Английский адвокат Стивен Кертис (Stephen Curtis), который вел финансовые дела российских олигархов, в том числе Михаила Ходорковского, в прошлом году погиб, разбившись на вертолете вместе с пилотом. Как стало известно на состоявшихся вчера слушаниях, до авиакатастрофы он получал в свой адрес угрозы.

Дядя Кертиса Эрик Дженкинс (Eric Jenkins) рассказал на дознании, что перед смертью его племянник, который не очень распространялся о своих делах, сказал ему: 'Если в течение следующих двух недель со мной что-нибудь случится, это будет не несчастный случай'.

Кертис также сказал дяде, что ему постоянно угрожают по телефону, и что за ним, скорее всего, следят. Один раз, по рассказу Дженкинса, Кертис предложил людям, которые, как ему показалось, за ним наблюдают, чаю, чтобы скоротать время.

Сорокапятилетний адвокат жил на широкую ногу, в основном, в своем особняке 'Pennsylvania Castle' около Борнмута, где в марте 2004 года он и разбился на собственном вертолете. За четыре месяца до смерти его назначили исполнительным директором 'Менатепа' - принадлежащего Ходорковскому холдинга, который управлял активами на общую сумму 30 миллиардов долларов и, в том числе, контролировал в то время вторую по величине нефтяную компанию России 'ЮКОС'.

Ходорковского посадили в тюрьму, а 'ЮКОС' распался после того, как нефтяной магнат был осужден за мошенничество и уклонение от уплаты налогов - обвинения, на которых, по мнению многих, настоял Кремль.

Говорили, что за несколько месяцев до гибели Кертис, который был специалистом по налоговым вопросам и разрабатывал сложные схемы ухода от налогов для своих российских и арабских клиентов, начал сотрудничать с британскими спецслужбами, расследовавшими случаи отмывания денег из России. Тогда нескольким сотрудникам иностранных правоохранительных органов показалось подозрительным, что авиакатастрофа произошла именно в это время.

Однако отдел по расследованию авиакатастроф Департамента транспорта не обнаружил доказательств злого умысла и заявил об отсутствии каких-либо механических неисправностей в вертолете. Следствие пришло к выводу, что пилот Кертиса Макс Рэдфорд (Max Radford), которому было 34 года, вероятно, потерял ориентацию в густом тумане и не справился с управлением.

Вчера отец Рэдфорда сказал, что следствие не смогло ответить на важные вопросы и не уделило достаточно внимания версии о диверсии. Дэннис Рэдфорд (Dennis Radford) отметил на дознании, что его сын был очень опытным пилотом и имел квалификацию, дающую право полета по приборам в Соединенных Штатах, т.е. он мог летать при нулевой видимости.

Трое свидетелей также показали, что перед падением двигатель вертолета издавал странные звуки. Гейвин Фоксвелл (Gavin Foxwell) сказал, что двигатель как будто 'спотыкался', но вертолет отчаянно старался удержаться в воздухе. Джэк Молт (Jack Malt) показал, что слышал 'очень резкие звуки ... как будто плохо работал двигатель'.

Другие свидетели заявили, что Кертис им тоже рассказывал об угрозах в свой адрес. Пилот, управлявший личным самолетом Кертиса, Льюис Джон Норрис (Lewis John Norris) рассказал, что адвокат упоминал об угрозах, но не очень беспокоился по этому поводу, т.к. был болен лейкемией. 'Его не интересовали взятки, и он не боялся угроз, т.к. знал, что ему не суждено долго жить', - сказал Норрис.

Шерифф Пейн (Sheriff Payne), ведущий дело о гибели адвоката, которое еще не закрыто, сказал, что в нем есть 'все составляющие шпионского триллера', но конкретных доказательств того, что смерть Кертиса была неслучайной, предоставлено не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.