Автор является президентом "Eurasia Group"

28 октября 2005 года. Попыткам Соединенных Штатов осуществлять амбициозные повестки на внутренней и международной аренах в последние несколько месяцев препятствует устойчивая тенденция уменьшения политического капитала президента Джорджа Буша-младшего (George W. Bush). С окончанием расследования дела о "расшифровке" бывшего секретного сотрудника Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Валери Плейм (Valerie Plame), которое вел федеральный прокурор по особым делам Патрик Фицжеральд (Patrick Fitzgerald), эта тенденция, вполне возможно, достигла переломной точки. Растут ожидания, что Большое Жюри, рассматривая свидетельства по этому делу, может предъявить обвинения некоторым из ключевых фигур в администрации Буша. Последствия этих обвинений для сохранения эффективности бушевского Белого дома, скорее всего, будут весьма серьезными.

Некоторые ученые мужи сравнивают нынешние неприятности администрации Буша с теми, которые обрушились на двух самых последних президентов США во время их второго срока: со скандалом "Иран-контрас", который разразился в администрации Рейгана (Reagan), и с процедурой импичмента против Билла Клинтона (Bill Clinton). Но эти сравнения не учитывают трех важных различий между прошлыми и нынешним скандалами и недооценивают потенциальную важность расследования дела Плейм для внутренней и внешней политики Соединенных Штатов.

Во-первых, в отличие от расследований в отношении администраций Рейгана и Клинтона, нынешнее расследование затрагивает самую сердцевину продолжающегося военного конфликта Соединенных Штатов. Дело Плейм началось, когда муж г-жи Плейм, бывший посол США Джозеф Уилсон (Joseph Wilson), публично поставил под вопрос чистоту намерений г-на Буша при обосновании решения о вторжении в Ирак. Просто невозможно найти правдоподобное объяснение тому факту, что расследование дела Плейм могло длиться так долго и потребовать от столь многих архитекторов внешней политики Соединенных Штатов дачи показаний под присягой, если в центре этого расследования находился только "слив" информации об одном тайном сотруднике ЦРУ. Фактически, сообщения об этом деле заставляют предположить, что расследование, возможно, переключит внимание общественности на сфальсифицированные документы, использованные администрацией США для подкрепления своего решения начать войну в Ираке, которая продолжает требовать жизни американцев ради непонятной цели. Во-вторых, Соединенные Штаты сегодня более прямо, чем в 1987 или 1998 годах, вовлечены в разрешение имеющих жизненную важность международных конфликтов. В центре скандала "Иран-контрас" были тайные операции "холодной войны" в одной из "тихих заводей" Центральной Америки в момент, когда за Железным занавесом почти без прямого участия Соединенных Штатов начинали происходить огромные перемены. Дело Левински почти не помешало усилиям Соединенных Штатов и Франции по оказанию давления на Слободана Милошевича (Slobodan Milosevic) в связи с агрессией сербов в Косово.

Но прямое участие администрации Буша на целом ряде международных фронтов - от Китая и Ирака до Ирана и Северной Кореи - критически важно для международной политической стабильности. В целом ряде потенциально спорных вопросов администрация Буша скрестила шпаги с китайским руководством. В Ираке продолжающееся присутствие американских войск позволяет новому иракскому правительству наращивать собственные возможности по защите от врагов, внешних и внутренних. Только Соединенные Штаты способны на переговорах поставить ребром вопрос о ядерных программах Ирана и Северной Кореи. Разногласия внутри администрации, в которой ключевые архитекторы политики могут оказаться очень сильно отвлеченными от своих непосредственных обязанностей - и, в ряде случаев, подвергнуться давлению в пользу своей отставки - могут существенно изменить динамику и создать неуверенность на всех этих фронтах.

В-третьих, рейтинги доверия г-на Буша в опросах общественного мнения значительно ниже, чем были у его предшественников в разгар скандалов в их второй срок. В слушаниях по делу "Иран-контрас" популярность Рональда (Ronald) Рейгана, по данным наиболее уважаемых национальных социологических опросов, оставалась на уровне примерно 45%. Популярность г-на Клинтона во время процедуры его импичмента фактически поднялась выше 60%. Рейтинг одобрения деятельности г-на Буша на посту президента упал до 39%. Если высокопоставленным чиновникам его администрации будут предъявлены уголовные обвинения, тогда то, как президент станет справляться с последующим за этим кризисом, станет определять, поднимется ли этот самый низкий за всю историю рейтинг доверия или упадет еще больше.

В дополнение, г-ну Бушу угрожает более высокая степень скептицизма - даже сопротивления - в рядах собственной партии. Это тем более поразительно, поскольку, если г-н Рейган и г-н Клинтон имели дело с конгрессами, контролировавшимися оппозицией, то сегодня республиканцы г-на Буша контролируют и Палату представителей, и Сенат. Кроме того, можно было положиться на то, что союзники г-на Рейгана и г-на Клинтона в Конгрессе США поддержат неминуемое выдвижение в президенты их вице-президентов. А избирательная кампания 2008 года в обеих главных партиях Америки уже приобретает черты всеобщей драки.

В политике выбор момента - это все. Последствия расследования дела Плейм накатились на Америку в исключительно трудное время для республиканцев вообще и для администрации Буша, в частности. Американские средства массовой информации (СМИ) уже фокусируются на проблемах, которые в ином случае не привлекли бы столь большого внимания, и привязывают их к Белому дому. Отсюда и растущее среди вашингтонских инсайдеров предвкушение следующего вероятного большого скандала: расследования дела по обвинению в мошенничестве Джека Абрамофф (Jack Abramoff), главного лоббиста. Хотя он завоевал печальную известность главным образом в качестве "устроителя дел" Тома Делея (Tom DeLay), недавно снятого со своего поста лидера республиканского большинства в Палате представителей Конгресса США, расследование деятельности г-на Абрамофф на арене лоббирования уже выявило его связи с Белым домом через бывшего лидера христианской коалиции Ральфа Рида (Ralph Reed), который оказывал влияние на Карла Роува (Karl Rove), политического советника г-на Буша. Точно так же, недовольство тем, что г-н Буш предложил кандидатуру Харриет Майерс (Harriet Miers) в Верховный суд США, вызвало ураганный огонь оппозиции со стороны обеих партий и вчера вынудило ее отказаться от назначения.

Конвергенция этих проблем в своеобразный "политический ураган" заставляет говорить о вероятности того, что ожидания предъявления обвинений создадут длительный кризис в самом сердце администрации Буша. То, как г-н Буш переживет этот ураган - и как публика оценит его последующие шаги - возможно, определит, сумеет ли президент сделать что-то важное до конца своего срока в 2008 году. А между тем, задачи, связанные с восстановлением Ирака, неустанной экспансией Китая и ядерными программами Ирана и Северной Кореи, никуда не деваются, а затачивание политических ножей в Вашингтоне, возможно, только начинается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.