Вот и случился великий выбор. Российская политическая элита окончательно определилась, что она хочет сделать со своей страной. Впервые официально не празднуется 7-ое ноября, перед этим поменявшее свое название, его заменило теперь 4-е ноября - День народного единства.

Правда, народ этот день не признает, даже не знает и не понимает, откуда он взялся, однако политэлиту это не беспокоит. У нее свой план, как формировать идентичность новой России и закончить, в конце концов, ту Смуту - ту великую сумятицу, возникшую после развала Советского Союза.

А с чего это вдруг классная империя взяла да и развалилась? В этом виновата Польша со своей 'Солидарностью' и Папой Римским - историческим врагом России, а потом Литва - мятежная республика. И, конечно, насквозь прогнивший Запад, который только и ждет, как бы отнять душу у России. Здесь я уже цитирую классика концепции Евразии Петра Савицкого. Цитата не случайная - официальная идеология нынешней России явно пропитана евразийскими идеями, сформировавшимися гораздо раньше.

Так что и нам, если только мы захотим понять умом современную Россию, придется вытащить запыленные тома графа Николая Трубецкого и других достаточно интересных авторов. Не лишним будет почитать и почти по-достоевски гениального Ивана Ильина - идеолога белогвардейцев, чьи останки совсем недавно были привезены из Швейцарии и торжественно перезахоронены. Об этом позаботились два друга - княжеских кровей (настоящий, не за заслуги удостоенный) Никита Михалков и конституционный князь (возможно, будущий царь) Владимир Путин. Последний еще до этого цитировал дворянина Ильина в своем ежегодном послании.

Так что в битве за душу России Белая гвардия окончательно победила Красную. Можно было бы только порадоваться и поаплодировать, что Россия возвращает то, что потеряла. Можно было бы... Однако в истории каждого народа скрывается и хорошее, и плохое. Отобрать бывает очень сложно. Похоже, на этом перекрестке истории элита России решила выбрать путь, который ведет к погибели. Она решила идти не демократическим путем современного Запада, который якобы размыл бы ее идентичность, а остаться, так сказать, при своих.

Разрешая кризис идентичности, элита совершила решающую ошибку. Свободу и демократию они снова спутали с сумятицей и Смутой, которые нужно преодолеть. От обеих бывших систем, царской и советской, они взяли самое худшее - имперское мышление. Они отмели возникшую во времена ельцинской сумятицы возможность создать Россию как национальную демократическую республику. В четвертый раз в своей истории (как они сами сосчитали) они чересчур испугались разброда и решили остаться такими, какими были, вернуться назад, невротично регрессировать. Все Смуты в России заканчивались еще большим гнетом и централизацией власти. Теперь это и пробуют сделать.

Вот почему появился такой странный для цивилизованного мирового общества праздник - день освобождения Кремля от польско-литовских оккупантов. Самое интересное, что в данном случае никакой оккупации вообще не было. В тот раз в Кремле не было и литовцев, только очень небольшой отряд поляков, приглашенный, кстати, самими московскими боярами защитить их от свирепствующих банд и анархии. Современными терминами говоря, это были скорее международные миротворческие силы. К сожалению, среди русских победила другая группировка, поляки были преданы, и должны были спасать свою шкуру, поджегши город и закрывшись в Кремле, где, говорят, через год принялись есть один другого. Поджог Москвы, конечно, был большой ошибкой, враждебно настроившей большинство дворян, не говоря уже о горожанах. Мирная миссия Запада провалилась.

Однако посмотрим шире. С Люблинской унии 1569 года до общественного кризиса 1648 года Республика Двух Народов (союз Литвы и Польши - прим. перев.) была самым безопасным, процветающим (Золотой век) и крупнейшим государством Европы. Здесь особенно почитались гражданские (конечно, дворян) и религиозные свободы. Это был почти что предшественник Европейского Союза. Однако у него было очень странное, уникальное для того времени устройство, которое идеологи татарской Евразии назвали бы постоянной узаконенной сумятицей. Боярская демократия шла снизу, сеймики контролировали Сейм, а тот - казну, войско и короля. Конституционно было узаконен даже легальный бунт.

Согласно трудовому договору нанимаемому администратору - королю было действительно нелегко. Это было государственное устройство, охватившее три века. Однако, как пишет выдающийся историк нынешней Европы Норман Дэвис, 'это не было системой общественной анархии, господствовавшей в 18 веке. Несмотря на все трудности, это был смелый демократический эксперимент, предложивший в век абсолютизма и религиозных войн новую освежающую альтернативу. Репутация республики среди других форм демократии не должна бы зависеть от более поздних убийц от враждебной пропаганды' (Ту демократию Республики Двух Народов в 18 веке изнутри разрушили агенты влияния Москвы - такая вот историческая параллель).

Вот какой идеологический фон праздника 4-го ноября. Смута в России началась не из-за внешнего воздействия. Бездетным умер сын Ивана Грозного Федор, и вспыхнула внутренняя борьба за престол. После исключительно деспотического, централизованного и поддерживаемом террором правления, бояре потеряли способность договариваться (их совет - 'земский собор' - был уже давно отменен).

Некоторое время правил первый министр Федора Борис Годунов, кстати, необходимо отметить - татарский вельможа. Скинув его, часть бояр России захотела похожих свобод, как в Республике Двух Народов. Сначала они позвали первого Лжедмитрия, который попробовал энергично реформировать и либерализовать, как теперь сказали бы, политическую систему. Не выгорело, был выстрелен из пушки на Красной площади. Смута продолжалась. Был еще такой Шуйский и Лжедмитрий второй. Смута продолжалась.

После какого-то времени прозападно настроенные бояре предложили трон королю Польши и сыну великого князя Великого Княжества Литовского Владиславу. Это никоим образом не было предательством России. Россия действительно не пропала бы, однако ее бояре, согласно подписанному договору, получили бы такие же самые гражданские свободы и привилегии, как и в Республике.

Что бы в таком случае вышло, если бы этот альтернативный для Восточной Европы сценарий развития не был бы залит кровью? Ясно одно, что Россия была бы совершенно другой. В ней было бы намного меньше перенятого у Татарской Орды деспотизма и невежественности. Она имела бы гораздо больше внутренней свободы, умения договариваться, а это значит преодолевать кризисы и смуты без репрессий и вассальной сдачи более сильному. Поэтому не правы были на прошлой неделе телевизионные пропагандисты на контролируемом Кремлем пиру, утверждавшие, что Россия погибла бы. Скорее всего, была бы не очень стойкая персональная уния. Уникальный эксперимент Республики был бы расширен на всю Восточную и Центральную Европу.

Демократия Республики Трех Народов стала бы силой господствующей (а не умирающей) Европы и расширяла бы свое влияние. В мире бы утвердилась не Третья Римская империя, а образец Второй Римской республики. Было бы что праздновать!

Однако вернемся к реальности. В 1612 году Россия отвергла модель западного общества и выбрала так возвышаемый евразийскими теоретиками монгольский вариант. Вскоре после того, как оголодавшие поляки в Кремле сдались и снова были обмануты (убиты), царем стал пятнадцатилетний Михаил Романов. Вот где еще один смысл праздника! Из смуты родившаяся, не менее жестокая, чем предыдущие, славная царская династия. Поэтому и герои всех тех дней - Минин (кстати, татарин) и Пожарский, Иван Сусанин (не ясно, действительно ли существовавший) - стали идеологически иконами царской России. Для их прославления заказывались художественные творения, оперы, а историческая правда при этом никого не интересовала.

В романовской России антипольскость одновременно означала и антидемократичность, возвышение православия. И теперь все это оживляется. Снова пытаются утвердить то, что несколько сотен лет просвещенные русские считали источником самых больших их бед. Снова смазывается и запускается уже однажды заржавевший механизм. Ничего нового! Еще один воспитанник КГБ патриарх Алексий по случаю праздника режет патриотические речи, значительно превосходя в этом и самого Путина. Творческая интеллигенция одобряет и получает новые заказы. По случаю нового (старого) праздника по улицам маршируют несколько тысяч патриотов с лозунгами: ПРЕКРАТИТЬ ОККУПАЦИЮ ИНОРОДЦАМИ. Миллион мусульман Москвы осторожно выглядывают из окон - ведь День народного единства.

Все Смуты в России заканчиваются печально. И две последние - также. Большевистский переворот 7-го ноября был обрамлен общим порядком Сталина. Говорят, он спас страну от развала. Молодец. После ельцинской заварухи порядок взялся наводить Путин.

Ну, что же, у него есть хороший образец. Однако в этот раз будет труднее. История перекликается, однако никогда не повторяется. От Запада к Востоку поворачивающаяся Россия делает решительную, возможно, предопределенную историей ошибку. Восточное начало ищет восточный конец. Рожденное нашествием монголов Московское княжество ищет смерти в объятиях Китая.