Отставка Саломе Зурабишвили породила множество вопросов и создала весьма примечательную ситуацию, как на внутреннем, так и на внешнеполитическом пространстве Грузии. Можно говорить о нескольких побудительных мотивах ее ухода с поста, но одно ясно: исходной точкой для отставки министра иностранных дел послужил сигнал президента, поскольку, как известно, еще совсем недавно парламент не планировал ее отстранение от должности. Все началось внезапно, во время последнего визита Саломе Зурабишвили в США и Англию.

Мотив первый. Сигнал из Америки

Говорить об этой версии все воздерживаются, хотя, как известно, при назначении Зурабишвили министром появилась надежда, что с ее помощью удастся сбалансировать внешнеполитический курс Грузии и оградить его от полной американизации.

Назначение Зурабишвили, воспринималось и как свидетельство возрастающего интереса Европы к Грузии. Тогда же говорили и о том, что это решение президента Грузии не было встречено в Америке с большим энтузиазмом. Думается, однако, что в случае серьезного противодействия со стороны Америки, Саакашвили воздержался бы от подобного шага.

Нельзя не отметить и то, что в период, когда Зурабишвили занимала пост министра иностранных дел, особого сближения Грузии с Европой не замечалось, и ее равнение на Америку никак не пошатнулось. Во всяком случае, внешне все выглядело именно так, хотя во многих вопросах Зурабишвили и разделяла проевропейскую позицию.

Возникает вопрос: если эта первая версия имеет право на существование, и Зурабишвили лишили поста по требованию Америки, в чем же она перед ней провинилась?

Теперь, после ее отставки, следует ожидать некоторого похолодания в отношениях Европы к Грузии, во всяком случае, со стороны того крыла, которое придерживается позиций Франции. Возможно, именно это - охлаждение грузино-европейских отношений - и было целью Америки при устранении Зурабишвили. Но ведь и без того влияние Европы на внешнеполитический курс Грузии оставалось малозаметным по сравнению с безграничным американским воздействием.

В этом плане заслуживает интереса мнение парламентария Ивлиане Хаиндрава, высказанное в интервью российской прессе. По его словам, отставка министра иностранных дел усилит и без того сильный проамериканский дрейф Грузии и, к сожалению, может ослабить сближение с Европой, к чему так стремилась Зурабишвили.

В связи с первой версией небезынтересны и выступления по Грузинскому телевидению политиков Давида Бакрадзе и Реваза Адамия.

Бакрадзе считается членом команды председателя парламента Нино Бурджанадзе. В своем выступлении он сделал очень странное заявление, что Зурабишвили во время своего недавнего визита в США отказалась от встречи с Госсекретарем Кондолизой Райс, чтобы успеть проведать в Бостоне своего бывшего зама Гогу Гомиашвили.

Не имеет никакого значения, кого навестила Саломе Зурабишвили. Она свободная гражданка 'демократической' страны, и никто не может ей запретить встретиться со своим бывшим заместителем. Главная же и скандальная сторона этой информации заключается в том, что, как утверждает ее автор, глава внешнеполитического ведомства Грузии отказалась от встречи с министром иностранных дел США, т.е. с Госсекретарем.

Это выступление парламентария Давида Бакрадзе, занявшее всего 20 секунд, показали только на одном телевизионном канале и лишь один раз. Если сказанное им - клевета, значит, заявление Бакрадзе ставило целью нанести удар по имиджу Саломе Зурабишвили. Сомнительно, чтобы эта информация, а конкретно та ее часть, которая касается отказа от встречи с Кондолизой Райс, соответствовала действительности. И вот почему. Если бы подобный факт действительно имел место, то Саломе Зурабишвили немедленно и безоговорочно, безо всяких двухдневных совещаний в Госканцелярии была бы снята с работы. И что главное, наши власти, большие мастера пиар-акций, обернули бы данный факт в свою пользу и целыми днями озвучивали его на всех каналах.

К тому же, если бы этот факт произошел в реальности, карьера Зурабишвили как дипломата и политика оказалась бы под большим ударом, и не только в Грузии.

Подобных демаршей, притом беспричинных, никто не простил бы дипломату такого ранга. И если бы власти прибегли к пиару, Зурабишвили не удалось бы созвать после своей отставки многотысячный митинг и так эффектно предстать перед народом. Значит, или заявление Бакрадзе - клевета, или сам президент наложил табу на широкое освещение этой темы.

А возможно, подобный демарш все же имел место, и на то у Зурабишвили были свои причины. Может, и в этом случае она отстаивала честь Грузии, как делала это много раз в отношениях с Россией.

Но и это тоже неизвестно. Однако, если Зурабишвили все же пошла на такой демарш, тогда вполне понятно, почему Америка могла потребовать ее отставки, так как не простила бы подобного выпада в свой адрес не только своему клиенту - Грузии, но и министру иностранных дел самой Франции. Другой вопрос, какие ответные действия предприняла бы уважающая себя Франция.

А теперь обратимся к уже упомянутому нами заявлению Реваза Адамия, не менее интригующему, чем предыдущее. Он утверждает, что в то время, когда приблизительно полтора года назад с Америкой обсуждался вопрос об участии Грузии в антитеррористической операции и размещении ее контингента в Ираке, Саломе Зурабишвили направила нашему посольству в США директиву прервать эти переговоры с американской стороной. И хотя Адамия - не лжец, его заявление тоже кажется очень сомнительным. Ведь если данный факт в самом деле имел место, тогда нельзя не удивляться тому, как Саломе Зурабишвили оставалась на своем посту в течение последующих полутора лет. Такое неповиновение, как уже было сказано, Америка редко прощает своим сателлитам. Впрочем, нельзя не отметить и то, что подобные вероятные действия Зурабишвили вполне соответствуют позиции Франции относительно войны в Ираке.

Мотив второй. Переход Зурабишвили в оппозицию - заранее продуманный шаг. И в ее лице Запад, включая Америку, создает в Грузии новую, сильную оппозицию.

Дело в том, что фактор женщины-лидера еще не полностью выявил себя в современной Грузии и возможности его далеко не исчерпаны. А Саломе Зурабишвили, как показало первое же ее выступление в ранге публичного политика, может наилучшим образом справиться с ролью лидера. В этом плане уместно провести определенную параллель с отставкой Юлии Тимошенко на Украине. Известно, что американцы любят аналогии. И раз переход Тимошенко в оппозицию осуществлялся по американскому сценарию, почему бы им не повторить его и в Грузии при наличии подходящей кандидатуры?!

Америка давно ищет перспективного оппозиционного лидера в Грузии и, возможно, уже нашла его в лице Зурабишвили.

В связи с этим возникает еще один вопрос: не имей Саломе Зурабишвили определенных гарантий, зачем бы она пошла на такой риск?! Ведь по нынешней Конституции Грузии она не может стать кандидатом ни в депутаты, ни в президенты. Тогда для чего ей надо было жертвовать карьерой успешного во Франции дипломата ради своего неясного будущего в Грузии? Так что эта версия была бы близка к реальности, если б не приведенные выше контраргументы.

Мотив третий. Бурджанадзе устранила своего главного противника.

Возможно, председатель парламента Нино Бурджанадзе знала, что в лице Зурабишвили готовят нового лидера и захотела вовремя избавиться от нее. Ведь изначально она не подозревала, что Зурабишвили окажется столь крепким орешком. Однако и эта версия представляется маловероятной, так как ни президент, ни команда парламентария Бокерия (его считают главным идеологом партии власти) не создали бы для Бурджанадзе таких тепличных условий.

Мотив четвертый. Русский след.

Эта версия выглядит самой нереальной. Для чего нужно России, совсем недавно фактически лишившейся своего главного европейского партнера в лице Германии, осложнять отношения с Францией?!

Мотив пятый. Внутренняя борьба среди ветвей власти за сферы влияния.

Влияние Саломе Зурабишвили на президента Грузии все более возрастало, и команда Бокерия воспротивилась этому, не допустив уменьшения своей сферы влияния.

Мотив шестой. В лице Саломе Зурабишвили сам президент заложил основу сильного оппозиционного движения, чтобы с его помощью постепенно устранить из власти представителей революционного поколения.

В этом контексте следует вспомнить заявление Саакашвили, сделанное несколько месяцев назад. Тогда он подчеркнул, что сегодняшняя оппозиция в Грузии беспомощна и в ближайшее время будет создано новое, сильное, подлинно оппозиционное движение.

Если бы то, что сказал президент, реально осуществилось, это стало бы третьей большой победой периода правления Саакашвили, после революции в Аджарии и соглашения о выводе российских баз. Неизвестно, удалось бы достигнуть этого соглашения вообще или когда-нибудь без дипломатии бывшего министра иностранных дел Саломе Зурабишвили. Думается, и эта версия имела бы право на существование, если б не характер самого Саакашвили.

Мотив седьмой. По заявлению самой Зурабишвили, 2006 год должен стать решающим в плане кардинальных изменений в процессах мирного урегулирования в Абхазии и Южной Осетии.

Возможно, президент больше не хотел, чтобы стратегически значимый поворот в вопросах Абхазии и Самачабло, как и исторической важности решение о российских базах, вновь произошел в период, когда Саломе Зурабишвили возглавляет министерство иностранных дел, поскольку в этом случае в ее актив записали бы много значительных побед.

Это все относительно версий. Что же касается фигуры самой Зурабишвили и ее политического будущего, то это зависит от многих внутренних и внешних факторов, особенно от того, какую команду удастся собрать экс-министру иностранных дел.

Сегодня, конечно же, многие захотят возродиться из пепла с помощью Саломе Зурабишвили и многие из них могут легко ее скомпрометировать. Ведь ей недостает опыта политической борьбы, что признает и она сама. Тем не менее, начало ее пути как публичного политика стало, без преувеличения, блестящим.

Об этом свидетельствует и то, что Зурабишвили буквально за минуту смогла сделать то, что не под силу ни одной нынешней оппозиционной партии ни в одиночку, ни сообща с другими партиями. Без всякой предварительной подготовки она созвала многотысячный митинг своих сторонников. Даже нынешней власти в тандеме с другими оппозиционными партиями не удалось летом 2003 года, за несколько месяцев до решающих парламентских выборов, устроить такой громадный митинг, хотя на него в течение целой недели созывали всех посредством телевидения и на его организацию были также брошены силы партийного актива. Именно об этом напомнил, выступая на канале 'Рустави-2', парламентарий Коба Давиташвили. Даже экс-президенту Звиаду Гамсахурдия пришлось в свое время приложить немало усилий, чтобы собрать на митинг такую массу народа. Кстати, на ипподроме, куда пришли сторонники Зурабишвили, в большинстве были тбилисцы, в то время как традиционно ядро митингующих составляли специально доставляемые из регионов местные жители.

Особо отметим последние выступления Саломе Зурабишвили непосредственно до и после отставки. Экспрессия, краткие, четкие, содержательные фразы, точно расставленные акценты били прямо в цель. При этом в ее голосе не было истерических нот. Она до конца оставалась академичной.

В отличие от многих современных политиков, Саломе Зурабишвили обладает достаточной дозой харизмы. Кроме того, сегодня на нее работают и многие другие факторы. Мы - нация любителей идолов. Если их нет - создаем их сами. Саломе Зурабишвили отлично подходит для такой роли: она смогла в чужой стране добиться довольно высокого ранга, она авторитетна, что, бесспорно, также увеличивает масштабы ее влияния на общество. Наверное, и поэтому тоже, когда она говорит о Грузии и построении ее будущего, ее слова звучат естественно, непринужденно и искренне.

Как видно, Зурабишвили готовилась к публичной политике. Нынешним летом она объездила Грузию, встречалась с населением. А сразу после отставки заявила, что вместе с супругом побывает во всех уголках Грузии, чтобы детально ознакомиться с теми проблемами, которые волнуют народ. Думается, это о многом говорит. Ну а главная внутренняя проблема, которую ей придется решить, - создание команды, поскольку дефицит кадров всегда был и остается серьезной проблемой для каждой партии и властей во все времена.

Для оппозиции же явление Зурабишвили в ранге публичного политика - и шанс, и опасность одновременно. Если сегодня экс-министр присоединится к какой-либо партии, то очень многое потеряет. Если же она сумеет создать свою конкурентоспособную политическую силу, то тем самым фактически уничтожит шансы на будущее многих нынешних партий. Но если в дальнейшем Зурабишвили будет все же вынуждена войти в какую-либо действующую партию или создать коалицию, это повысит шансы оппозиционного спектра. Вместе с тем, в случае если Саломе Зурабишвили состоится как лидер, это серьезно уменьшит шансы и популярность остальных женщин-политиков Грузии.

Еще один немаловажный момент. Незадолго до отставки Зурабишвили в одном из своих выступлений сказала и заслуживающую внимания фразу о том, что Саакашвили не имеет рычагов для разрешения создавшейся ситуации. Неизвестно, какие именно рычаги - внешние или внутренние - она имела в виду, но факт остается фактом: если бы президент сумел отстоять свою позицию, т.е. сохранить пост для Зурабишвили, то хотя бы частично освободился от безмерного влияния как своего окружения, так и внешних факторов. У президента был шанс обновить свое окружение, но на этот раз он его упустил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.