспечить подписание соответствующих соглашений и начало освоения месторождений и строительства нефтепровода.

В сентябре российская государственная газовая монополия "Газпром" отправила в Соединенные Штаты танкер со сжиженным природным газом. Это была опытная доставка сжиженного газа по схеме, которая предусматривала замещение российского газа газом из третьей страны, но в следующем году "Газпром" планирует направить к берегам Америки пять танкеров со сжиженным газом. Россия приглашает американские компании к участию в освоении гигантского шельфового Штокмановского газоконденсатного месторождения. Решения об участии американских компаний тоже следует принять быстро, ибо американский рынок сжиженного газа в данный момент испытывает перебои в поставках газа, и цены на газ, скорее всего, вырастут.

Поскольку Соединенные Штаты рассчитывают увеличить поставки нефти на мировые рынки с помощью магистрального экспортного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, поставки казахской нефти для дальнейшей перекачки по этому нефтепроводу приобретают все возрастающую важность. Соединенные Штаты могут пригласить российские компании присоединиться к строительству транскаспийского нефтепровода, который соединит с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан огромные Тенгизкое, Карачаганакское и Кашаганское казахские месторождения нефти и газа. Если Россия получит свою долю в этих проектах, сопротивление Москвы, скорее всего, будет ослаблено.

Разыгрывание китайской карты.

Кое-кто в России считает, что Москва может разыграть китайскую карту против Вашингтона точно так же, как президент Ричард Никсон (Richard Nixon) и д-р Генри Киссинджер (Henry Kissinger) свыше 30 лет назад разыграли китайскую карту против СССР. Однако карт-бланш для Пекина может быстро ограничить свободу маневра России на Дальнем Востоке, в Сибири и в Средней Азии. Отношения России с Японией уже ухудшаются вследствие сближения Китая и России.

Россия может выйти на выгодные позиции, послав Пекину сигнал, что у нее есть и более хорошие опции, чем стать сырьевым придатком Китая. Если смотреть в этом свете, России не следует опасаться присутствия Соединенных Штатов в Евразии в период, когда там идет новая игра по изменению политического равновесия. России следует отказаться от своих возражений против военных баз США, таких, как Карши (Ханабад) в Узбекистане, которая, возможно, в недалеком будущем будет эвакуирована. России следует в тесном взаимодействии с Соединенными Штатами и НАТО строить новую геополитическую геометрию для 21-го века.

Приглашение Соединенных Штатов и, возможно, также Индии и Японии к расширению их инвестиций на Дальнем Востоке и в Сибири, присоединение к американским, европейским, японским и индийским компаниям в вопросе крупномасштабных инвестиций в Средней Азии - все это расширило бы свободу маневра России в отношении Китая. Наконец, приглашение Соединенных Штатов в ШОС в роли наблюдателя способствовало бы тому, чтобы помешать этой организации стать враждебной Америке и наращивать напряженность во всем регионе.

Заключение.

Россия и Соединенные Штаты могут выиграть, если станут совместно работать над продвижением своих национальных интересов, которые не настолько взаимоисключающи, как думают сегодня многие. Мы получим выгоды, если попытаемся совместно работать в интересах процветающей и демократической Евразии, в которой Россия займет почетное место. Есть, однако, один вопрос: играем мы в игру с нулевой суммой (zero-sum game), в игру, где есть победитель и побежденный (win-lose game) или в игру, где победителями становятся все (win-win game)? Россия играет против Соединенных Штатов в игру "win-lose", но, быть может, полагает, что она играет с Китаем в игру "win-win". Но есть ли в китайской геополитике иероглифы для обозначения игры "win-win"?

Чего хочет Россия в будущем: быть членом сообщества демократических стран или младшим партнером в возглавляемой Китаем коалиции? Когда начинаешь рассуждать о Евразии, очень быстро возникает третий рельс дебатов между "западниками" (Westernizers) и "евроазиатами" (Eurasianists), которые продолжаются на протяжении полутора веков. Хотят ли российские элиты, которые по своей культуре являются европейскими, быть европейскими также в политическом смысле? Большинство хотели быть европейскими сто лет назад, а также и в начале 1990-х годов. Хочет ли Россия в политическом смысле уподобиться Узбекистану или Пакистану? Или же она хочет уподобиться Соединенным Штатам и Канаде? А быть может, она хочет уподобиться Корее, Тайваню и Индии? В конце концов, демократия давно уже перестала быть западным изобретением.

Когда жареный петух в одно место клюнет, Россия, быть может, пересмотрит свое сближение с Китаем и ту неприветливость, которую она во все большей мере проявляет к Вашингтону. Франция и Германия стараются наладить отношения с Соединенными Штатами. Может, стоит это сделать и России? Пока еще не слишком поздно, но песка в геополитических часах, возможно, скоро не останется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.