По словам Стивена Р. Сестановича (Stephen R. Sestanovich), бывшего посла по особым поручениям и советника госсекретаря США по проблемам постсоветских государств, парламентские выборы, которые пройдут в Азербайджане в понедельник [так в тексте - прим. перев.], вызывают на Западе немалый интерес. Кроме того, он утверждает: если официальные итоги голосования будут восприняты людьми как результат 'вопиющей подтасовки', дело может закончиться уличными беспорядками.

Многие проводят параллели между нынешней ситуацией в Азербайджане и событиями в Грузии и на Украине, где в результате массовых акций протеста результаты выборов, которые рассматривались как подтасованные, пришлось аннулировать, однако Сестанович - в Совете по международным отношением он занимает пост старшего научного сотрудника, специализирующегося на проблемах России и Евразии - утверждает, что в данном случае выборы, возможно, будут более честными.

'По данным социологических опросов президент Ильхам Алиев - его партия 'Новый Азербайджан' обладает подавляющим большинством в парламенте - сохранил определенную 'остаточную' популярность. Последние пять-шесть лет среднегодовые темпы экономического роста в стране составляли 10%, к тому же в Азербайджане наблюдается нефтяной бум, поэтому нельзя с уверенностью утверждать, что он вызывает такую же неприязнь в обществе, как президент Леонид Кучма на Украине и президент Эдуард Шеварднадзе в Грузии на завершающем этапе их пребывания на посту главы государства', - отмечает он.

Ниже приводится текст интервью, которое 4 ноября 2005 г. взял у Стивена Сестановича редактор-консультант интернет-издания cfr.org Бернард Гверцман (Bernard Gwertzman).

Вопрос: В ходе недавних выборов в двух республиках бывшего СССР - Грузии и Украине - результаты голосования пришлось аннулировать из-за массовых акций протеста. В это воскресенье парламентские выборы состоятся в другой постсоветской республике - Азербайджане. По Вашему мнению, их исход будет таким же, как в Грузии и на Украине?

Ответ: Обстановка в Азербайджане в чем-то напоминает ситуацию в этих двух странах, но есть и существенные отличия. Азербайджанская оппозиция не столь влиятельна и отмобилизована, как в Грузии и на Украине. Однако по уровню плюрализма эта страна выгодно отличается, скажем, от среднеазиатских республик бывшего СССР и [оппозиционные - прим. перев.] политические партии здесь объединились в предвыборный блок. Поэтому в Азербайджане можно с куда большей вероятностью ожидать реальной политической борьбы, если, конечно, власти это допустят. В стране происходят кое-какие интересные события.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: К примеру, в прошлом азербайджанская оппозиция состояла из множества небольших и плохо организованных партий, сформировавшихся вокруг определенных политиков, которые были абсолютно неспособны договориться между собой. В этом году был впервые создан единый оппозиционный блок - именно в этом состоит одна из причин, позволяющих относиться к нынешним выборам серьезнее, чем к предыдущим.

Три наиболее значительные оппозиционные партии - Народный фронт, Демократическая партия Азербайджана, и 'Мусават' - сформировали предвыборный блок под названием 'Азадлыг' ('Свобода').

Вопрос: Кто возглавляет этот блок?

Ответ: У блока, судя по всему, нет единого лидера. Но партии координируют свою деятельность больше, чем когда-либо. Второй фактор, вызывающий интерес, состоит в том, что правительства западных стран проявили к этим выборам куда больше интереса, причем задолго до самого голосования. В прошлом мы часто наблюдали разногласия [между Западом и Азербайджаном - прим. перев.] и претензии относительно качества проведения выборов, однако на сей раз между правительствами западных стран и Азербайджана происходят весьма интенсивные дискуссии на высоком уровне. Азербайджан посещали высокопоставленные официальные представители Запада, большой интерес к выборам проявили и неправительственные организации (НПО); в результате азербайджанские власти пошли на уступки по ряду процедурных критериев, которые мы связываем с проведением свободных и честных выборов. Среди таких уступок можно назвать составление точных списков избирателей, проверку удостоверений личности у голосующих, даже нанесение специальных чернил на пальцы избирателей во избежание повторного голосования: применения этой процедуры особенно жестко требовало от азербайджанских властей правительство США. Кроме того, азербайджанская сторона заявила, что будет приветствовать присутствие на выборах иностранных наблюдателей, и согласилась признать в качестве наблюдателей представителей местных НПО, получающих финансовую помощь из-за рубежа. Возможно, некоторые из этих мер были приняты слишком поздно, чтобы международные наблюдатели могли позитивно оценить азербайджанские выборы, однако они, несомненно, придали сил оппозиции.

Следует отметить и еще одно новое явление: оппозиция получает больше доступа к СМИ. В стране существует спутниковый телеканал, сумевший нарушить государственную монополию в электронных СМИ. Кроме того, в Азербайджане начало действовать общественное телевидение, которое освещает предвыборную кампанию в более объективном духе.

Вопрос: Не могли бы Вы поподробнее рассказать об этих парламентских выборах?

Ответ: Борьба идет за 125 депутатских мандатов. Закон не требует от президента подать в отставку [при неблагоприятном для его партии исходе голосования - прим. перев.], однако, если оппозиция добьется на выборах большого успеха, динамика политического процесса в Азербайджане изменится.

Вопрос: Каков наиболее вероятный результат голосования, если выборы будут свободными и честными?

Ответ: На этот вопрос ответить трудно, поскольку, если оппозиция подвергается давлению, выборы уже нельзя назвать 'свободными и честными'. По данным социологических опросов президент Ильхам Алиев - его партия 'Новый Азербайджан' обладает подавляющим большинством в парламенте - сохранил определенную 'остаточную' популярность. Последние пять-шесть лет среднегодовые темпы экономического роста в стране составляли 10%, к тому же в Азербайджане наблюдается нефтяной бум, поэтому нельзя с уверенностью утверждать, что он вызывает такую же неприязнь в обществе, как президент Леонид Кучма на Украине и президент Эдуард Шеварднадзе в Грузии на завершающем этапе их пребывания на посту главы государства. Поэтому Алиев и его партия, возможно, пользуются большей поддержкой в обществе.

Вопрос: После избрания Алиева президентом в 2003 г. в стране произошла вспышка насилия. Ожидаете ли вы чего-то подобного на этот раз?

Ответ: Оппозиция заявляет, что поднимется на борьбу, если результаты выборов будут подтасованы, но при этом подчеркивает, что акции протеста будут носить мирный характер. Учитывая, что раньше в стране уже возникали спорадические вспышки насилия, нельзя исключать возможность их повторения, если официальные итоги выборов будут восприняты как результат вопиющей подтасовки. Тот факт, что на этот раз оппозиция выступает единым фронтом, возможно, дает ей возможность организовать массовые уличные демонстрации.

В ходе нынешней предвыборной кампании власти неоднократно пытались ставить оппозиции палки в колеса, а опыт предыдущих выборов в Азербайджане не дает особых оснований предполагать, что на этот раз они будут честными и свободными. Сегодня правящая партия имеет 108 депутатских мандатов из 125. Если нынешние выборы завершатся таким же результатом, думаю, большинство людей сочтет, что они были подтасованы.

Вопрос: Давайте поговорим об отношениях между Азербайджаном и США. Поскольку Азербайджан - нефтедобывающая страна, как этот факт влияет на политику Соединенных Штатов?

Ответ: Уже десять с лишним лет Соединенные Штаты пытаются способствовать росту экспорта азербайджанских энергоносителей, как нефти, так и газа, в частности, за счет строительства трубопровода 'Баку-Тбилиси-Джейхан'. Кроме того, после 11 сентября Азербайджан с большим энтузиазмом выступает в роли партнера Соединенных Штатов. Баку направил своих военных в Ирак и Афганистан. Власти Азербайджана по любым меркам проводят чрезвычайно дружественную политику по отношению к США. Что же касается американской администрации, то она хочет, чтобы президент Ильхам Алиев предпринял реальные шаги в направлении институционализации демократических процедур. Именно с этим связана целая серия заявлений на высоком уровне, делавшихся в Вашингтоне и в ходе визитов представителей США в Азербайджан, с призывами к проведению свободных и честных выборов. Администрация стремится четко дать понять, что она не выступает за революцию в Азербайджане. Более того, Дэниэл Фрид (Daniel Fried), заместитель госсекретаря по европейским и евразийским делам, побывавший в Баку в прошлом месяце, выступая там с лекцией, назвал революционный вариант событий 'провальным', и попытался донести до слушателей идею о том, что Азербайджан имеет возможность развиваться по пути мирной эволюции. А такая мирная эволюция требует создания сильной оппозиции, пользующейся реальной поддержкой в обществе.

Вопрос: Какова ситуация с Расулом Гулиевым, который, насколько я понимаю, некогда был главным оппонентом Гейдара Алиева, покойного отца нынешнего президента?

Ответ: В прошлом он был спикером парламента, а в середине 1990-х гг. бежал из Азербайджана, поскольку его обвинили в хищении 117 миллионов долларов, и получил политическое убежище в Соединенных Штатах. Это не означает, что власти США сочли предъявленные ему обвинения ложными: речь шла о том, что он вполне обоснованно опасался преследования по политическим мотивам в случае экстрадиции в Азербайджан.

На родине у Гулиева есть реальная политическая база. Позиции его партии - Демократической партии Азербайджана - по-прежнему сильны, отчасти, как говорят, благодаря финансовой поддержке со стороны Гулиева. Недавно он попытался вернуться в страну, чтобы принять участие в выборах, но власти не разрешили его самолету войти в воздушное пространство Азербайджана. Он был задержан на Украине, однако Киев отказывается депортировать его в Азербайджан, хотя буквально пару дней назад получил соответствующий запрос от властей этой страны. На эту тему у президента Алиева состоялся телефонный разговор с украинским президентом Виктором Ющенко, в ходе которого Алиев выразил протест против такого решения украинской стороны.

Вопрос: Как другие участники оппозиционного блока относятся к Гулиеву?

Ответ: Думаю, лидеры других оппозиционных партий, скажем так, не впали в отчаянье от того, что ему не удалось вернуться, однако они, несомненно, сотрудничают с его партией, и участие его партии, естественно, укрепляет блок.

Вопрос: Расскажите поподробнее о президенте Алиеве. Вам приходилось встречаться с ним, когда Вы были послом в республиках бывшего СССР?

Ответ: Я неоднократно встречался с ним, - неизменно в присутствии его отца - когда он работал в государственной нефтяной компании. Он учился на летчика гражданской авиации [так в тексте. Ильхам Алиев закончил МГИМО - прим. перев.], пользовался репутацией любителя 'красивой жизни' и мало интересовался политикой. В то время первое впечатление, которое возникало у представителей Запада после встречи с ним, заключалось в том, что он держится 'в тени' отца и по характеру не склонен к политической деятельности. Однако отец готовил ему роль преемника, и организовал переход власти в его руки незадолго до своей смерти в 2003 г. Алиева-младшего назначили премьер-министром, а затем он стал и.о. президента и победил на выборах, которые не отличались 'чрезмерной состязательностью'.

Вопрос: Дипломатично сказано!

Ответ: И еще кое-что об Алиеве-младшем. Поскольку у него нет особого политического опыта, в кругах элиты он не пользуется таким авторитетом, как его отец. Последнего многие не любили, но никто не оспаривал того факта, что он был весьма искусным и эффективным политиком, очень умным и способным человеком. Ильхам не пользуется таким же уважением, хотя со временем, он, возможно, проявит себя лидером более 'западнического' толка. Он говорит по-английски, больше, чем отец, бывал за рубежом, и т.д.: такие надежды, как правило, связывают с отпрысками престарелых диктаторов, часто бывавшими на Западе и склонными к светской жизни. Сегодня эти надежды связываются с Ильхамом. Вряд ли он их полностью оправдает, однако можно сказать, что он уже пошел навстречу требованиям о проведении открытых выборов куда дальше, чем это сделал бы его отец.

Вопрос: Удовлетворите мое любопытство относительно событий недавней истории: в 1992 г. в Азербайджане, только что получившем независимость, прошли президентские выборы, на которых победил Абульфаз Эльчибей. Алиев сверг этого президента?

Ответ: В первые годы после обретения независимости политический процесс в стране проходил бурно. Эльчибей был лидером популистского движения, которое, в конечном счете, оказалось неспособно ни управлять страной, ни выиграть войну с Арменией из-за Нагорного Карабаха. Тогда к власти вернулся Алиев-старший (в советские времена он был первым секретарем Коммунистической партии Азербайджана). Он пришел к власти как деятель, способный объединить общество, и руководил страной с 1994 г. до своей смерти в 2003 г.

Вопрос: Азербайджан граничит с Ираном. Существует ли в стране сильная религиозная партия, или партия, придерживающаяся проиранской ориентации?

Ответ: Нет. Чувство национальной идентичности у азербайджанцев развито сильнее, чем можно было бы ожидать. В нынешних выборах не участвует ни одна крупная партия, сформированная на религиозной основе. Несколько небольших партий называют себя 'исламскими', но они отрицают всякую причастность к радикальному фундаментализму, и, похоже, дееспособная оппозиция в стране носит исключительно светский характер.

Вопрос: Какова сегодня ситуация в Нагорном Карабахе? Контролирует ли Армения происходящее в этой республике?

Ответ: Фактически да, хотя власти Нагорного Карабаха утверждают, что завоевали независимость в качестве самостоятельного государства. Все политические партии Азербайджана занимают по этому вопросу чрезвычайно жесткую позицию. Алиев-старший был более заинтересован в компромиссном урегулировании вопроса, да и имел достаточное политическое влияние, чтобы этого добиваться. С тех пор как во главе государства встал Ильхам, продвижение в этом вопросе сильно замедлилось. Если бы он попытался добиться такого урегулирования, оппозиция, несомненно, обрушилась бы на него.