Ответ на статью Збигнева Бжезинского "Америка терпит катастрофу".

Чрезмерное упрощение истории характерно для таких людей, как Збигнев Бжезинский - бывший советник по национальной безопасности. Цитируя слова Арнольда Тойнби (Arnold Toynbee), Бжезинский обвиняет администрацию в 'самоубийственном государственном управлении ...ставшем первопричиной имперского краха'. В своей статье "THE IRAQ WAR" ('Иракская война') Билл Боннер (Bill Bonner) выбирает Буша в качестве мишени и в подтверждение своих аргументов приводит недавнюю речь Гарольда Пинтера (Harold Pinter), ставшего лауреатом Нобелевской премии в области литературы. Большая часть этих цитат выдернута из контекста и является примером большой интеллектуальной непорядочности. 'Все великие империи - от ассирийцев до монголов и британцев в свое время завоевывали Багдад. Поэтому и Америке нужно было сделать это'. Возможно, Билл Боннер и Пинтер не заметили, что ни ассирийцам, ни монголам, ни британцам не было нужды проводить в Ираке выборы. Монголам было некогда - они жгли Багдад и в кучи складывали отрубленные головы. Самое лучшее, что удалось сделать монголам, это завернуть халифа в ковер, чтобы не пролить священную кровь во дворце. И перед судебной коллегией выставлять халифа им тоже не нужно было; его просто завернули в ковер и зверски убили.

Ни монголам, ни британцам не удалось примирить воюющие стороны. Время тогда еще не пришло. В тот период шиитские племена были расколоты, а неспокойные курды страдали от жестоких преследований турок-османов. Никто из бывших захватчиков не делал попыток дать Ираку гражданские органы власти. И два голосования подряд они не проводили. И такую роскошь как участие масс в этих выборах они не могли себе позволить. Монголы сожгли Багдад; но во время нынешней 'оккупации' 'порабощенное большинство населения выстроилось в очередь, бросив вызов террористам-смертникам, взывая к освобождению от прошлой тирании бандитского меньшинства' - того, которое либералы называют устойчивыми тиранами. 'Никто не любит вооруженных наемников', - говорил Робеспьер, когда французы пытались под дулом ружей экспортировать свою демократию во все страны Европы. К сожалению, они плохо осознают то, что эту революцию поддержал народ, поскольку миллионы использовали свою возможность сказать 'да' или 'нет' действиям оккупационных сил.

Конституционные достижения Ирака огромны. Эта страна находится в центре исламского мира, и последствия свободного волеизъявления ощутят все - от Йемена до Марокко. Наступает новая эра; вандалы и террористы из последних сил ведут отчаянные бои в последней линии своих окопов в цитадели суннитского треугольника, однако здесь отсутствует широкое народное сопротивление и народная ненависть. Они разыгрывают свои роли не по тем сценариям. Если бы избирательные участки были пусты, а Ирак был охвачен пламенем гражданской войны, то все было бы по-другому. Но здесь 66 процентов зарегистрированных избирателей согласилось с решением тех, кто создавал данную конституцию.

Ирак находился в колыбели и не мог сформировать альянс самых способных и талантливых людей, чтобы осуществить мечту иракского национального самосознания. Наличие нефти на севере и юге страны не являлось несомненным фактом; мозги суннитов, нефтяные запасы и сообразительность курдов - всего этого было недостаточно для объединения Ирака. Повстанческое движение в стране - это не борьба за свободу от оккупантов, это борьба недовольных против восстановления старых привилегий. Иракское богатство разбазарено; его потратили на дворцы и на немногочисленных приспешников Саддама. И эти прихвостни из суннитского треугольника сегодня находят огромное удовлетворение и воодушевление в объятиях боевиков Аль-Каиды, пытаясь уничтожить иракскую мечту и восстановить в Ираке позорный режим баасистов. Будь это истинная борьба за свободу, ящики для голосования просто исчезли бы! Стремление иракцев к волеизъявлению перед лицом смерти - это громкий зов нации, которая кричит всему миру: 'Мы хотим жить!' Польша, являющаяся исторической родиной Збигнева Бжезинского, сделала это при Лехе Валенсе (Lech Walesa). Ирак тоже найдет собственного Валенсу. Страна прошла через горнило революции, и не только Ирак, но и весь центр исламского мира является свидетелем смены режима путем голосования.

Революция - это не ложе из лепестков роз; ни одна революция в истории не была мирной. Якобинцы, прежде чем выдвинуть лозунг 'свобода ведет людей вперед', установили свое господство террора (1793-1794 гг.); тысячи людей встретили свою смерть на гильотине, будучи обвиненными в контрреволюционной деятельности. До 27 июля 1794 года народ Франции восставал против крайностей этого царства террора; этот период известен под названием 'термидорианской реакции'. В результате умеренные члены Конвента свергли и казнили Робеспьера и еще нескольких ведущих членов Комитета общественной безопасности. В Ираке все еще ждут гражданской войны, но пока она и не думала начинаться. Да, если вынудить Буша уйти из Ирака, шансы гражданской войны намного увеличатся. Оставить Ирак на перепутье - это будет означать быстрое бегство из региона. Но настоятельной необходимостью сегодняшнего дня является организованный вывод войск.

Позвольте мне на минуту отвлечься и сделать беглое сравнение между Бушем и его предшественником. Почему Бушу удалось так многого добиться? Самым большим его достижением стал глобальный альянс самых упорных государств против Аль-Каиды! В этой войне с террором на самом деле не имело большого значения то, какую позицию занимают европейцы: им все равно приходится постоянно заниматься умиротворением своего растущего мусульманского населения. Заманивать в этот альянс и обхаживать пришлось такие страны, как Саудовская Аравия, Пакистан, Китай и Россия. Буш создал такой союз, который потряс Аль-Каиду до основания. В Европейском Союзе вся Восточная Европа с восхищением смотрела на политику США; англо-саксонский альянс сегодня привел к изменениям в Афганистане и Ираке при помощи оружия и избирательных бюллетеней. Такая трансформация, осуществленная через урны для голосования, является новинкой. Да, оружие использовалось, однако при этом была обеспечена свобода народа. Такая свобода могла привести к созданию в Ираке исламского правительства, однако о нем не могло быть и речи. Стоял вопрос о правительстве, подотчетном своему народу.

Буш перенес войну с террором из вашингтонских кабинетов в самое логово терроризма - в Вазиристан, в иракский суннитский треугольник и в центр Саудовской Аравии. Звуки выстрелов слышны сегодня в Джидде; молодые и нетерпеливые жители Саудовской Аравии, оболваненные идеями Аль-Каиды и выстраивавшиеся в очередь, чтобы получить въездную визу в Соединенные Штаты, сегодня вынуждены вести борьбу с себе подобными за выживание. Разве это не борьба за свободу Саудовской Аравии от королевской семьи Саудов? В таких условиях люди, которым дорога свобода, могут радоваться тому, что исходом этой битвы станет большая свобода для народа страны. Но попытки перенести центр тяжести войны на Запад были определенно заблокированы и затруднены. А для этого нужно большое мужество.

Клинтон был исключительно вдумчивым и умным руководителем. Его книга "Agenda" ('Повестка дня') открывает глаза и позволяет глубже заглянуть в его философию. Клинтон был мыслителем, он размышлял, рассматривал все 'за' и 'против', и в итоге ничего важного в стратегических вопросах не сделал. Он оставил после себя 'мирный мир', но когда Клинтон уходил, в котлах мировой политики закипали многочисленные проблемы, готовые в любой момент взорваться. И они взорвались. Иногда лидеру больше нужен импульс, порыв, а не интеллект. Когда мы имеем сочетание таких качеств, это идеально. Таков был Черчилль, но это случается редко. Иногда уверенность в необходимости искоренения зла при отсутствии большого интеллекта нуждается в порыве, вере и реальных делах. Благие намерения Чемберлена (Chamberlain) не помогли сдержать Гитлера, хотя и он сам, и окружавший его мир именно этого и хотели.

Именно здесь достоинства Клинтона как великого мыслителя бледнеют на фоне заурядности Буша. Буш, благодаря своему покладистому нраву и искренности обладает базовой силой для формирования действующих альянсов. Он способен улавливать тонкие суждения и принимать быстрые решения. Его достоинство заключается в том, что он создает и наращивает согласованность мыслей и действий своих ответственных союзников вокруг политики, которая носит высоко нравственный и принципиальный характер. Он умеет проводить изменения и ломать устоявшийся порядок вещей. Классический пример такого умения - это то, как он подошел к решению проблемы вторжения в Дженин в 2002 году. ООН заявляла о намерении провести расследование 'массовых убийств' в Дженине. Начальник штаба израильских сухопутных войск отказался от расследования, а Шарон молча с ним согласился. Но идею такого расследования поддержал Пауэлл (Powell). Принц Абдалла в Кроуфорде выдвинул учтивый ультиматум с требованием вывести израильтян из Мукаты и Дженина. Штаб-квартира Арафата была в то время в осаде. Буш мог потерять обоих своих союзников - Израиль и Саудовскую Аравию, но эти страны были ему очень нужны для поддержки его предстоящего вторжения в Ирак. В Кроуфорде он пообещал принцу Абддалле, что создаст возможности для вывода израильтян. И он сделал это, добившись от Шарона отказа от требования отменить расследование ООН по поводу массового убийства. Хотя это и не было массовым убийством, по крайней мере, не таким, как о том заявляли палестинцы.

Искусство сохранения и создания новых альянсов - это качество хорошего руководителя. Поскольку мир продолжает сосредоточивать свое внимание на недостатках Буша, он не может осознать, как много тому удалось совершить, причем без всякой помпы. Это и референдум, в проведение которого никто не верил. Это и иракский народ, который еще раз удивил весь мир своей любовью к свободе без анархии и к конституционной демократии, навеки распрощавшись с тиранией прошлого. Бесчестное умничанье - сравнивать иракских и афганских мятежников с коммунистическим восстанием во Вьетнаме, который в любом случае сегодня является одним из крупнейших капиталистических партнеров Запада.

Курды и шииты формируют основу иракского общества; но они являются мускульной силой, а сунниты до настоящего времени были его мозгом - по причине того, что первые две группы подвергались давлению. Сегодня между основными группами общества идут переговоры о равном распределении нефтяного богатства страны между ними, независимо от национальной принадлежности, только в интересах сохранения единства Ирака. В отличие от былых времен, когда баасисты транжирили доходы от продажи нефти, сегодня они будут доступны для всех. Процесс денацификации Германии и возвращения Японии в семью миролюбивых народов после второй мировой войны тоже был болезненным.

Национальные иракские меньшинства, подергавшиеся преследованиям, не вынашивают планы мести, они свободны от гнета. Это бывшие хозяева страны помешаны на убийствах и готовы наносить увечья всем, кто хочет изменить существующее положение вещей и создать новую систему, которая будет благотворной для всех. То угнетение, о котором говорит Бжезинский, это гнет со стороны Аль-Каиды, спевшейся с баасистами и готовой наказывать иракцев за то, что они сбросили с себя ярмо рабства. 'Народное восстание' прославляется в Ираке и сравнивается с Вьетнамом, хотя на самом деле оно является делом рук бандитов и террористов-смертников. Это последний вздох тех, кто хозяйничал и правил в Ираке, не обращаясь ни к каким выборам и воле народа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.