ЛОНДОН - Российские миллиардеры и широкие массы простых мультимиллионеров проливают на Лондон золотой дождь - самые роскошные особняки в городе уходят за десятки миллионов долларов. Ювелирные магазины и безобразно дорогие бутики спешно нанимают русскоговорящих сотрудников. Волна русского богатства, на которой выплывают все - от поставщиков Bentley до продавцов белужьей икры - уже захлестывает город, все чаще называемый 'Москвой-на-Темзе'.

Многие видят начало этого феномена в 2003 году, когда молодой - ему нет еще и сорока - нефтяной магнат Роман Абрамович купил футбольный клуб 'Челси' (Chelsea) за 25 миллионов долларов, а потом еще потратил сотни миллионов на то, чтобы превратить его в утыканный всевозможными звездами дредноут, впервые за последние пятьдесят лет выигравший английский чемпионат. Британцы только диву давались, глядя, как под денежным водопадом клуб плавно преображался из скромного 'Челси' в могучий 'Челски'.

Этот город привык к богатству, даже супербогатству. Правда, у местных приобретается оно по большей части невеселым, но надежным способом под названием 'умерла любящая тетушка'. Кроме того, в Лондон притягивает, словно магнитом, новые и новые деньги: здесь и норвежские короли морских перевозок, и японские электронные боссы, и полные нефти Сауды. Их всегда впускали без стука и не только мирились с тем, что они есть, но даже завидовали им. Но такого, как сейчас, когда город штурмом берут русские, нажившие баснословные богатства после распада Советского Союза, британская столица еще не видела.

Например, никто в Лондоне еще не подгонял к российскому посольству сотню серебристых лимузинов лишь затем, чтобы выразить свое несогласие с политическим курсом правительства. Но вот в Британию пришел Борис Березовский, миллиардер, которому предоставили политическое убежище после того, как в России его обвинили в мошенничестве.

Разозленный уголовным делом, которое он назвал политическим преследованием честных предпринимателей со стороны российских властей, Березовский и устроил эту 'лимузинную баррикаду'. Правда, 'коктейль Молотова' для такой баррикады вряд ли подошел бы. Скорее уж мартини.

- Все, кто хоть что-то значит в Москве, сегодня здесь, - говорит Марина Старкова, директор лондонской компании Red Square, занимающейся пиаром и организацией всяких мероприятий по заказу богатых русских.

Ее клиентура приезжает в Лондон из-за безопасности, налогового климата, благоприятного для оффшорных инвестиций, и относительной близости к Москве - до нее всего три часа двадцать минут самолетом, а если самолет ваш личный, то пилота можно и попросить 'поднажать'. Но что отличает их от всех остальных, у кого тоже толстый кошелек - русские, говорит Старкова, 'живут, будто завтра никогда не наступит, и они тратят, тратят и тратят'.

По ее словам, не так давно ей пришлось организовывать какой-то праздник для своей русской клиентуры 'в одном из дворцов королевской семьи' - в каком именно, она говорить не стала. В этом году, вспоминает она, была еще одна интимная русская вечеринка на 70 человек, петь на которую специально привозили Лайзу Минелли (Liza Minnelli).

Элис Плейл (Alice Playle), менеджер Asprey, магазина предметов роскоши в центре Лондона, говорит, что русские - лучшие клиенты, покупают сумки из крокодиловой кожи по 10 тысяч долларов и бриллиантовые кольца по 180 тысяч.

Никто точно не знает, сколько в Лондоне живет русских. По подсчетам посольства и городских властей, около двухсот тысяч, но говорят, что на самом деле это число гораздо выше. Точно известно, что их количество пошло резко вверх после 1991 года, кода распался Советский Союз. В том году, согласно данным правительства, британское гражданство было предоставлено только одному представителю России. Сегодня же вожделенным британским паспортом каждый год обзаводится тысяча его соотечественников.

Борис Зимин, бизнесмен, известный в России своей благотворительной деятельностью, рассказывает, что переехал в Лондон год назад главным образом для того, чтобы дать детям достойное образование. Ему понравилось, что его новый дом - 'большой город, много культуры', а также, добавляет он со смехом, действительно, 'в Лондоне много русских'.

Алексей Смертин, полузащитник британского футбольного клуба 'Чарльтон' (Charlton), назначенный на этот год капитаном российской сборной команды, вспоминает, что год назад, когда он только переехал сюда, было еще трудно. Но теперь он чувствует себя здесь как дома и, даже когда идет в ресторан, то там столько русских, что к концу вечера все окончательно переходят на русский язык.

Все более привычными становятся в Лондоне российские гражданские организации, газеты, журналы, выставки и магазины. В январе прошлого года на первый фестиваль 'Русская зима' на Трафальгарской площади пришло более 50 тысяч человек. Поскольку организацию оплачивали такие корпорации, как 'Газпром', 'Лукойл' и 'Аэрофлот', песен и танцев было сколько угодно - приехал даже хор Красной Армии.

Так что как бы ни кривила губы на русских британская 'твидовая аристократия' (т.е. аристократы, живущие в родовых имениях в сельской местности - прим. перев.), Лондону нравятся эти деньги.

Джон Росс (John Ross), отвечающий в лондонской мэрии за экономическую и деловую политику, не сдерживая радости, рассказывает, как экономика Лондона почувствовала на себе приход русских в 1998 году. Сегодня их присутствие оказывает 'существенное влияние на верхние сегменты недвижимости и розничной торговли', отмечает он.

По словам Росса, среди пришельцев из России немало и профессионалов, представителей среднего класса. В Лондоне проходит Российский экономический форум, самое крупное собрание лидеров российского бизнеса вне пределов России, в работе которого восемь лет назад участвовало всего сто пятьдесят человек, а в прошлом году пришло уже две тысячи.

Но больше всех, конечно, замечают тот самый 'верхний сегмент' - прежде всего Абрамовича, который в компании очаровательной супруги проводит немало времени на трибунах футбольного стадиона на матчах 'Челси' и столько же - на страницах британских глянцевых журналов. Абрамович был сиротой и вырос в бедности, в сегодня в его распоряжении особняк ценой в 50 миллионов долларов в модной Белгравии, которую, пожалуй, можно назвать центром русских денег в Лондоне, и загородное поместье в Сассексе, на юг от Лондона, на 440 акров с полями для поло.

Влияние русских богачей сегодня таково, что, по мнению агентов по продаже недвижимости, Уайтанхерст (Witanhurst), особняк с 25 спальнями, второй по величине жилой дом Лондона после Букингемского дворца, который сейчас продают за 60 миллионов долларов, скорее всего, тоже уйдет кому-нибудь из них.

Джеймс Симпсон (James Simpson), соучредитель Knight Frank, одного из лондонских агентств недвижимости, заметил, что дом на 10 спален недалеко от Кенсингтонского дворца, в котором когда-то жила принцесса Диана, в прошлом году вышел на рынок за сумму, немного превышавшую 60 миллионов, но, когда в торг включилось несколько русских, он был продан более чем за 70 миллионов.

Чтобы не уходить далеко от таких клиентов, Knight Frank недавно открыл офисы в Москве и Санкт-Петербурге. То же самое сделали и многие другие лондонские агентства. Влияние русских чувствуется настолько сильно, что многие владельцы домов делают ремонт специально с учетом русских вкусов. Ремонт идет и в большом доме на холме в Хемпстеде, из которого открывается прекрасный вид на город. Там устанавливают ванны, сауны и прочее в духе швейцарских спа-курортов, что очень нравится модным русским.

Многие лондонцы, кто в принципе не торопится выезжать из своих домов, неожиданно получают предложения - слишком большие, чтобы так просто от них отказываться. По словам Симпсона, он видел случаи, когда владельцы собирали пару чемоданов, брали под мышку семейный фотоальбом и переезжали в гостиницу, продавая русским и дом, и все, что в нем есть.

- Они могли пойти и в Париж, и в Монако, и куда угодно, но она выбрали Лондон, и мы очень этому рады, - говорит Симпсон.

В России такое бегство миллиардов долларов в Лондон нравится, понятно, не всем. Большая часть 'новых денег' скопилась в руках нынешних владельцев за счет государства - нефтяная, газовая отрасль, другие секторы полезных ископаемых в свое время продавались не всем частным инвесторам, а зачастую 'политически благонадежным'. Многие русские саркастически замечают, что Карл Маркс, похороненный, как известно, в Лондоне, наверняка переворачивается в гробу.

- Люди в России наверняка хотели бы видеть эти деньги инвестированными в российскую экономику, - считает Андрей Рахманов, представитель российского посольства.

Наташа Чуваева, редактор местной газеты Russian London Courier, рассказывает, что лондонские русские настолько 'сходят с ума по роскоши', что ее компания решила начать выпуск глянцевого журнала RussianUK, ориентированного на самых богатых клиентов.

- Когда я приехала сюда в 1991 году, [из России] приезжали только те, кто бежал от трудностей, - говорит она.

С тех пор многое переменилось.

- Теперь деньги есть. И они берут от жизни все то, чего у них так долго не было.

____________________________________________________________

Почему Англия привечает баронов-разбойников? ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.