Кристофер Уолкер является директором исследовательских программ в бесприбыльной организации "Freedom House" в городе Нью-Йорк, которая посвятила свою деятельность продвижению и защите демократии во всем мире. Он также является соредактором ежегодного обзора "Freedom House" по проблемам управления под названием "Countries at the Crossroads" ("Страны на перепутье").

Разрушения в северной части побережья Мексиканского залива от ураганов "Катрина" и "Рита" - способствовавшие тому, что цена нефти выросла до 70 долл. США за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л), а цена бензина превысила 3 долл. за галлон (1 галлон США = 3,78533 л) - сделали вопрос энергетической безопасности США объектом пристального внимания. Сегодня американские газеты публикуют полностраничные объявления крупных нефтяных компаний, призывающие водителей уменьшить скорость движения и сократить поездки на автомобилях. Администрация Буша (George W. Bush), в прошлом не замеченная в консерватизме в вопросе расходования энергоносителей, робко заговорила языком энергосбережения.

Но энергетическая безопасность США зависит не только от прихотей матери-природы; куда более важное, чем ураганы, значение имеют отличающиеся своей замкнутостью и политическими репрессиями богатые нефтью страны, от которых Соединенные Штаты и их западные союзники зависят в вопросе удовлетворения большей части своего спроса на энергоносители.

Эти богатые энергоносителями страны относятся к числу самых плохих в мире по части управления и демократического процесса. Анализ международной правозащитной организации "Freedom House" показывает тревожную корреляцию: страны, обладающие самыми крупными запасами сырой нефти и природного газа, очень часто имеют самые плохие основы управления, в особенности слабое главенство закона. Принимая во внимание полное отсутствие в этих странах отчетности и прозрачности, Западу следует быть готовым к тому, что в предстоящие годы его энергетическая безопасность снизится.

Русская рулетка

В этом отношении недавнее вмешательство государства в дела российского нефтяного гиганта "ЮКОС" является главным вещественным доказательством. На проведенных в Москве в декабре прошлого года торгах, закрытых для конкурсного участия, контролируемая российским правительством нефтяная компания купила "Юганскнефтегаз", самое крупное и наиболее ценное добывающее предприятие "ЮКОСа". На этих торгах было, по существу, национализировано находящееся в Сибири нефтедобывающее предприятие, которое ежесуточно качает около 1 млн. баррелей нефти - 11% общего объема российской добычи.

"Юганскнефтегаз" и государственная компания "Роснефть" влились в газовый гигант "Газпром", в результате чего образовалась государственная компания, объединенные резервы которой в 6 раз больше, чем у "Exxon Mobil". После приобретения "Газпромом" в октябре с.г. "Сибнефти", 5-го по величине в России нефтедобытчика, Кремль теперь контролирует более 30% российской нефтяной индустрии.

А между тем бывший глава "ЮКОСа" Михаил Ходорковский отбывает 8-летний срок заключения после того, что, по мнению многих, было политически мотивированным осуждением. Хотя с "ЮКОСом", безусловно, обошлись бесстыдно, этот неуклюжий маневр не должен удивлять никого в сегодняшней России, где ограничения для прессы, давление на независимые политические институты и манипуляции правосудием являются характеристиками повседневного бытия.

Парламентская ассамблея Совета Европы в прошедшем январе приняла резолюцию по уголовному преследованию "ЮКОСа", в которой было сказано следующее: "Действия государства в этих уголовных делах выходят за рамки простого уголовного судопроизводства и включают в себя такие элементы, как попытка ослабить открытого политического противника, устрашить других богатых людей и вернуть под свой контроль стратегические экономические активы".

Система, позволяющая российскому руководству пользоваться практически ничем не ограниченной властью, также создает исключительно своевольный климат в стране, где правительственные организации нарушают принцип главенства закона и очень сильно страдают от мелкой и крупной коррупции.

Если бы дело "ЮКОСа" было необычным, оно не вызвало бы столь большой озабоченности во внешнем мире. Но примененная в отношении "ЮКОСа" стратегия обычна для сегодняшней России, самыми неизменными чертами которой являются отсутствие прозрачности, отчетности и здорового управления.

Глобальный взгляд

В более широкой, глобальной энергетической картине, если бы жесткая российская модель управления была исключением, США и их союзники на Западе могли бы дышать несколько более свободно. Однако, это не так. Краткий обзор главных поставщиков энергоносителей для Запада не дает оснований для розовой картины.

В Евразии Запад сделал ставку на автократические режимы Казахстана и Азербайджана, которые видят в нефти главный двигатель своей экономики и которые печально известны своей непроницаемостью.

На Ближнем Востоке самыми крупными поставщиками энергоносителей для Запада являются некоторые из хуже всего в мире управляющих, репрессивных и коррумпированных режимов. Во главе этого списка стоит Королевство Саудовской Аравии. Когда-то восхваляемая за свою непоколебимую стабильность, закостеневающая династия Саудов сегодня сталкивается с внутренними вызовами со стороны воинствующих исламистов и населения в целом, разочаровавшегося в политическом устройстве страны. Ничем не отличаются от Саудовской Аравии и другие политически безответственные, богатые нефтью страны Персидского залива, в частности, Оман и Объединенные Арабские Эмираты.

Страны Африки и Латинской Америки, в особенности Нигерия и Венесуэла, имеют собственные недостатки, несмотря даже на то, что Соединенные Штаты используют их как важных альтернативных ближневосточным поставщиков энергоносителей. Правительство популистского Уго Чавеса (Hugo Chavez) в Венесуэле позиционирует себя как латиноамериканский центр антиамериканизма. Чавес осыпает нефтедолларами соседние страны в попытке купить их политическое расположение, нередко за счет Соединенных Штатов.

Нигерия, которая качает около 3% мирового объема добываемой нефти и которая стоит на 5-м месте в списке поставщиков Соединенных Штатов, разрушается ввиду этнических распрей из-за контроля над дельтой реки Нигер, где расположены основные предприятия нефтяной индустрии страны.

Страны, которые могли бы поставлять на мировые рынки основную массу природного газа (энергоносителя, который превозносится как потенциальная альтернатива сырой нефти), тоже находятся в неважном положении, когда речь заходит о демократии. Ожидается, что Россия вскоре будет поставлять 50% потребного странам Европейского союза (ЕС) природного газа; согласно некоторым прогнозам, через десятилетие Россия, Иран, Ангола, Азербайджан, Саудовская Аравия и небольшое число других стран станут поставлять на мировые рынки около 80% всей нефти и природного газа.

Требование реформ в странах - поставщиках энергоносителей

Правительствам западных стран и международным организациям следует с удвоенной силой настаивать на более здоровом управлении в странах, которые являются нашими главными поставщиками энергоносителей. Россия, уже наслаждающаяся престижем членства в Большой Восьмерке, страстно желает благословения Запада для вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Но принимать Россию в эту организацию следует только после того, как эта страна будет удовлетворять всем требованиям и нормам ВТО. От репрессивного Азербайджана, который вступил в Совет Европы в 2001 году, нужно потребовать, чтобы он выполнял все обязательства, налагаемые на него членством в этой организации.

В 2004 году комиссия во главе с бывшим президентом Всемирного банка Джеймсом Вулфенсоном (James Wolfensohn) пришла к выводу, что этому банку следует к 2008 году прекратить финансирование нефтяных проектов и нужно проводить политику поддержки добычи нефти и природного газа только в тех странах, в которых утвердилось главенство закона. Руководство Всемирного банка проигнорировало эти рекомендации. Но даже само предложение стандартов управления для финансируемых Всемирным банком энергетических проектов является признаком того, что западные правительства и энергетические интересы могут пересмотреть свое отношение к богатым энергоносителями странам.

В сегодняшнем взаимосвязанном мире глобальным рынкам и международным инвесторам следует поощрять прозрачность и хорошее управление. Даже наиболее сильные нефте- и газодобывающие страны сегодня более уязвимы для внешнего воздействия и критики в мире, где информация и капиталы перемещаются через границы с постоянно возрастающей скоростью и легкостью.

Драматические перемены в отношении Запада к репрессивным правительствам представляются в лучшем случае маловероятными. Но улучшенное управление, даже в самых трудных случаях, не является несбыточной мечтой. Это политическая добродетель, требующая политической воли. Практически в каждой из этих богатых энергоносителями земель рядовые граждане становятся все более недовольными отказом своего руководства поделиться богатствами. В настоящее время эти режимы существуют для того, чтобы отдавать богатства от экспорта энергоносителей в частные руки небольшого круга лиц.

Запад вопреки здравому смыслу надеялся, что репрессивные правительства сумеют обеспечить стабильность. Вместо этого Соединенные Штаты и их союзники стали все более сильно привязаны к ряду государств-изгоев, являющихся поставщиками энергоносителей. Это не ведет к стабильной обстановке и не способствует установлению надежных отношений делового партнерства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.